[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: demonessa666 
Форум » Ваши произведения » Фанфикшен » Алмазова Марина.Солнце полудня 1: Развязка. (Майер Стефани «Сумерки»)
Алмазова Марина.Солнце полудня 1: Развязка.
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 02:57 | Сообщение # 1
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Солнце полудня 1: Развязка.

Автор: Алмазова Марина
Фэндом: Майер Стефани «Сумерки»
Персонажи: Ренесми\Джейкоб,
Статус: закончен
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 02:57 | Сообщение # 2
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 1. Попались.
Я проснулась от тихого рычания Джейкоба, и в тот же миг я почувствовала их запах. Незнакомый, сладкий запах, несомненно принадлежащий вампирам. От страха я словно окаменела и буквально заставила себя повернуть голову и посмотреть на них. В уголке сознания все еще теплилась надежда, что это не ОНИ, а просто случайные бродяги, что мы разойдемся тихо и мирно.
Они стояли идеальным кругом, окружив нас и почему-то не нападая. Семеро. Ни один из них не был мне даже смутно знаком, но я тем не менее тут же поняла, что они из Волтури. Наверное, это как раз-таки та партия «новеньких», которых они включили в свои ряды. Молодые, пока еще не опытные, пушечное мясо в любой атаке. Быть может, потеряв трех своих лучших бойцов, Волтури решили больше не рисковать? И как вообще они нас обнаружили?
Все эти мысли проносились в каком-то дальнем отделе моего мозга, который не был парализован ужасом. Я не могла ничего сделать, мы с Джейкобом , который сейчас предупреждающе рычал из-за моей спины, были совершенно беспомощны. Даже наша нагота – а я только сейчас сообразила, что мы лежали без одежды и даже не укрывшись, казалось, делала нас еще более беззащитными. Их было слишком много, мы ничего не сможем сделать, тем более, что все они стояли буквально в двух метрах от нас, а чтобы Джейк мог перевоплотиться, я должна была отойти от него метра на четыре, иначе он просто разорвет меня. Хотя, может, такой конец был бы лучше? Если уж умирать, то хоть не от их рук. Я почувствовала, что все тело моего любимого дрожит, мышцы ритмично напрягались, ходя волнами под кожей, словно он готовился к прыжку и одновременно пытался сдержать себя.
Почему они нас не убивают? Почему они просто стоят и смотрят?
Их темно-красные глаза действительно следили за каждым нашим движением, каждым вздохом. Я оглядела их, пытаясь найти, быть может, хоть каплю жалости или сочувствия, хотя и знала, что это бесполезно. Просто мое сознание цеплялось за малейшую надежду, оно не верило, что это все, конец. Но все лица были непроницаемы, правда иногда я замечала презрительный взгляд, полный отвращения – для вампира сама мысль о том, что можно вот так вот спать с «псом» была противна. Пара вампиров ухмылялась, довольно нахально пялясь на мои ноги и обнаженную грудь, но меня это не трогало. А вот Джейка, кажется, да. Потому что он резко перебросил мои волосы со спины на грудь, так что локоны закрыли меня спереди до талии.
Не так! - подумала я внезапно яростно. Пусть убьют, но не так, не когда мы лежим у их ног, словно рабы. Не так!
Я сжала горячую, дрожащую ладонь Джейкоба.
- Люблю тебя. – Прошептала я мысленно.
Я почувствовала, как он инстинктивно обнял меня, закрывая хотя бы своей рукой от стоящей перед нами опасности. Это было бесполезно и, пожалуй, глупо, но я почувствовала себя уверенней, безопаснее.
Медленно, не разрывая объятия, мы стали подниматься. Я даже не попыталась прикрыться или что-то надеть, сейчас весь этот человеческий стыд казался неуместным. Мне было совершенно все равно, кто на меня смотрит и что при этом думает. Все, что было сейчас важно, это не потратить зря последние минуты, которые были нам отведены. У меня оставалось еще немного времени на то, чтобы сказать Джейку все, что я чувствую. Не только тело, но и душа полностью обнажалась, я показывала ему все наши самые счастливые моменты, показывала, что чувствовала, когда он целовал меня, показывала свои мечты о будущем, я выворачивала наизнанку всю себя, до конца. Мы вставали на смерть и знали это, но выбора не было. И опять что-то случилось. Сложилась головоломка. Даже будучи настолько испугана, я не могла на секунду не восхититься. Наконец, в последние мгновения своей жизни я четко ощутила это, поняла, на что способен мой дар. Мое сознание растянулось, словно тугой обруч, и смешалось, растворилось в сознании Джейкоба. Наверное, это было похоже на то, как были мысленно связаны все оборотни, когда были волками. Теперь не только Джейкоб мог полностью видеть все, что я думаю или чувствую, всю мою память, но и я его. Я услышала, как он в шоке выдохнул, и услышала, о чем он думает.
-Несс, что происходит?
-Наверное, это мой дар.
Пару секунд мы даже не могли мыслить, настолько ошеломляющим было это чувство полного единства. Ярость Джейка, его желание броситься на наших врагов, его страх за меня, его любовь и даже отголоски мыслей о Билли, сожаление о том, что он так и не простился с ним как следует. Все эти чувства были теперь и моими тоже, так же как и Джейк прекрасно слышал мой ужас, мое отчаяние и сожаления о том, что все, вся наша жизнь вот так вот заканчивается, даже не начавшись.
Мышцы на его руке напряглись, когда он понял, насколько я напугана.
-Несс, не бойся, самое худшее, что может с нами случиться, это разлука, а этого я никогда не допущу. – Попытался ободрить он меня.
-Я знаю. Надеюсь, они сделают это быстро. – Даже мои мысли, казалось, дрожали.
-Не бойся, - как эхо повторил он. И я почувствовала в сознании глухую, только зарождающуюся ярость, не мою ярость, а ярость Джейкоба. Я раньше даже и не подозревала, что можно ТАК ненавидеть, пусть даже и врагов. Меня всегда удивляло, какая же должна была быть сила духа у первого оборотня, чтобы она могла помочь ему изменить себя, свой облик. Теперь я уже не удивлялась. Так вот, что чувствовал Джейк по отношению к вампирам, к своим врагам. Это было пламя, беспощадное и сжигающее пламя. Я была уверена, что если бы этому пламени суждено было вырваться на свободу, то оно бы уничтожило любых врагов лучше всякого оружия. Эта ненависть, в буквальном смысле сожгла бы, испепелила бы их – в этом я не сомневалась. Но эта сила была заперта, заперта в сознании, в душе, она не имела выхода. Именно этот огонь внутри делал возможным обращение из волка в человека и наоборот. Но это явно была лишь маленькая толика его силы. Я, а точнее мы, поскольку сейчас я и Джейкоб были единым разумом, настолько отвлеклись, что даже не заметили, что стоящий перед нами высокий темноволосый вампир сделал шаг по направлению к нам. Мы очнулись только от его голоса, спокойного, но довольно нахального. Да, я не ошиблась, он явно был новичком и еще не привык к своей роли, старался «казаться крутым», как сказали бы среди подростков. Это было совершенно не похоже на опытных бойцов – те оставались хладнокровными всегда.
- У нас тут небольшое поручение. – Он усмехнулся. – Тебя, - тут он ткнул пальцем в меня, - велено доставить в Вольтеру. Насчет пса указаний не было, так что можешь проваливать. – Закончил он, презрительно глядя на Джейкоба. Я вздрогнула, но не от страха, а от нового толчка ярости, который почувствовала после того, как эти слова были произнесены. Бешенство Джейкоба все больше и больше заполняло наш общий разум и заставляло кончики моих пальцев слегка дрожать, совсем как у него, когда он терял терпение. Я почувствовала, как судорога прошла вдоль его позвоночника. Еще чуть-чуть, и несмотря на годы тренировок по самоконтролю, мой оборотень сорвется.
Но для других это, очевидно, не было так же ясно, как и для меня. Потому что тот же высокий вампир с темными волосами продолжил, не обращая внимания на рычание Джейкоба, которое из предупреждающего стало уже просто яростным, как перед атакой.
-Так что, ты уйдешь, или нам придется тебя пинками выгнать отсюда, а, пес? Тебе все равно со всеми нами не справиться. Не бойся, мы позаботимся о твоей подружке. – Тут он, прищурившись, окинул меня взглядом с ног до головы, нарочно остановившись на бедрах и груди. Джейк позади меня дернулся в ярости.
Все, это была предпоследняя капля. Была почти перейдена черта, за которой кончался любой самоконтроль. Волна огня поднялась, она заполнила все пространство нашего сознания, и этого ей было мало, она искала выход. Этим выходом могло бы быть перевоплощение, но Джейкоб не мог этого сделать – я стояла, прижавшись к нему. Он сделает все, что угодно, лишь бы я не пострадала, его дрожь стала почти конвульсивной от напряжения. Я с ужасом ждала, что же будет. Даже наши враги, наконец, заметили, что что-то происходит, и напряженно, готовые к прыжку, застыли в паре метров от нас.
Но все это я видела только по инерции, вся моя воля была сосредоточена на том, что происходило сейчас внутри круга моего сознания. Там бесновалось пламя, жгучее, неистовое, оно искало и искало выход. Джейк продолжал весь дрожать, как в горячке, и с каждой судорогой, которая пробегала по его телу, пламени становилось все больше.
Поразительно, но это пламя сработало подобно лакмусовой бумажке – теперь я точно чувствовала свою силу. Я была права – у меня было два своеобразных щита, один из которых, внутренний, сейчас соединял меня и Джейка, а второй – внешний, с помощью которого я могла, как говорил Эммет, «залезать всем в головы своими мыслями».
Увидев, что мы стоим неподвижно, вампиры вновь несколько расслабились, их позы стали менее напряженными. Наверное, они подумали, что раз мы не нападаем и Джейк не перевоплощается, то он безобиднее домашнего хомячка. Скорее всего, они и ждали так долго, не нападая, потому что прекрасно понимали, что первый, кто нападет, скорее всего будет убит волком, и никому не хотелось быть жертвой во имя «правого дела» Волтури. И вот сейчас, по-видимому, их терпение лопнуло.
Главный, тот самый наглый молодой вампир, сделал шаг по направлению ко мне, приблизившись к нам почти вплотную, и протянул руку, словно намереваясь схватить меня и оттащить от Джейка. Это сделало свое дело, чаша переполнилась и ... И тут произошло то, что я запомнила на всю свою долгую жизнь. Пламя нашло выход: преодолев мой внутренний щит, который удерживал его до сих пор, оно хлынуло, вырвалось в шит внешний, мгновенно растянув его до добрых десяти метров в диаметре, заполнив до краев. Ненависть, жажда убить, истребить, ярость, огонь, огонь очищающий, стремящийся стереть с лица земли то, что не имело право на существование – вампиров. Я почувствовала, что Джейкоб поднял голову, и тоже посмотрела наверх. А наверху, прямо над нашими головами висел огромный огненно-красный купол. По форме он напоминал ядерный гриб на месте взрыва, а мы находились словно в точке попадания бомбы, мы были сердцем этого щита, он питался за счет нас. Это выглядело так, как будто мы стояли в середине костра, языки пламени из которого, оплетая нас, стремились ввысь. Но я понимала, что это только выглядит, как пламя, но на самом деле им не является в физическом смысле.
Пару секунд я просто восхищенно рассматривала его – более темный ближе к краям, он был ярко-алым прямо над нашими головами. Мы все еще дрожали, и с каждой новой волной дрожи, пробегавшей по телу Джейкоба, этот щит все увеличивался и становился темнее, насыщеннее. Цвет мне казался смутно знакомым и, наконец, я догадалась. Так вот, что это были за вспышки! Только тогда они были мимолетными и питались от совсем других эмоций – от счастья и страсти.
Я услышала крик с той стороны, где стояли наши преследователи, и повернулась к ним. Все они успели отбежать от нас, так, чтобы быть за пределами щита, и теперь с ужасом смотрели наверх. Все? Нет, их было шестеро – не хватало их командира. Я искала его глазами и не находила.
-Внизу. – Подсказал мне Джейк, с которым мы все еще были мысленно связаны.
Я опустила взгляд и охнула: прямо у моих ног лежал тот самый темноволосый вампир. Его рука была все еще протянута вперед, как будто он хотел коснуться чего-то, на лице застыло изумление. Он весь застыл, как статуя, недвижимый. «Что с ним случилось?» - успела подумать я. Но потом новое ощущение, близкое к боли, но не физической, заполнило все мои мысли. Пока мы стояли и смотрели, щит все больше рос, и теперь я уже не могла его удерживать, пламя растягивало его, словно хотело разорвать. Я стиснула зубы и напряглась – не помогло. Я чувствовала жар, мне казалось, будто я сейчас похожа на тоненькую бумажную трубку, сквозь которую пропустили расплавленный свинец. Еще секунда, и я не выдержу.
-Что делать?! – В панике спросила я у Джейкоба, который чувствовал в точности то же, что и я.
-Отпусти это! Перестань сдерживать!
-Но что тогда будет?!
-Не знаю! Но выбора нет!
Я выдохнула, расслабляясь, убирая щит. Лопнула невидимая нить.
Весь огонь, который был наверху, теперь ничем уже не сдерживаемый, устремился вниз, к земле, и с ошеломляющей скоростью раскатился по ней, постепенно затихая и исчезая вдали, как круги на воде после того, как бросишь камень. Это было похоже на исполинский огненный водопад, только вода падала не с одной стороны, а со всех.
Все. Ошеломленная, я подняла руки ко лбу и почувствовала, что он весь покрыт испариной от напряжения. Да и вообще я чувствовала себя полностью вымотанной, пустой и ужасающе усталой.
-Смотри, - выдохнул Джейк за моей спиной. Связь между нами прервалась, и он вынужден был говорить вслух.
Я проследила его взгляд и почувствовала, как мой рот, в шоке, открылся. На земле лежало семь совершенных, прекрасных статуй. Все в разных позах, как будто их мгновенно заморозили, за секунду.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 02:58 | Сообщение # 3
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 2. Встреча.
-Что с ними? – Мой вопрос был скорее риторическим, потому что, очевидно, Джейк знал не больше, чем я.
-Хм, может они решили поиграть в музей мадам Тюссо (прим автора: знаменитый музей восковых фигур). - Устало пошутил Джейкоб. Он, как и я, выглядел полностью вымотанным, волосы прилипли к его мокрым от пота щекам.
Все наши преследователи, совершенно недвижимые, лежали на земле, только ветер шевелил их волосы и одежду. Но как? Что случилось? Это же вампиры. Их мог уничтожить только огонь… Огонь! Я почувствовала, что схватила разгадку за хвост в самый последний момент, когда она мелькнула у меня в голове.
- Как ты думаешь, это может быть от того «фейерверка», что мы тут устроили? – Я напряженно посмотрела на Джейка, ожидая его вердикта.
- Другого объяснения у меня нет. Как ты думаешь, он мертвы? Ну, в смысле, полностью, а не просто как вампиры?
Я задумалась. Действительно, по человеку можно было легко определить, жив ли он, для этого даже не надо быть врачом. Но как понять, жив ли вампир, если у него нет никаких внешних повреждений? Они же и так не дышат, могут сколь угодно долго оставаться неподвижными и холодны, как снег. Быть может, они все просто притворяются?
Кажется, та же самая мысль промелькнула и у Джейка, потому что он, шагнув подальше от меня, прыгнул, словно делая сальто вперед, и перевоплотился. Уже в волчьем облике, осторожно, пригибаясь к земле и, словно оружие, держа наготове обнаженные клыки, он приблизился к ближайшему вампиру. Остановился и, морщась, принюхался, а затем, с видимым отвращением на морде, резким движением огромных челюстей укусил того за шею. И ничего не произошло – статуя осталась статуей, безразличной к боли. Теперь было ясно, что это не игра. Но все же как? Внешне они все были невредимы.
Между тем, Джейк методично, словно выполняя неприятную, но необходимую работу, отгрызал головы у всех семерых мертвых вампиров. Ха! Выражение «мертвый вампир» звучало почти как «сухая вода» - вампир умирал, только когда исчезало, сгорало его тело. В мире вампиров не могло существовать понятия «труп», по крайней мере, до сегодняшнего дня…
Завершив свою работу, Джейкоб вновь перевоплотился и, первом делом, отплевываясь, заявил:
-Ох, Несс, ты не представляешь, как это мерзко. Когда в бою, еще ничего, несмотря на запах, но сейчас… Бееее… Я себя чувствую каким-то трупоедом. – Он весь передернулся при этих словах.
-Но зачем ты это делаешь?
-На всякий случай – сейчас они действительно как будто мертвы. Но кто знает, может это просто вроде вампирской комы или оборотня? Мне не улыбается как-то бежать вперед, зная, что позади в любой момент может появиться банда озлобленных, воскресших из мертвых, кровососов. Потому, думаю, их все же следует сжечь.
-Но зачем ты откусывал им головы?
-А ты как думаешь? У нас тут, - он махнул рукой в сторону снежной пустыни, - не так уж и много горючего. Так что придется сжечь только головы, и хорошо, если хоть на это хватит. Без головы, даже если они и очухаются, все равно не будут особенно опасны. Вообще, это даже несколько забавно. - Он рассмеялся, словно что-то вспомнив, и добавил. – Когда тебя еще не было, мы как-то, спасая Беллз, убили одного чернокожего кровососа. Но не сразу, а по частям – сначала оторвали ему голову и долго потом не хотели его приканчивать, настолько смешно он пытался от нас убежать и сражаться. Он тыкался во все стороны, как слепой крот.
Я представила эту «смешную» картинку, и мне стало скорее жутко, нежели весело. Между тем, Джейк стал собирать головы, чтобы сложить из них костер. Я попыталась помочь, но когда наклонилась к первому же трупу, от зрелища оторванной, прекрасной, как глиняный слепок со статуи, головы, к моему горлу подступила тошнота, и я обессилено опустилась прямо на снег. Наверное, я просто не привыкла к этому зрелищу, было что-то противоестественное в этих поверженных вампирах.
-Несс, что с тобой? – Спросил Джейк обеспокоено и сел рядом. – Может, тебе следует одеться? А насчет этого не беспокойся, я сам все сделаю.
Я кивнула, только сейчас почувствовав холод и вспомнив, что я по-прежнему раздета. Я встала, стараясь не смотреть на трупы, но несмотря на это, мои колени слегка подгибались, а руки дрожали, пока я неловко натягивала на себя одежду.
Сбоку вспыхнуло пламя, и я заторможено удивилась, где это здесь Джейк нашел что-то горючее.
- Ты в порядке? – Тихо прошептал Джейкоб прямо мне на ухо спустя секунду.
-Да. Наверное. – Мой голос звучал непривычно резко и хрипло. На самом деле я чувствовала себя отвратительно. Эти пара минут, когда я держала, сдерживала огненный щит, вымотали меня полностью. Хотелось свернуться комочком и спать, спать.
Но расслабляться было нельзя – мы и так потеряли слишком много времени, тем более, что неизвестно где может ждать нас очередная засада, и следовало бы поторопиться и поскорее добраться до Денали, где можно было бы хотя бы отдохнуть и восстановить силы. К тому же, я переживала за Лею. Как она? Что с ними всеми? Приехал ли Карлайл?
Да, много о чем следовало волноваться. Но утешала то, что если мы поторопимся, то уже к вечеру, возможно, добежим до дома Тани и все узнаем.
Между тем, Джейк, оценивающе и колеблясь, глядел на меня, словно прикидывая, смогу ли я бежать.
- Все нормально, правда. – Попыталась успокоить его я.
-Не похоже на то. – Он нахмурился. Ему тоже досталось, казалось, даже его скулы теперь сильнее выпирали под кожей, под глазами залегли тени, как будто после недели тяжелой работы.
-Но я хочу поскорее убраться из этого места, хочу как можно раньше встретиться с Леей и Нахуэлем. – тут мой голос звучал совершенно искренне. – К тому же, думаю, нам надо посоветоваться с Элеазаром.
-Зачем?
-Ну, может, он сможет разглядеть мой дар и подскажет, как им управлять?
-Было бы неплохо. – Джейк в задумчивости прикусил нижнюю губу и с внезапным энтузиазмом воскликнул, - А вообще, Несс, ты хоть представляешь, что все это может значить? Твой дар - это же оружие, какого никогда не было! Если мы научимся им управлять, то нам никто не будет страшен, даже Волтури! Если…
Я удивленно посмотрела на него: эта мысль почему-то не приходила мне в голову. И теперь я обдумывала ее со всех сторон. Быть может, это действительно наш шанс? Впервые за несколько месяцев у нас появилась надежда. Но я попыталась как можно сильнее убедить себя не полагаться на эту призрачную надежду – я не выдержу, если она окажется ложной.
Потому я больше не хотела говорить на эту тему, не хотелось мне создавать еще один неустойчивый и хрупкий воздушный замок на самом краю пропасти. Потому я прервала Джейкоба.
- Давай, обсудим это позже, когда Элеазар вынесет свой вердикт. --Он внимательно, изучающе посмотрел на меня, но кивнул и сменил тему.
-Ну, тогда в путь. – С этими словами он помог мне подняться, и спустя пару секунд мы уже бежали с ним вместе на восток. Я слегка опиралась на него, зная, что если буду бежать без поддержки, то быстро выбьюсь из сил.
Я и так еле передвигала ноги – мне потребовалась вся моя сила воли, чтобы заставлять свое уставшее тело двигаться. Сначала правая нога, потом – левая, потом опять правая. Каждый раз я была уверена, что свалюсь на следующем шаге, и каждый раз, что удивительно, не падала.
Спустя пару часов монотонного бега, когда полоска неба позади нас уже окрасилась в закатный цвет, Джейк внезапно остановился. Я тупо посмотрела на него, соображая, что же могло случиться, и только потом перевела взгляд вперед. Там, на горизонте, уже можно было увидеть три мелькающие фигуры. Сначала мне показалось, что это люди, но потом я сообразила, что они двигаются слишком быстро. «Что? Опять?» - подумала я изнеможенно. – «Тут что, сходка вампиров, что ли? Шабаш? Торжественная линейка с целью нас прикончить?».
Усталость перекрыла во мне даже страх, и я безразлично следила за быстро приближающимися фигурами, пока, наконец, они не оказались достаточно близко, чтобы я могла почувствовать их запах.
То, что я сделала дальше, удивило даже меня саму. Потому что я завизжала от радости и, подпрыгнув на месте, как маленький ребенок, бросилась вперед. Джейк последовал за мной, довольный, но без моего энтузиазма. А я тем временем уже обнимала Таню, пряча лицо в ее соломенно-рыжих волосах, чтобы скрыть внезапно выступившие слезы.
Все-таки, они тоже были моей семьей, «дальними родственниками», как это принято говорить в обычных человеческих семьях.
-Несси, я так рада. – Звенящий голос Тани действительно срывался от радости и волнения. – Мы так беспокоились.
-Но как вы нас нашли? Откуда вы тут?
Вместо Тани ответила Кейт, которая тоже сейчас стояла рядом. Ее за талию обнимал Гаррет. Ха! Видимо, он все же решил отказаться от жизни вечного странника.
-Мы увидели несколько взрывов вчера ночью и сегодня утром. Нахуэль сказал, что это может иметь какое-то отношение к вам, и мы поспешили сюда… Так что это было? – Она нетерпеливо посмотрела сначала на меня, а потом на Джейка.
Что же, это все объясняло. Теперь я догадывалась, как Волтури смогли нас обнаружить. Скорее всего, они тоже увидели вспышку и решили проверить, что там происходит, вот и наткнулись на нас.
-Кейт, мы все расскажем, только позже, хорошо? – Я была слишком разбита, чтобы пересказывать все. – И, вспомнив кое-о-чем, встревоженно спросила. – А как там Леа? Карлайл приехал?
- Все в порядке, - поспешила успокоить меня Таня, которая так и не выпускала меня из объятий. Не знаю почему, но в семье Денали меня больше всего любили, пожалуй, она и Кармен, которая вообще любила всех, и особенно детей. Иногда мне казалось, что частично это происходило из-за моего разительного сходства с отцом, к которому Таня все еще питала некоторые чувства.
Я даже не заметила, как прошел путь до дома Денали. Спустя полчаса я мирно вырубилась прямо во время бега и очнулась только тогда, когда мы уже добрались до места, и меня аккуратно снимали со спины Джейка, который нес меня всю дорогу.
Я сонно запротестовала, цепляясь за его шерсть, такую мягкую и уютную, но потом кто-то все же перенес меня на диван в гостиной и сунул в руки чашку с чем-то теплым. От чашки шел запах человеческой крови, и мой голодный желудок мгновенно отреагировал на это, свернувшись в болезненную судорогу так, что я проснулась.
-Что это? – Спросила я, непонятно к кому обращаясь.
-Не волнуйся, это донорская кровь, а тебе нужно набраться сил – ты слишком истощена. – Ответил мне мягкий голос Карлайла. Я вскинула голову и увидела, что он сидит напротив меня на кресле. В горле появился неизвестно как возникший комок из слез. Я сглотнула, но это не помогло. Я не знала, что говорить, и почувствовала, что просто плачу, глядя на него. Как же я по ним всем соскучилась! Как же мне было стыдно за то, как я с ними поступила!
Увидев мои слезы, дедушка заботливо наклонился, и в его глазах я увидела столь типичное для него сострадание. Он был хорошим. Таким, какой я никогда не стану. Добрее всех, кого я когда-либо знала. Он не упрекал меня, он ничего не говорил о своих собственных переживаниях. Он никогда не обвинит меня ни в чем, даже если я сделаю ему очень больно. И от сознания этого я чувствовала себя только хуже. -Дедушка… - Наконец, сквозь слезы произнесла я и подалась вперед, чтобы обнять его. Я раньше редко называла его «дедушкой», слишком уж это не подходило к его молодой внешности, но сейчас это слово вырвалось у меня непроизвольно.
-Не плачь. – Он погладил меня по голове. – И поешь.
Я послушно поднесла кружку к губам и за несколько глотков полностью осушила ее. Тепло и сила разлились по моему телу. Я уже давно не была настолько сыта и в безопасности. Пожалуй, мои ощущения можно сравнить с тем удовольствием, которое испытывает моряк, вернувшийся из долгого плаванья, наслаждающийся домашней едой.
Я откинулась на спинку дивана, и мои веки сами стали опускаться. Я почувствовала запах Джейкоба и его голос «Привет Док!», затем было негромкое шуршание одежды, как будто они обнялись, и тихий, удаляющийся голос Карлайла «Думаю, вам обоим стоит отдохнуть, все остальное завт…».
Да, нам определенно стоило отдохнуть, и как только Джейкоб лег рядом со мной, каким-то чудом уместившись на крае дивана, я провалилась в глубокий сон.
Когда я поняла, что вижу сон, это меня расстроило. В последнее время я стала бояться снов, потому что частенько видела в них отражения моих страхов. Я видела, как на нас нападают Волтури, я видела как на огненном костре сгорает вся моя семья, я видела Джейкоба, раненого, лежащего на земле. Словом, я видела много такого, что потом вспоминала с содроганием еще несколько дней подряд.
Но в этот раз сон был другим. Мне снилось, что я сижу и играю в шахматы с… Аро. Мы находились за столом, в какой-то темной зале, и я методично проигрывала партию за партией. Каждый раз я придумывала все новые и новые, казавшиеся мне безупречными, комбинации, и каждый раз он разбивал их. Он предугадывал каждый мой ход раньше, чем я его делала. И от этого становилось жутко. Словно, что бы я не придумала – все было бесполезно, его замыслы были всегда на шаг впереди моих.
Во сне эта шахматная игра почему-то была очень важна для меня, как будто на кону было что-то явно большее, нежели желание победить и радость торжества над достойным соперником. И еще мне очень и очень не нравилось то, с каким выражением смотрел на меня Аро – так, как будто видел меня насквозь, и это его забавляло, как будто у него в кармане было еще очень и очень много выигрышных трюков, о которых я не имела и понятия.
-Шах и мат, - Ласково улыбаясь, медовым голосом произнес он, ставя своего ферзя как раз напротив моего короля. Я ошеломленно уставилась на доску и в ужасе застыла, потому что только сейчас заметила, что фигуры, которыми мы играли, были не совсем обычными. Я с содроганием поняла, что мы играли живыми и до боли знакомыми мне персонажами – на доске располагались фигурки всей моей семьи, там был и Джейк, и Денали, и некоторые волки. А со стороны Аро располагались миниатюрные фигурки Волтури.
А вместо моего короля стояла словно бы я сама, в ужасе, окруженная фигурами противника.
Я вздрогнула и проснулась. Рядом раздавался тихий и мерный храп Джейка, и этот знакомый звук немного успокоил меня. Черт с ним, со сном! Нельзя же быть настолько суеверной.Я собиралась вновь закрыть глаза, но тут почувствовала на себе чей-то настойчивый взгляд и, повернув голову, встретилась взглядом с шестью парами золотых глаз. Весь клан Денали и Карлайл смирно сидели или стояли вокруг дивана, ожидая, когда же мы соизволим проснуться и расскажем им, наконец, в чем дело. Мне стало стыдно – руки автоматически потянулись, чтобы схватить и натянуть на себя одеяло, чтобы прикрыться. Ведь обычно-то мы с Джейкобом спали вместе отнюдь не одетые. Но я вовремя сообразила, что в этот раз мы оба выглядим достаточно прилично. Но все равно картинка, открывшаяся перед глазами у моей двоюродной семьи, была довольно-таки интимной – моя голова покоилась на груди Джейка, ногу я, когда спала, неосознанно закинула на его бедро, а его руки даже во сне обнимали меня отнюдь не самым целомудренным образом.
Я не хотела, чтобы кто-нибудь, а тем более Карлайл, видел нас в таком виде, и потому покраснела. Заметив это, все, как по команде, тактично отвели взгляд. Тем временем я попыталась как можно незаметнее вывернуться из объятий Джейкоба, и моя возня разбудила его. Так что он резко сел, зевая и протирая глаза, потом тоже заметил наших зрителей и довольно добродушно помахал рукой.
-Всем доброе утро. – Но при этом я заметила, как его нос слегка сморщился от отвращения, которое он, впрочем, из вежливости старался скрыть. Видимо, он успел отвыкнуть от запаха вампиров за месяцы путешествий.
-Доброе утро, Джейкоб. – Поприветствовал его Карлайл. – Как вы себя чувствуете?
Ну конечно, дедушка не был бы самим собой, если бы первым делом не побеспокоился о нашем самочувствии.
-Все в порядке. – Мой голос звучал еще хрипло со сна, но я бодро улыбнулась. И тут же взволнованно спросила. – А как Леа?
-Лучше всех! – Раздался сверху радостный голос Леи, и она сбежала вниз по лестнице, чтобы обнять нас.

Мы расстались с ней примерно две недели назад, и теперь мой взгляд уже мог различить первые изменения в ее фигуре, хотя для человека они были бы еще не очень заметны. Ее грудь стала больше и живот уже слегка, буквально на пару миллиметров вырос.
Я с облегчением обняла ее. Судя по ее цветущему виду и румянцу на щеках, пока ее положение не доставляло ей никаких физических неудобств.
Следом за ней, как тень, двигался Нахуэль.
-Ох, Несс, мы так за вас боялись! У меня почти что случилась бессонница. Ну как прошел «медовый месяц» за полярным кругом?– Подколола нас Леа, но было очевидно, что она действительно рада нас видеть.
-Да, все прошло как по маслу. – В тон ей ответил Джейк. – А ты тут как? Может, еще пятерней забеременела?
Девушка только фыркнула и уже более серьезно добавила.
-Так, может, вы все же объясните нам, что за представление мы видели сегодня в небе?
-Ощущение было такое, будто взорвался склад с боеприпасами. – Вторил ей Нахуэль.
Я оглянулась на Джейка и тот слегка качнул головой из стороны в сторону, словно говоря, «Нет.». И он был прав – если бы мы начали сейчас все рассказывать, но неминуемо пришлось бы упомянуть о Волтури и еще о много другом, чего никому из присутствующих здесь вампиров знать не следовало. Потому я, краснея от собственно бестактности, ответила.
-Не сейчас, потом, когда будем одни.
Мне было больно смотреть, как после этих словах все вампиры постепенно, один за другим, под благовидными предлогами покинули комнату, оставив нас вчетвером. И тогда я по-очереди показала Лее и Нахуэлю все, что случилось за последние недели. Хм, ну почти все.
-Это многое меняет, - задумчиво произнес Нахуэль, оправившись от шока. – Быть может, если мы действительно поймем, как устроен твой дар, о даже они (он как всегда предпочитал не упоминать имя «Волтури» вслух) побояться на нас нападать.
Я в сомнении покачала головой, но его слова мне кое о чем напомнили – нужно переговорить с Элеазаром и чем скорее, тем лучше.
Но в этот день переговоры не удались. И в следующий тоже. Да что там говорить – всю следующую неделю я настолько блаженствовала от того, что была, наконец, в безопасности, в семье, сыта и больше не волновалась за Лею. Как оказалось, ее беременность была совершенно нормальной с человеческой точки зрения, хотя в данном случае подобное положение вещей как раз таки было ненормальным.
У Карлайла даже возникла новая теория на этот счет. Он предположил, что в результате скрещивания полувампира и оборотня, у каждого из которых было по 24 пары хромосом, вероятнее всего родится ребенок так же с 24-мя парами. Но это значило, что он должен взять признаки либо от вампира, либо от оборотня, поскольку у обоих двадцать четвертая пара как раз и отличала их от людей. То есть в результате родиться или ребенок с такими же фенотипическими признаками (прим. автора: внешние признаки (рост, цвет кожи, телосложение и т.д.) как у полувампира, или как у оборотня.
В случае же Леи было уже ясно, что, скорее всего, дети будут больше похожи на нее, нежели на Нахуэля. По мнению Карлайла, это могло означать, что «ген оборотня» является доминирующим (прим автора: то есть в большинстве случаев он будет «подавлять» более слабый ген и в данном случае это значит, что от подобных союзов будут, скорее всего, рождаться оборотни), а могло быть просто совпадением.
Так что пока единственным, что беспокоило Лею была Кармен, которая настолько прониклась идеей беременности, что даже вспомнила рецепты приготовления человеческих блюд и частенько хвостом ходила за Леей, уговаривая съесть то или иное «очень полезное» кушанье. В конечном итоге, Лея обычно сдавалась и, закатив глаза, соглашалась а Кармен с почти материнской радостью смотрела, как она поглощает «очень полезную еду»..
Непонятно было, что делать дальше, и все мы сознательно оттягивали принятие этого решения. Пока нам было хорошо тут, настолько насколько это было вообще возможно – у Денали было несколько «комнат для гостей» которые они предоставили в полное наше распоряжение.
Но в конце этой недели случился разговор, которого я втайне ждала и заранее боялась. Когда я в сумерках сидела на крыльце, то услышала рядом легкие шаги, и в следующее мгновение Карлайл опустился на ступеньки рядом со мной. Я знала, что он хочет сказать.
- Не…Ренесми, - начал он мягко и немного неуверенно. – Пожалуйста, объясни мне, что происходит. Я же чувствую, что тут замешано что-то серьезное.
- Я не могу. – Пробормотала я тих и опустила голову, чтобы не встречаться с ним взглядом.
- Но мы могли бы помочь….
-Пожалуйста, - прервала я его. – Пожалуйста, не надо об этом. Я действительно ничего е могу сказать и не скажу, от этого станет всем только хуже, поверь мне.
Несколько минут мы сидели молча.
-Несси, ты когда-нибудь вернешься к нам? – От этого вопроса, к тому же произнесенного так ласково, я почувствовала, что сейчас заплачу, и еще ниже опустила голову, чтобы он ничего не заметил.
-Не знаю.
-Мы любим тебя. Все. Без тебя, дома все так …пусто. И Эдвард…, - тут его голос слегка надломился, утратив свою обычную благозвучность. – Эдварду очень плохо. Он думает, что это его вина, в том, что ты ушла.
Я внутренне сжалась. Ну конечно! Я достаточно хорошо знала отца, чтобы понять, что в любой проблеме он винит прежде всего себя.
-Скажи ему, чтобы не переживал. И…и что я не сержусь. И что я когда-нибудь вернусь. – Последняя фраза была враньем, но я постаралась, чтобы она звучала как можно убедительнее. – И, что я люблю их всех.
Мы опять на долго замолчали. А потом я с облегчением услышала невдалеке, в лесу, звук больших лап, касающихся земли. Джейкоб возвращался со своей ежевечерней вылазки в лес, которую он всегда предпринимал, чтобы быть уверенным, что нигде в радиусе десяти миль, нет запах или следов Волтури. Я же, как обычно, ждала его на крыльце. Воспользовавшись его появлением, как предлогом, чтобы окончить этот затянувшийся и болезненный для меня разговор, я вскочила со ступенек и, крикнув: «Я скоро буду», постаралась как можно скорее скрыться, за деревьями, чтобы дедушка не видел моего заплаканного лица.
В последнее время я вообще старалась избегать Карлайла. И все потому, что понимала, что чем сильнее мы вновь привыкнем друг к другу сейчас, тем сильнее будем переживать во время очередной разлуки. А разлука эта будет – в этом я не сомневалась. Мы не сможем долго прятаться здесь, навлекая возможную опасность на приютивший нас дом, на Лею и Нахуэля. Нам нужно будет вновь бежать, вновь пытаться запутать или провести погоню, которая неизбежно будет. Волтури не отступятся – это не в их привычках, к тому же у них есть годы, если не века, чтобы осуществить задуманное.
Сейчас же мне предстояло сделать кое-что важное.
Вытерев слезы, я пошла наперерез Джейку и он, увидев меня, подбежал, махая хвостом, и, чуть-чуть наклонившись, прислонил свою массивную голову к моему плечу в ожидании ласки.
Я усмехнулась и небрежно потрепала его загривок, на что он ответил удовлетворенным урчанием.
-Джейк, а ты не знаешь, где Элеазар?
Он в ответ махнул головой в сторону чащи. Значит он на охоте, ну что же, это превосходно.
-Я думаю, сейчас самое время посоветоваться с ним на счет моего дара.
Волк внимательно посмотрел на меня, а потом согласно заурчал.
Вдвоем мы легко нашли Элеазара по запаху. Он охотился вместе с Кармен и теперь они вдвоем лежали, обнявшись и наслаждаясь редкими лучами солнца, которые изредка пробивались из-за горизонта, превращая их кожу в полотно из бесчисленных крошечных бриллиантов.
-Хм, - Откашлялась я, чтобы показать, что мы приближаемся. Это помогло и их головы синхронно повернулись к нам. – Ээээ…Элеазар, можно с тобой поговорить. Наедине.
Элеазар недоуменно вскинул брови, но согласно кивнул и, изящным жестом поцеловав на прощание руку своей возлюбленной. И мы все втрое, выбрав наугад направление, отправились еще дальше в лес.
Наконец, отбежав на достаточное расстояние, мы остановились, и я попыталась объяснить цель нашего разговора.
-Нам нужна твоя помощь. Только обещай, что чтобы здесь ни случилось, ты никому не скажешь.
-Даю слово.
-Так вот, помнишь тот «взрыв» что вы видели? На самом деле, я не знаю, как, но это был не взрыв, это был…мой дар.
-Что? Такой мощный? – Элеазар пораженно посмотрел на меня, так как посмотрел бы отец на пятилетнего сына, заявившего, что он одолел Тайсона.
-Да. Я сама не знаю, что произошло….Но мой дар развивается. Я теперь могу передавать мысли на расстоянии где-то в несколько метров и…и пару раз у меня даже получалось слышать, что Джейк думает в ответ, но только когда я к нему прикасалась. Но я не могу управлять этим, не знаю как. Я думала, что ты можешь помочь. – Я с надеждой посмотрела на него и увидела, что он пристально и с сомнением смотрит на меня.
Наконец, он заявил, медленно подбирая слова.
-Я действительно вижу у тебя словно два шита. Один, скорее всего, передает мысли, а другой действует более глубоко, быть может с помощью него ты и могла слышать чьи-то мысли. Но…Но я не понимаю как он работает. Это выглядит так, будто он, хм, выключен что ли. Не активен постоянно.
Он замолк, еще минуту изучал меня и потом уже уверенно продолжил.
-Но я не вижу даже намека на что-то подобное тому взрыву, что мы видели вчера. Что бы это ни было, но у тебя этой силы нет.
-Нет? Но я ее чувствовала. Мы стояли вместе с Джейкобом и…. – Тут меня осенило. Я же была с Джейком, тот огонь был его, а не моим, я работала лишь как проводник. – А может быть так, что эта сила у Джейка?
Элеазар вновь своим излюбленным жестом приподнял одну бровь.
-Не думаю. Никогда не слышал, чтобы у оборотней были подобные способности. Тем более, что я этого не чувствую.
Но, не смотря на его недоверия, я чувствовала, что это правильная гипотеза.
-А ты не против, если мы попробуем вместе опять сделать то же, что и тогда?
-Нет, конечно. – Он пожал плечами, и было видно, что он не верит во всю эту затею.
-Только ты лучше отойди подальше, - предупредила я его, вспомнив, что стало с теми вампирами из Волтури.
Джейк, естественно слышал весь наш разговор и потому, когда я обернулась к нему, он уже успел перевоплотиться и ждал. Я приблизилась к нему, положила руки на его плечи. А что дальше? Как вообще работает вся эта штука в моей голове? Я попыталась вспомнить.
Каждый раз, когда происходила эта вспышка между нами, слияние наших сознаний, мы были на одной волне, словно бы мы синхронизировались друг с другом.
Джейк слышал все мои мысли и согласно кивнул. Закрыв глаза, чтобы лучше чувствовать, я попыталась сосредоточиться. Постепенно, наше дыхание стало одинаково равномерным, мне даже показалось, что наши сердца застучали в одном ритме. Я прижалась к Джейкобу, пытаясь полностью в нем раствориться. И это сработало.
Мы одновременно почувствовали это потрясающей ощущение внутреннего единства. Я услышала, как удивленно воскликнул Элеазар, видимо увидев что-то. Что ж, первая задача выполнена. Теперь осталось понять, как можно создать пламя.
-Что нам делать? – Мысленно спросила я. Вообще разговаривать таким образом было очень удобно. Никто не мог нас подслушать, к тому же думать было куда быстрее, чем говорить и это позволяло сэкономить кучу времени.
-Не знаю. Как это получалось в прошлый раз?
- В прошлые разы мы либо стояли перед толпой кровожадных вампиров, либо занимались сексом, - саркастически напомнила ему я.
-Ну так давай.
-Что «давай»? Где мы тут найдем толпу воинственно настроенных Волтури?
-Ну да, Элеазар на них явно не тянет, - Джейк умудрился даже в мыслях рассмеяться. – Но вообще-то я говорил не об этом.
-Ты хочешь сказать, что нам следует заняться сексом, чтобы все получилось?! – Подумала я в шоке.
-Ну да… А у тебя есть другие предложения?
-Нет, но…Но Элеазар же смотрит!
-Не думаю, что мы оскверним это девственные очи, - Джейк фыркнул.
-Но он подумает, что мы окончательно свихнулись или стали извращенцами!
-Несс, я не предлагаю тебе начать раздевать прямо сейчас. Я имел в виду, что мы можем попробовать для начала хотя бы поцеловаться и посмотрим, что из этого будет.
-Хорошо.
Я послушно встала на цыпочки и вся вытянулась, чтобы ему не пришлось слишком сильно нагибаться. Руки Джейка привычным и знакомым мне до мельчайших деталей, движением, обвились вокруг моей талии, немного приподнимая меня, прижимая к его груди. Я почувствовала, как мои губы вспыхнули, прикоснувшись к нему.И это ощущение во много раз усиливалось тем, что сейчас я могла так же слышать и его эмоции, его чувства. То, с каким наслаждением он целует мои губы, то, насколько мягкими с сладкими они кажутся для него, что он чувствует, пока его руки скользят по моему телу. Наше желание объединилось, слилось. Я поняла, что теряю голову, и в ту же секунду случилось то, чего мы добивались. Короткая, но яркая вспышка озарила лес.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 02:58 | Сообщение # 4
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 3. Ловушка.
-Не знаю, мне очень жаль, но боюсь, я не понимаю, как это работает. – Элеазар сокрушенно покачал головой. Мы уже целый час сидели втроем и гадали, пытались найти объяснение. Но пока мало что получалось. – Я думаю, дело в том, что этот дар контролируется твоим подсознанием, потому ты и не можешь им управлять осознанно. Быть может, для этого нужны какие-то сильные эмоции: страх, ненависть, любовь…
-И он действует каждый раз по-разному, - задумчиво размышляла я вслух. И действительно, в этот раз мало того, что вспышка была короткой. Так она еще и прошла сквозь Элеазара, который, вопреки моим советам, не удержался и из любопытства подошел поближе к нам, не причинив ему ни малейшего вреда. Как туман или мираж.
-А ты вообще ничего не почувствовал, когда эта красная штука тебя коснулась? – Допытывался у него Джейкоб. Я видела на его лице разочарование, которое он тщательно скрывал. Да уж, он предполагал, что мы нашли оружие «массового поражения вампиров», а оказалось, что мы по-прежнему бессильны. Точнее, мы сейчас напоминали мартышку в танке – оружие-то у нее есть, да еще какое, только она понятия не имеет, как им пользоваться, и может принести куда больше вреда самой же себе, нежели пользы.
-Ну, - тут черноволосый вампир слегка замялся, и я с удивлением увидела на его лице что-то вроде смущения. Если бы он был человеком, то непременно бы покраснел. – Я почувствовал, но не физически…
-Что? – Нетерпеливо переспросил его Джейк.
-Желание.
-Желание него? – Не подумав, спросила я и тут же, поняв, какую глупость сморозила, смущенно добавила. – Можешь не отвечать, я уже сама догадалась.
-Интересно, так значит этот щит передает наши эмоции. То, что мы сами чувствуем. – Задумчиво произнес Джейкоб.
-Возможно. – Кивнул Элеазар.
-Но Джейк, помнишь, в тот раз, мы же чувствовали ненависть, а… - «А вампиры-то погибли, а не стали тоже ненавидеть кого-то» - хотела закончить я, однако вовремя вспомнила о том, что Элеазар не должен ничего об этом знать, и умолкла на полуслове. Но Джейкоб и так все понял и вновь озадаченно принялся слегка покусывать нижнюю губу.
В конечном итоге, потеряв еще час времени, мы так ни к чему и не пришли. Потому, когда над верхушками деревьев показалась луна, мы с Джейком поспешили домой (ох, как давно мы не называли какое-то место «домом»). А Элеазар предпочел вернуться к Кармен, которая все еще ждала его где-то в лесу.
Спустя полчаса я расслабленно полулежала в кресле и слушала, как Джейк и Леа шутливо препираются. В этот раз речь шла о том, как следует назвать будущих новорожденных волчат (а Леа и Джейкоб были абсолютно уверены, что родиться могут только волчата, и никто другой, вроде полувампиров и тому подобного).
-Можешь назвать их всех Эфраимом, Ливай и Квилом, как наших прапрадедов. Будет у тебя этакая альфа-троица. – Шутливо предложил Джейк.
-Нет, первого, который родится, я назову Гарри. Следующего – Нахуэлем, а последнего – Сетом.
-А как же я? Ты же обещала назвать хоть кого-то в честь своего альфы.
-Ну тогда, - Леа на секунду задумалась. – Тогда первый будет Гарри, второй – Нахуэль, а третий – Джейкоб. А мой младший братец обойдется пока, хотя у нас в семье очень часто именно как дядю или тетю детей называли.
-А как же Сэм? – Очень искусно возмутился Джейк. – Он же тоже был твоим альфой. А альф надо уважать! – Закончил он гордо.
Но Леа не заметила, что он шутит, и принялась по-новой выстраивать всю цепочку. Но каждый раз что-то не сходилось. Детей категорически не хватало для такого количества имен. Да еще и Джейк с совершенно серьезным видом периодически подкидывал идеи вроде «А почему бы не назвать кого-то из троих в честь двоюродного дедушки со стороны троюродной сестры твоего отца? Хороший был человек.»
Слушая все это, я буквально тряслась от еле сдерживаемого смеха, а Джейк усиленно хмурил брови, чтобы не заулыбаться во весь рот. Даже Нахуэль, который видел, что мы действительно всего лишь по-доброму подкалываем его возлюбленную, иногда не мог сдержать улыбки. Хотя большую часть времени он укоризненно поглядывал на Джекоба.
Наконец, после фразы « А что если назвать кого-нибудь Микки-Маусом?» Леа поняла, что над ней смеются.
-Ах так! – Вскрикнула она, обидевшись, и вскочила, намереваясь убежать из комнаты. Но Нахуэль мягко обнял ее за плечи и зашептал что-то на ухо, видимо, уговаривая остаться.
Мне стало немного стыдно, и я попыталась как-то сгладить ситуацию.
- А если это будут девочки?
Леа сразу перестала дуться и задумалась. А вместо нее, к моему удивлению, ответил Нахуэль.
-Тогда я знаю, как мы их назовем. У моего племени было предание о трех сестрах, которых так звали. – Он хотел еще что-то добавить, но промолчал.
Дальнейший вечер прошел уже совсем мирно. Кроме Тани, которая сейчас что-то делала в своей комнате, в доме больше не было вампиров – все охотились.
Мы с Нахуэлем уже договорились завтра с утра пойти вдвоем на охоту, хотя Джейк и был против этого плана – он не хотел отпускать меня одну. А Нахуэля он явно в качестве возможного защитника не рассматривал.
Но тем не менее, на следующее утро я стояла на крыльце, прощаясь с моим оборотнем всего на каких-то пару часов. Нахуэль уже ждал меня у опушки, и мне не хотелось его задерживать.
-Несс, не нравится мне эта затея. – Джейк нахмурился. Я привстала на цыпочки и поцеловала то место, где сходились на переносице его брови, желая разгладить складку беспокойства, которая сейчас была между ними. – У меня плохое предчувствие. Может, лучше я отправлюсь с вами?
-Ну что со мной может случиться? – Я улыбнулась как можно беззаботнее. – Тут все рядом и ты сам вчера обегал всю территорию и никого не заметил. А тебе нужно выспаться после вчерашнего ночного «патрулирования».
Джейкоб кивнул, но я видела, что он все равно не согласен. А самое плохое было в том, что я и сама не очень-то хотела идти, на душе было неспокойно. Но мне нужно было поохотиться, тем более, что если я один раз поддамся страху, то потом будет хуже. Такими темпами я скоро буду бояться каждого дерева, ведь за каждым и них чисто теоретически может стоять кто-то из Волтури. Поэтому я постаралась не придавать значения тому не очень хорошему ощущению, которое у меня возникло, когда я, помахав Джейку на прощание рукой и послав воздушный поцелуй, кинулась в лес вслед за Нахуэлем. А мой любимый так и остался стоять на крыльце, скрестив руки на груди и с беспокойством смотря в лес.
И не знаю почему, но мне вдруг почудилось, что мы с ним виделись сегодня в последний раз. «Все! Хватит!» – приказала я самой себе. –«Я вернусь через два часа и все будет хорошо.».
Чтобы полностью отогнать от себя беспокоящие мысли, я попыталась с головой уйти в охоту. И это помогло. Мы вдвоем славно поохотились и уже бежали по направлению к дому, когда сзади, с подветренной стороны, нас остановил голос.
- Бежать бесполезно.
Помню, меня поразило то, что голос был женским и мягким, непривычно низким для вампира. Наверное поэтому в первую секунду я не почувствовала опасности – слишком уж необычным был тон незнакомки, такой тон подходит скорее для женщины средних лет, когда она зовет за обеденный стол всю свою семью, нежели для вампира из клана Волтури. Я оглянулась. Она стояла в десяти метрах от нас и мои глаза моментально расширились от ужаса, когда я поняла, что рядом с ней стоят еще четверо.
Не сговариваясь, мы с Нахуэлем со всей возможной скоростью рванули в противоположную от них сторону. Поздно. С той стороны нас уже ждали, небрежно прислонившись к деревьям, несколько вампиров.
В последней надежде мы бросились вправо, но тут же остановились, потому что поняли, что мы окружены, взяты в кольцо, и это кольцо сужалось.
Я судорожно соображала. Бежать было некуда. Вокруг нас стояло, по меньшей мере, пятнадцать вампиров. Ого! Сколько же всего их за ними охотится? Сколько групп, подобных этой, рыскают по всему свету, пытаясь нас найти? Да, мы определенно недооценили возможности Волтури. Когда им было что-то нужно, они не жалели средств и всегда добивались, чего хотели.
И, не знаю, как, но я моментально поняла, что на этот раз это были не новички.
Но как они узнали, что мы здесь? Ох, я же совсем забыла о нашем вчерашнем «эксперименте». Думаю, вчерашняя вспышка, хоть и небольшая, была прекрасно видна на пару миль. Возможно, Волтури уже сопоставили факты и поняли, что эти вспышки случаются там, где мы.
Несмотря на всю серьезность ситуации и всепоглощающий страх, я успела почувствовать досаду: ну почему мой дар, вместо того, чтобы быть чем-то полезным, пока только навлекает на нас новые неприятности. Лучше бы я кислотой плевалась, что ли, ну или могла бы проходить сквозь стены или становиться невидимкой.
Тут опять заговорила вампирша с ласковым, грудным голосом. Похоже, она была среди них главной.
- Ренесми Каллен, тебя приказано доставить в Вольтеру. Если ты не пойдешь добровольно, то нам придется принудить тебя силой, поэтому на твоем месте я бы не пыталась сопротивляться, из этого все равно ничего не выйдет.
Она говорила совершенно безразлично, и быть может, поэтому я ничуть не сомневалась в ее словах, а так же в том, что «сопротивление бесполезно». Тем временем она перевела взгляд на Нахуэля.
-Нахуэль, тебе будет передано письмо, которое, если ты желаешь добра Ренесми, ты незамедлительно доставишь Джейкобу Блэку.
Пока она это говорила, из круга вышел светловолосый вампир и протянул Нахуэлю конверт, который тот автоматически взял. Все происходило как-то слишком быстро, я едва нашла время для того, чтобы удивиться: письмо Джейку, от Волтури? Зачем? И почему они отпускают Нахуэля, если им нужны были полувампиры?
-Поэтому ты можешь уйти.
При этих словах часть круга разомкнулась, слаженно, как на параде, освобождая путь по направлению к дому Денали.
Но Нахуэль не шелохнулся.
-Так ты идешь? – Вновь спросила та же вампирша.
Нахуэль судорожно выдохнул и тихо, так чтобы слышала только я, прошептал.
-Несси, я тебя не оставлю с ними одну, я не сбегу.
По его прерывающемуся голосу, я чувствовала, чего ему стоили эти слова. Да, он не был трусом. Нужно было быть очень храбрым, чтобы вот так вот стоять рядом со мной, в самой центре возможной атаки, зная, что можешь уйти, что тебя ждет дома беременная девушка, которую твоя смерть так же убьет. Но ему было страшно, так же как и мне. Я слушала, как бешено стучало его сердце, и то же могли слышать и вампиры вокруг нас, потому что на лице их предводительницы вдруг появилась странная жалостливая улыбка и она вновь мягко произнесла.
-Ты не поможешь ей ничем, погибнув здесь. Это будет бессмысленно, поэтому уходи и сделай все, как было велено – только так ты хоть что-то сделаешь для нее.
Нахуэль не шелохнулся. Я видела борьбу в его глазах и то, что совесть не позволяла ему вот так вот «бросить» меня.
-Уходи. – Прошептала я ему. Не нужны мне на моем погребальном костре еще трупы. А он нужен Лее, он должен жить.
-Но – пытался возразить он.
-Уходи! Со мной все будет в порядке. – Настойчиво прошептала я, на этот раз так громко, что это могли слышать все вокруг. – Если бы они хотели убить меня, то уже бы это сделали.
-Несси, ты можешь себе представить, как я скажу Джейкобу, что не смог уберечь тебя даже два часа? Что ты в руках этих… - тут он обвел глазами наших бесстрастных свидетелей. – Этих убийц.
Джейк. Я внутренне вся съежилась от боли при мысли о том, что с ним будет, когда он это узнает. Я хорошо помнила его агонию тогда, на поляне, когда меня чуть не прикончила Джейн. Что с ним сделает знание о том, что я полностью беспомощна в руках вампиров, что моя жизнь каждую секунду может оборваться тысячью различных способов (а фантазия на эту тему у Волтури была богатая, в этом я не сомневалась)?
-Со мной все будет в порядке. – Вновь, как робот пробормотала я глухим, мертвым голосом. – Скажи ему, чтобы не волновался и… и что я люблю его. А теперь уходи. – С этими словами я рукой слегка оттолкнула его подальше от себя, туда, где строй вампиров размыкался, оставляя небольшой проход.
Нахуэль послушно сделал пару шагов вон из круга, но на самом краю остановился, с мукой глядя на меня. Я представляла себе, что он сейчас видел. Меня - одинокую, хрупкую и напуганную фигурку в окружении беспристрастных, бесчувственных убийц. Он заколебался.
-Уходи! – Крикнула я ему со слезами в голосе. Я должна была заставить его уйти, спасти его от бессмысленной и смертельной схватки, которую мы неминуемо проиграем.
- Прощай, Несси. – С этими словами он, кинув мне последний прощальный взгляд, развернулся и со всей возможной скоростью бросился бежать.
Все, теперь я осталась полностью одна. Я не привыкла к одиночеству и к беззащитности – всегда, сколько я себя помнила, рядом со мной всегда был Джейкоб. Мы никогда не расставались дольше, чем на пару часов… до сегодняшнего дня.
Между тем, вокруг меня началось движение, и я испуганно сжалась, втянув голову в плечи, как будто в ожидании удара. Но его не последовало. Безмолвно, но при этом поразительно слаженно быстро, вампиры перестроились в маленький продолговатый овал, так что я казалась в самом его центре. А потом этот круг начал двигаться, понуждая бежать и меня. Я слегка замешкалась и тут же почувствовала сильный и довольно грубый толчок – кто-то сзади пихнул меня кулаком между лопаток, заставляя двигаться, и я была вынуждена повиноваться.
Автоматически, я подстроилась под их ритм и скорость. Мои ноги несли меня прочь от дома Денали, прочь от того, кто был смыслом моей жизни, мои солнцем, моим Джейкобом. Видимо, мой мозг отказывался пока воспринимать это, и я двигалась в тупом оцепенении, как машина, без чувств. Только где-то в глубине груди разгоралась тупая боль, как будто часть меня вырывали из сердца.
Поначалу, мы бежали быстро, наверное, мои конвоиры опасались возможной погони и старались как можно быстрее скрыться. Сплошная стена леса внезапно оборвалась, открыв безмятежно ровную поверхность озера и цепь невысоких гор вдали.
Картина была великолепной, но я безразлично отвела от нее взгляд вниз на землю под своими ногами. Сначала я бежала по низкой зеленой траве, покрытой солнечными зайчиками, пробивающимися сквозь кроны деревьев, затем почва становилась все более каменистой и поверхность более крутой – мы начали куда-то подниматься. И я отстраненно подумала, что, скорее всего, мы уже достигли гор.
Все еще находясь в каком-то странном отупении, я почувствовала, как будто что-то слегка, тоненькой иголочкой, кольнуло прямо в сердце. И остановилась, по какому-то наитию развернувшись в ту сторону, откуда мы только что прибежали.
И в следующую секунду ветер донес до меня вой. Нет, скорее даже не вой, а крик. Там, где-то далеко рыдал в агонии Джейкоб. Этот звук был полон такой боли, он так резко прорезал тишину ясного дня, что даже Волтури, в шоке, замерли.
Я не могла этого слышать, не могла вынести его боли, потому что она будила и мою боль. Я рухнула на колени, сжавшись, спрятав лицо, уткнувшись в жесткий щебень под ногами. Руками я затыкала уши, чтобы больше не слышать, как страдает мой любимый. Все что угодно, только не это! Наверное, Нахуэль только что нашел его и все рассказал. Он узнал, что меня схватили… Неизвестно еще, что было в том письме… Вой перешел в прерывистый плач и прервался.
Я плакала, не обращая внимания на то, что на меня смотрят, и мои слезы капали на камни, оставляя на них мокрые пятна, как после дождя.
Кто-то подошел и сильным рывком схватил меня за подмышки и поставил на ноги, но я вновь упала на землю, охватив руками саму себя за плечи.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 02:59 | Сообщение # 5
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 3.1. Ловушка.
- Вставай! – приказал мне полный сдерживаемой ярости незнакомый голос, и я почувствовала, как меня вновь поднимают, но в этот раз, не дав упасть, кто-то с силой толкнул меня, заставив пробежать несколько шагов. Но потом я опять остановилась и рухнула на камни, съежившись от внутренней боли. Мне было все равно – пусть делают со мной, что хотят, хуже, чем я чувствую себя сейчас, уже быть не может.
-Шевелись! – Вновь приказал мне тот же злой голос, и воздух позади меня заколебался, как будто кто-то замахивался для удара. Мне было все равно.
-Прекрати сейчас же! – Прошипел кто-то.
-Ты не смеешь мне приказывать, молокосос, это не твое дело! – Яростный голос слегка поменял направление. Выходило так, будто двое вампиров спорили.
-Он не смеет, зато смею я. – Спокойно и уверенно произнесла та вампирша, которая была их вожаком, ее голос я легко узнала. – Сейчас же отойди от девчонки!
Послышалось недовольное шипение:
-И как же ты планируешь с ней поступить?
Ответа не было, но я почувствовала, как пара твердых холодных рук оторвала меня от земли. Кто-то нес меня на руках, и я даже не повернула голову, чтобы посмотреть, кто это. Мне было все равно.
Окончание того дня и следующую ночь, я помнила смутно. Весь путь меня несли на руках, но я не замечала ничего вокруг и только плакала, плакала, плакала… Кажется, пару раз я умудрилась уснуть, утомленная рыданиями, и просыпалась снова от слез.
«Господи, сколько же можно! Ведь должен же быть какой-то лимит слез! Должен же быть предел боли!» - С этой мыслью я то ли снова уснула, то ли потеряла сознание.
Глава 4. Конвой.
На следующее утро (а вампиры бежали без передышки всю ночь) я уже была в состоянии мыслить более-менее трезво. Стало очевидно, что, по крайней мере, в ближайшее время, никто меня убивать не стремится. А значит, появлялась надежда. Быть может, мне удастся как-то сбежать или, по крайней мере, выжить после всей этой передряги. А раз такой шанс есть, то я должна в него верить. Нужно было быть сильной. Поэтому, проснувшись, я, прежде всего, поклялась себе, что, что бы ни случилось, я вновь буду с Джейкобом, я выдержу все это хотя бы только ради него, чтобы больше никогда ему не пришлось так страдать, как вчера. При этой клятве на меня нахлынуло ощущение де жа вю. Уходя из своей семьи, я точно так же давала себе обещание и, в итоге, так и не сдержала его.
Я уже могла бежать, и теперь, на бегу, рассматривала и запоминала моих конвоиров.
Первой бежала уже знакомая мне вампирша, довольно высокая и крепкая, с волнистыми каштановыми волосами, я видела только ее спину. Мой взгляд скользил по лицам других, но никто, даже если они и замечали мой молчаливый осмотр, не повернулся ко мне и вообще никак не подал виду, что замечает меня.
Только один вампир, бежавший всегда справа от меня, в ответ на мой пристальный взгляд, к моему удивлению, подмигнул мне и усмехнулся так, что солнце блеснуло на ослепительно белых клыках. Он выглядел моложе всех остальных. Пожалуй, когда он стал вампиром, ему было не более восемнадцати – девятнадцати лет. Немного растрепанные русые волосы придавали ему почти мальчишески-озорной вид.
Весь день мы бежали по горам, там, где практически невозможно было встретить людей, которые могли бы несколько удивиться, увидев нашу группу, сверкающую при свете солнца, как алмазное ожерелье. И потому я удивилась, когда мы внезапно свернули в сторону какого-то достаточно крупного города. Мое удивление стало еще больше, когда я поняла, что вампиры собираются остановиться на ночлег в горах, но максимально близко к этому городу. Я-то думала, что мы всю эту ночь, как и предыдущую, будем бежать, и уже прикидывала, на сколько подобных бессонных ночей меня хватит, и будет ли кто-нибудь, как вчера, нести меня на руках.
Что ж, тем лучше. Я обессилено опустилась на землю, прислонившись к дереву, и мгновенно задремала. Вокруг раздавались оживленные голоса. Странно, пока мы бежали, никто не разговаривал, все были дисциплинированны и сосредоточены.
-Эй, так нечестно, почему мы должны сидеть тут и сторожить ее, пока вы там развлекаетесь! – Обиженно произнес кто-то, и я поняла, что речь идет обо мне. –Бесс, ну можно я пойду с ними?
-Нельзя. – Отрезала их предводительница, которую, оказывается, звали Бесс. – И я тоже с ними не пойду в этот раз, зато в другой раз они останутся. Не стони, еще пару дней ты потерпишь.
В ответ раздались недовольные вздохи. Я уже поняла, что они, по-видимому, решили разделиться, и часть останется здесь стеречь меня, чтобы не убежала, а другая зачем-то пойдет в город. Между тем, те, кто уходил, с предвкушением делились планами, так что получался разноголосый хор.
- Жаль, нельзя больше одного за ночь…
-Да ладно вам, зато хоть наедимся, а то у меня в горле все уже пересохло.
- Эй, Рональд, ты кого предпочитаешь: блондинок или брюнеток? – Рассмеялся кто-то.
- Я предпочитаю вкусных.
-Черт, раз можно только одного, то придется какого-нибудь толстяка найти – в них крови больше. Бррр, не люблю толстых.
-Ну так не ешь, - вновь подначил кто-то. – Чего обжираться-то.
Они продолжали болтать, и их голоса постепенно удалялись. И только тут до меня дошло, ЗАЧЕМ они шли в город. Я почувствовала, как мои ладони стали влажными от внезапно выступившего холодного пота. Только что они обсуждали, кого убьют сегодня. Сколько невинных, ничего не подозревающих людей умрут сегодня? И у них ведь есть семьи, дети, родители, любимые… Я так долго жила среди «вегетарианцев», что почти забыла, как, собственно, питаются большинство вампиров. И сейчас у меня было пренеприятное чувство, будто я присутствовала при обсуждении подготовки к преступлению. Сидела, все слушала и ничего не могла сделать, потому что я слабая и трусиха. Если бы я была сильной и смелой, я бы не допустила этого, я бы сделала все, что угодно, но остановила бы этих вампиров, спасла бы несколько человеческих жизней.
Но я не была героем и потому просто беспомощно сидела, обхватив руками колени, и с ужасом глядела на удаляющихся «охотников».
Между тем становилось все темнее и начало холодать, а на мне была лишь легкая кофта и джинсы. Меня начала пробивать дрожь не только от физического холода, но и от внутреннего ощущения одиночества. Я так привыкла, что ночью рядом спал Джейкоб, к тому, что его теплые руки обнимают меня во сне, к его мерному дыханию. При этих воспоминаниях сквозь мои закрытые веки потекли слезы.
И тут что-то мягкое и холодное опустилось мне на плечи. Я резко открыла глаза и увидела, что меня укрыли красным плащом, таким, который был у каждого Волтури.
Плащ был похож на плед, и когда ткань нагрелась от моего тела, мне стало тепло. Я повертела головой, ища, кто бы мог это сделать, и увидела, что прямо надо мной стоит Бесс.
-Спасибо. – Пробормотала я, но она ничего не ответила, даже не взглянула на меня. А вместо этого вынула из кармана что-то и бросила мне.
-Не знаю, сможешь ли ты это есть, но другого пока нет. – Холодно произнесла она, но ее необычный мягкий голос компенсировал всю безразличность ее тона.
Я повертела в руках то, что она мне кинула. Мясные консервы. Что ж, прекрасно.
-Спасибо. – Вновь прошептала я. А она не шелохнулась, ее лицо было обращено в сторону. Казалось, она смотрит на восходящую луну. Теперь я могла разглядеть ее более подробно. Красивая, как и все вампиры, она выглядела старше остальных – быть может, лет на тридцать или около того. Ее сильная фигура напомнила мне Сиобан. Пока я ее разглядывала, она на секунду повернулась, с какой-то жалостью смотря на меня, а потом резко повернулась и ушла.
Поев и согревшись, я уснула, и всю ночь меня преследовали образы страдающего волка, воющего на луну, и мне казалось, что я вижу тех несчастных людей, которых убьют сегодня ночью.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 02:59 | Сообщение # 6
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 5. Воспоминания.
-Эй, просыпайся. – Кто-то настойчиво тряс меня за плечо непривычно твердыми пальцами. Открыв глаза, я мгновенно инстинктивно отшатнулась, сильнее прижавшись к дереву, потому что зрачки у будившего меня вампира были темно-красные. Для меня это было как знак «Опасен. Убийца.».
Увидев мою реакцию, он рассмеялся, и я запоздало сообразила, что его лицо кажется мне знакомым – это был тот русоволосый молодой парень, на которого я еще вчера обратила внимание.
-Что, страшно? – Он вновь рассмеялся при виде моего испуганного лица, а потом ободряюще похлопал по плечу. – Ничего, через пару дней привыкнешь. А пока вставай и ешь. – С этими словами он сунул мне в руки еще одну банку с едой, точно такую же, как и вчера.
Зубами открыв консервы, я принялась торопливо есть, стараясь не обращать внимания на тот отвратительный вкус, который, как всегда, имела человеческая еда. Внезапно я почувствовала на себе чей-то взгляд и, обернувшись, встретилась с горящими ненавистью глазами. Сначала я даже не увидела, кто на меня смотрит – все мое внимание притягивали эти жесткие, полные злобы, ярко-алые глаза. Мне вспомнились даже легенды, которые мне читали в детстве о василисках, убивающих одним лишь взглядом. Если бы василиски существовали на свете, держу пари, у них был бы точно такой же взор. Мне сразу захотелось куда-нибудь спрятаться, убежать.
Но потом этот вампир отвел свой взгляд, и только теперь я смогла его рассмотреть. Пожалуй, я никогда раньше не видела настолько менее похожего на человека вампира. Быть может, все дело было в его очень светлых, практически белоснежных волосах, которые вкупе с бледной кожей заставляли еще ярче сверкать его красные глаза. Его лицо было совершенным, идеальным и хищным. Даже среди других бессмертных эта красота казалось исключительной.
Больше он не смотрел на меня, но когда он заговорил с кем-то, я вздрогнула, узнав этот злой, полушипящий голос. Это он вчера хотел меня ударить. Но что я ему сделала? Не знаю. Но у меня было смутное, но при этом явственное ощущение, что он, единственный из всех, не просто выполняет приказ, он лично ненавидит меня. И что он был бы счастлив прикончить меня прямо сейчас.
Когда все были готовы, Волтури вновь построились вокруг меня кругом и побежали. Тот беловолосый вампир бежал позади меня, и я почти физически ощущала его ненавидящий взгляд между лопатками. И от этого делалось не по себе. Но все это было сущей ерундой по сравнению с той, постепенно нарастающей, ноющей, как нарыв, пустотой где-то в середине груди. Иногда мне казалось, будто мне не хватает воздуха. И это отчасти было правдой – мне действительно не хватало воздуха, потому что моим воздухом был Джейкоб. Где он сейчас, что с ним? Наверное, больше всего я боялась, что он попытается напасть и отбить меня у моих сторожей. Ему с этим было не справиться.
Мы все еще бежали по горам, периодически пересекая реки или ущелья. Пару раз пришлось даже двигаться, выстроившись в одну линию, по самому краю пропасти, по уступу шириной не толще моей ладони. Но для вампиров все это было ерундой, они двигались с равновесием цирковых акробатов. А вот у меня пару раз екало сердце при виде разверзающегося обрыва, внизу которого глухо шумела вода. Наверное, будь я сейчас в другой ситуации, я бы любовалась тем видом, что мне открывался – величественные заснеженные вершины и поросшие изумрудным лесом склоны гор, кристальный звенящий воздух. Даже грациозный бег Волтури на удивление гармонично вписывался в эту великолепную картину.
Когда солнце уже стало потихоньку клониться к горизонту, мне почудилось странное ощущение, как будто на сердце что-то оттаяло, стало легче дышать. Появилась какая-то потребность повернуть голову и посмотреть на вершину ближайшей к нам невысокой, горы, склон которой резко обрывался вниз. До нее от нас было где-то две мили, не меньше, но воздух был настолько прозрачен, или, быть может, мои глаза на какое-то мгновение стали видеть поразительно ясно. Но я увидела там, на самом краю утеса, крошечную красно-коричневую фигуру волка. Он стоял у обрыва, неотрывно следя глазами за нами, мне показалось, что он тоже как-то увидел меня. Он запрокинул вверх морду, и через долю секунды я услышала его вой. Не такой как вчера, это вой был не бессловесным плачем, он звал меня к себе. Его интонации, сила, тембр все было точно таким же, как если бы Джейкоб, будучи человеком, позвал бы меня «Несс!».
Он звал меня, он говорил мне, что он рядом, со мной, не бросает меня.
-Джейк! – Прошептали мои губы, пока я, не осознавая, что делаю, шагнула прямо к пропасти, видимо, пытаясь как-то дотянуться до него. Все вокруг внезапно потускнело, и я не сразу поняла, что это из-за того, что мои глаза заволокли слезы.
-Эй, ты куда! - раздался у меня за спиной встревоженный голос, и чьи-то руки оттащили меня от края пропасти. А я, кажется, пыталась вырываться, неосознанным детским движением протягивая руки к волку, умоляя его «не уходи».
Я видела, как он в последний раз повернул голову в мою сторону и потом исчез. С минуту мы стояли на месте, лица у всех вампиров были озабоченные. Нет, не встревоженные - им нечего было бояться одного единственного оборотня. Но возможной небольшой помехой он мог стать. Потому, видимо решившись на что-то, Бесс понятным всем остальным кроме меня, жестом, указала куда-то на восток и все наша группа, немного изменив направление, бросилась вперед с удвоенной скоростью. Мне было тяжело долго бежать в таком ритме и, когда я стала уставать и замедляться, Бесс, ни на секунду не сбиваясь с шага, подхватила меня и легко понесла на руках. Если бы я не была сейчас так погружена в свою боль, это бы меня смутило. Все же я уже была не маленькой и, пожалуй, мне бы стало стыдно из-за того, что меня, как беспомощного младенца, несут. И вообще, почему она так ведет себя со мной? Нет, она, конечно, не гладила меня по головке и не угощала леденцами, но я чувствовала, что она относится ко мне несколько иначе, чем другие. Я ей почему-то не безразлична. Ей, и еще, быть может, тому смешливому молодому вампиру.
В этот день я больше не видела Джейкоба, но все же внутренне ощущала его присутствие. Мы были словно связаны невидимыми нитями.
К ночи мы уже пересекли горы и начали двигаться на юго-восток. По моим расчетам, мы бежали к побережью Атлантического океана. Наверное, оттуда мы и отправимся в Вольтеру. Но я предпочитала об этом пока не думать, а лишь праздно смотрела на меняющийся пейзаж. Вампиры бежали настолько быстро, что для любого человека мир вокруг смешался бы, стал бы похож на смазанную картинку. Но я все видела. И лес кругом, который постепенно изменялся: сначала нас окружали величественные огромные сосны, но затем деревья стали лиственными.
Еще я видела иногда мелькающие вдали огоньки городов и каждый раз, с облегчением, вздыхала, когда мы пробегали мимо какого-нибудь города. Я очень надеялась, что в эту ночь остановки "на обед" - как в шутку называли свою охоту Волтури, не будет.
И мне относительно повезло - мы действительно так и не остановились всю ночь. Я мерно покачивалась на руках у Бесс, которая ни разу так и не взглянула на меня - она смотрела только вперед. Но, тем не менее, когда мне стало холодно от прикосновения ее мраморных рук, она, как и прошлой ночью, стянула с себя плащ и закутала меня в него. Зачем она это делает? Чтобы я не замерзла, и меня можно было бы в наилучшем состоянии предъявить Волтури? Не похоже на то.
Я лежала, бесцельно смотря на высокое темное небо с белым пятном луны и звездами. Еще в Форксе, мы с Джейком любили по ночам отправляться куда-нибудь в горы и лежать вот так вот, молча, смотря на небосвод. В горах звезды почему-то казались значительно больше и ярче.
Но, не смотря на то, что мне было удобно и я жутко устала, заснуть не получалось - слишком много невеселых мыслей бродило у меня в голове, и каждый раз, когда я закрывала глаза, то одна, то другая мысль начинала тормошить меня со страшной силой.
Мне нужно было подумать о чем-то хорошем, и я стала вспоминать, с грустной улыбкой, забавные и счастливые моменты своей жизни. Не удивительно, что практически все они крутились вокруг Джейка.
Я вспомнила, как в первый раз поняла, что люблю его. Тогда мне, по человеческим меркам, должно было быть лет четырнадцать или около того. Еще и не девушка, но уже и не ребенок.
Иногда я по несколько месяцев ходила в школу Форкса для того, чтобы привыкнуть к обществу людей и освоиться там. Но из-за моего все еще быстрого роста я могла учиться лишь короткое время, иначе бы все стали обращать на это внимание. Я посещала начальную школу, а уже через год - среднюю. Была состряпана легенда, что я - это две ужасно похожие сестры, усыновленные Калленами - старшая и младшая.
Джейкоб же всегда, традиционно, встречал меня на мотоцикле возле школы. Правда, иногда это право у него отвоевывала Розалии, Эллис или Белла.
Тогда он был для меня лучшим другом, точнее, чем-то гораздо большим, но другого определения у меня просто не было. Я еще не смотрела на него как на парня, не замечала того, насколько он красив и как дрожат его руки, когда я, в шутку, целовала его в щеку.
В тот день я, как обычно, шла после учебы на парковку, и мое внимание почему-то привлек разговор пятерых старшеклассниц, которые стояли у распахнутого окна и смотрели на что-то во дворе. Я напрягла свой нечеловечески острый слух и прислушалась.
- …да уж, и что он в ней нашел? – С досадой пробормотала одна из девушек, блондинка, считавшаяся в школе первой красавицей. – Она же малолетка.
- Да не переживай, может они друзья или типа того, у них же разница такая, что если что, его посадят. И я ни разу не видела, чтобы они целовались или что-то в этом духе. – Приободрила ее подруга, с яркими фенечками на руках и сильно накрашенными глазами.
Блондинка кивнула, видимо, думая о чем-то постороннем. Потом она прикусила нижнюю губу и вновь уставилась в окно. Я видела, как ее зрачки слегка расширились, словно от страха или вожделения.
- Блин, ну какой же он… - Она не закончила фразы, но ее подружки согласно закивали. – Будь моя воля, я бы с ним… - Тут она вновь прервалась на многозначительную паузу, и даже я поняла, о чем она говорит, и покраснела. – Ну почему у нас все парни в школе такие дохлики?!
-Да в Ла-Пуш много таких. У меня мама там работает, и я с ней иногда езжу. Уж не знаю, стероидами их там кормят, что ли. – Вновь вмешалась девушка с фенечками.
- И он всегда в майке, даже когда холодно. Наверное, горячий парень. – Еще одна девушка, яркая брюнетка, таким же жестом, как и ее подруга, прикусила нижнюю губу.
Потом в ее глазах зажглись недвусмысленные огоньки, и она пробормотала. – Хотя лучше бы он без майки ходил.
-Да уж. А что, девчонки, может попробуем соблазнить, а? – Усмехаясь, предложила еще одна девушка, с вызывающим вырезом на блузке, который демонстрировал миру куда больше ее тела, чем иной купальник.
-Уже пыталась. – Блондинка вновь капризно надула губы. – Смотрит как на пустое место, только свою рыжую малолетку и замечает.
-А она красивая. – Робко вставила молчавшая до сих пор девушка, одетая более скромно, чем другие и нервно теребившая прижатую к груди сумку.
Остальные уставились на нее так, как будто она сморозила полнейшую глупость.
- Ну, не уродина, конечно, - нехотя признала темноволосая, и потом презрительно добавила. – Но еще посмотрим, что из нее вырастет.
Тут прозвенел звонок, и все поспешили разойтись. А я с любопытством подошла к окну и посмотрела на школьный двор, пытаясь понять, кого же это так долго обсуждали старшеклассницы.
К моему удивлению, ничего нового я не увидела – все тот же серый асфальт, группки учеников, машины, Джейкоб стоит, оперевшись на мотоцикл. Мои глаза обшаривали каждый уголок увиденного мною пейзажа, пытаясь найти кого-то настолько красивого, чтобы это могло так всполошить сразу нескольких девчонок. Да так, что они потратили всю большую перемену, обсуждая его.
И тут я поняла. Джейкоб! Они говорили про моего Джейкоба! Я так и застыла с открытым ртом, перед стеклом. И впервые взглянула на своего лучшего друга совсем другими глазами - как девушка. Я стояла и поражалась самой себе. Как я могла так долго не замечать того, с какой любовью он смотрит на меня, что он не просто сильный и потому с ним так интересно играть, а что он, хм, красивый? И не такой красивый, как мама или тетя Розали, или папа. Почему-то взглянув на него сейчас, я ощущала мелкую дрожь в коленках, и дыхание прерывалось. Я только сейчас поняла, что мне было приятно, когда он обнимал меня – не только потому, что его руки были такими приятно теплыми и надежными. А потому, потому… Я не могла найти даже мысли, чтобы объяснить, что я чувствую, и просто в очередной раз залилась краской. И еще я внезапно почувствовала совсем не типичную для меня ярость. Откуда-то внезапно возникло непреодолимое желание найти тех девчонок, что так нагло смотрели на него и обсуждали, и наглядно продемонстрировать им, что он МОЙ, что если им дорога жизнь, пусть лучше держатся от него подальше. В тот день я впервые жутко смутилась, когда Джейк по привычке чмокнул меня в щеку, сажая на мотоцикл позади себя. А отец весь вечер мрачно поглядывал на меня и тяжело вздыхал, видя, как по-новому я смотрю на того, кто только вчера, казалось, был «только другом».
Тут Бесс резко прыгнула вверх, взбираясь на очередной уступ, и этот мягкий толчок оторвал меня от воспоминаний. Какое-то время я даже соображала, где это я нахожусь, потому что совсем забыла, мечтая, о том, что нахожусь в кольце смертельно опасных вампиров.
Зажмурившись, я попыталась вновь погрузиться в воспоминания о том, что когда-то было. В этот раз я мечтала о том, что случилось спустя примерно неделю после того знаменательного случая в школе.
Вокруг шумели верхушки деревьев, и в моем воображении тот гул постепенно отдалялся и становился немного другим – похожим на равномерный гул океана. Быть может, я наконец заснула, потому что внезапно обнаружила себя стоящей на берегу и сразу узнала это место – Ла Пуш. Небо было типично пасмурным для Форкса, и волны достаточно грозно хлестали о скалы. В такую погоду не рискнул бы купаться ни один самый опытный пловец. Но для нас с моим Джейкобом это было на руку. Я еще раздевалась. А Джейк, которому нужно было снять лишь штаны, уже подбежал к воде и, с разбегу, резко нырнул головой вперед в ближайшую волну. И выплыл на поверхность, довольный, фыркая от попавшей в нос соленой воды.
-Несс, давай сюда, - крикнул он, махая рукой.
А я неловко, что редко со мной бывало, принялась стягивать одежду, стараясь не думать о полуобнаженном оборотне, который ждал меня в воде, чтобы не выдать себя предательской краской на щеках.
Я бросилась в воду и через два сильных взмаха руками уже была возле Джейкоба. Мы вдоволь наплавались, играя с волнами. Белла часто говорила, что мы вдвоем ведем себя совсем как дети, и это было правдой. Когда я немного устала и основательно замерзла, Джейк, как обычно делал в таких случаях, привлек меня к себе, так чтобы я могла погреться о его широкую грудь. К тому же он был на две головы выше меня и спокойно стоял там, где мои ноги не касались земли. Мы много раз так делали раньше, но сейчас, после сделанного мною пару дней назад открытия, все это приобрело совсем другой смысл.
Джейкоб заметил мое смущение и, кажется, понял, что оно означает, потому что я с удивлением увидела, как его щеки стали как будто еще более красными, чем обычно, и руки слегка задрожали.
Волны, пенясь, накатывали на нас, разбивались о спину Джейка, и после каждой волны его лицо, казалось, все сильнее приближалось к моему.
-Несс. – Прошептал он, и я впервые услышала в его голосе неуверенность.
И до сих пор не знаю, что на меня тогда нашло. Но я, зажмурившись и густо покраснев, скороговоркой выдала «Я тебя люблю!». Мне было страшно открывать глаза, я боялась увидеть не ту реакцию, которую от него ожидала. И я не открыла. А вместо этого почувствовала первый раз в своей жизни его губы на моих губах. Наш первый поцелуй был очень робким, нежным, почти невесомым и одновременно невыразимо сладким…
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 03:00 | Сообщение # 7
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 5. Воспоминания.От лица Джейкоба.
"Дочка фермера, пойдя в лес, найдет там что-то полезное, к примеру, ягоды. Дочка лесника – раненую птичку. Дочка горожанина - шишки и забавные веточки. Что могла найти в лесу дочка Беллы? Ну конечно, ораву охотящихся на нее вампиров."
-Раз, два, три. Раз, два, три. – Считал я про себя каждый свой шаг. Это отвлекало (ну или точнее, призвано было отвлечь) от мыслей о Несс. – Раз, два, три.
Ох, я уже сто раз пожалел, что отпустил ее одну. Нахуэль, конечно, парень неплохой, но если что-то случится, он максимум что сможет, это героически погибнуть в попытке защитить Несс. Ну или спеть Волтури что-то веселенькое, потому что, в отличие от меня, имел неплохой голос и слух.
«Стоп» - приказал я себе. «Хватит думать о плохом, Джейкоб Блэк. Подумай о чем-нибудь веселом».
Веселом? Ха! Ну, может перед смертью нам всем доведется увидеть Италию (если, конечно, эти кровососы захотят нас туда тащить, чтобы его величество Аро имел удовольствие лично нас прикончить). Говорят, в Тоскане прекрасные пейзажи.
Я старался скрывать перед Несс и остальными свои мысли, но когда я был вот так один на один с самим собой, у меня не получалось от них отвязаться. Несс... Больше всего я боялся за нее, одна мысль о том, что ей кто-то может причинить боль... Невольное рычание вырвалось у меня из груди, когда я представил себе это. Я и так, как последний параноик, при любом возможном случае обегал по периметру весь лес, чтобы убедиться в его безопасности. Вот и сейчас, хотя глаза у меня слипались после бессонной ночи, я обегал кругом в десять миль дом Денали.
-Раз, два, три. Раз, два, три...... - Кажется, я медленно, но верно засыпал прямо на бегу. Я мрачно усмехнулся про себя. Что ж, если так пойдет и дальше, то, думаю, я приноровлюсь спать даже в время драки.
И тут «Ох!» прямо мне в нос ударил совсем свежий, сжигающий запах вампиров. Я сморщился и поднял голову подальше от земли, пытаясь одновременно определить, чей же это запах. В общем-то, слабая вонь была тут везде — Денали же жили неподалеку и частенько охотились. Я уже знал их запахи, и теперь пытался определить, кто это. Но внезапно понял, что ЭТОТ след запаха мне совершенно не знаком, и одновременно стало понятно, что кто бы тут ни был, он был не один. Я резко затормозил, врываясь когтями в землю и, вернувшись чуть-чуть назад, еще раз обнюхал это место. Кожа у меня на загривке собралась в складки, когда я понял, что тут было по меньшей мере десять кровососов.
Больше я не думал — распластываясь в каждом прыжке, я со всей доступной мне скоростью несся к дому Денали. Надеюсь, Несс и Нахуэль уже вернулись. Мне нужно было предупредить всех. Но даже этот бешеный бег, который требовал всех моих сил, не мог заглушить той тревоги, которая, как колокол, била сейчас в моей голове. И у этой тревоги было имя – «Несс».
Я вылетел на поляну перед домом и увидел, что все уже стояли там и ждали меня. Все кроме, кроме... Нет! Я не хотел подтверждения своих догадок! Я не хотел видеть то отчаяние, которое сейчас было на лицах Денали и Карлайла. Только не она! Только не она!
Не заботясь о своей наготе, я прыгнул, перевоплощаясь. Я должен был спросить, узнать, что же случилось.
Тут мой взгляд остановился на Нахуэле. Он сидел на земле, спрятав лицо в ладонях, а Леа обнимала его сзади за плечи.
Когда они увидели меня, на их лицах отразила боль, смешанная с сочувствием. А я знал только одну причину, по которой они все могли мне сочувствовать.
- Что случилось?! - Мой собственный голос показался мне хриплым, как воронье карканье.
Все молча посмотрели на Нахуэля. Тот же, в свою очередь, вздохнул и, так и не поднимая головы, чтобы не встречаться со мной глазами, тихим голосом все рассказал. А я стоял и слушал, и горел, горел изнутри так, что порой сквозь сомкнутые зубы у меня вырывалось рычание. Я не хотел этого слушать, я не хотел этого знать, я не хотел представлять Несс, мою Несс, мою девочку, мою любимую в руках кровососов.
В какой-то момент мне показалось, что я схожу сума — настолько сильна была моя ярость и боль. Весь мир заволокло красной дымкой.
-Ты бросил ее?! Ты ее бросил?! - Я не сразу понял, что этот полукрик-полустон вырвался из моего рта. Не контролируя себя, я бросился к Нахуэлю, который и не думал бежать, видимо, чувствуя свою вину.
Не понимая, что делаю, я схватил его за плечи и пару раз встряхнул, как тряпичную куклу. Ярость искала выхода, и я не осознавал, что происходит вокруг, что делают мои руки. Нахуэль безропотно ждал, пока я его отпущу, не делая ни одной попытки сопротивляться. Хорошо хоть в этот раз на моей пути оказался он, а не какой-нибудь человек, которого я мог бы невольно задушить. Между тем я смутно почувствовал, что кто-то схватил меня и оттаскивает от уже почти задохнувшегося полувампира. Не знаю, что это было, быть может всплеск адреналина. Интересно а существует ли «всплеск адреналина» у оборотней? Но я каким-то непостижимым образом умудрился вырваться из хватки нескольких вампиров – меня разом держали Карлайл и Гаррет.
Я вскочил, сделал пару шагов вперед и упал. Боль в буквальном смысле раздавила меня, пригвоздила к земле. Что-то отрывалось от меня, какая-то самая главная часть меня была теперь не со мной.
Как только боль стала хоть немного терпимой, точнее, просто я хоть как-то свыкся с ней, Нахуэль, увидев, что я, кажется, обрел способность здраво мыслить, молча протянул мне белоснежный конверт.
Не глядя, я разорвал его. Внутри был аккуратно сложенный лист, на котором каллиграфическим почерком было что-то написано. Но буквы внезапно расплылись у меня перед глазами, и я вынужден был сморгнуть внезапно выступившие слезы.
«Джейкоб Блэк.
Приглашаю Вас посетить наше небольшое собрание по весьма, как я полагаю, интересному для вас вопросу о Ренесми Каллен.
Если Вам небезразлична ее судьба, то будьте в Вольтере ровно через две недели после того, как получите это письмо. И дражайше прошу Вас не пытаться до этого времени освободить Ренесми из-под охраны членов нашего клана. Им даны строжайшие инструкции, и при попытке бегства или нападения они вынуждены будут, к моему глубокому сожалению, убить Ренесми.
С надеждой на скорейшую встречу, Аро.»
Строчки прыгали у меня перед глазами, и мне пришлось несколько раз читать это треклятое письмо, звучавшее как издевка, чтобы понять его смысл.
Сначала я даже испытал некоторое облегчение – по крайней мере, Несси жива и будет жива еще как минимум две недели.
Жар разгорался в моем теле, тянул меня бежать, найти, догнать тех вампиров, что схватили Несс. Карлайл что-то кричал мне, но я не понял, что, потому что мое тело уже менялось, уже летело по свежему следу, оставленному Волтури. Кажется, кто-то бежал за мной некоторое время, пытаясь что-то сказать. Но я не слушал, я с максимальной силой отталкивался лапами от мягкой лесной земли. Только Леа смогла бы догнать меня сейчас, но ей нельзя обращаться.
Я сразу заметил то место, где Несс и Нахуэль попали в засаду – в этом месте к отвратительной сладкой вони вампиров примешивался едва уловимый нежный запах моей Несси.
След шел дальше, ведя меня на восток. Я читал следы и словно своими глазами видел, что произошло – вот они окружили ее и взяли в кольцо, вот они уже бегут все вместе, а Несс в самом центре, среди оскаленных клыков.
Это было слишком, я закинул морду вверх, и вой вырвался из моей пасти, эхом отражаясь от окрестных гор. Потом вой перешел в тихий плач, и я с минуту сидел на поляне, как зачарованный, глядя на следы, оставленные тут Несс всего какой-то час назад.
Но след вампиров лежал передо мной, четкий, словно нарисованный на траве белой краской. И я бросился по нему. У меня не было никакого плана, я не мог ничего сделать, не мог даже близко приблизиться к ним, боясь, что это может погубить мою Несс. Но я должен был, по крайней мере, быть где-то поблизости, я не мог быть отделен от нее. Мы были чем-то единым. Я буду преследовать кровососов, следить за ними, сделаю все, плевать, даже если это будет невозможно. Все, только чтобы хотя бы раз прижать к себе Несс.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 03:00 | Сообщение # 8
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 6. История.
Я смутно осознавала течение времени вокруг себя. Наверное, это спасительное отупение помогало мне, потому что, не будь его, я бы тряслась от страха каждую минуту. Потому что, вообще говоря, я была жуткой трусихой, я боялась боли, боялась смерти, одиночества. А сейчас мне одновременно угрожало и первое, и второе, и третье.
Потому я старалась поменьше обращать внимания на реальность происходящего вокруг. Хотя иногда это было трудно, особенно когда на следующую ночь Волтури вновь решили «поохотиться». Я сидела, заткнув уши, чтобы не слышать их препирания.
- Эй, Бен, только чтобы не было, как в прошлый раз. Убивай их быстро, а то позавчера тот парень так кричал, что чуть ли ни полгорода сбежалось. Нам не нужна огласка. И вообще, что ты с ним делал – ребра разгибал?
- Да ладно, я уже понял. – Проворчал невысокий худощавый вампир. – Теперь буду просто сразу ломать шею и все.
К моему удивлению, Бесс с ними не пошла, так же как и тот русоволосый вампир, хотя в первый раз они тоже не ходили. Зато кто-то пошел по второму разу.
Свернувшись у корней раскидистого, древнего, как прошлый, век дуба и завернувшись в плащ, я заснула.
Как и следовало ожидать, ничего хорошего мне не приснилось. Это был очередной кошмар – в этот раз мне чудилось, будто я вновь нахожусь в Арктике. Забавно, но мне снилось, будто я спала, а потом проснулась и не обнаружила Джейкоба рядом. Спальный мешок был смят по форме его тела, вокруг витал его запах, и даже моя кожа была более теплой там, где, еще секунду назад, я касалась его. А теперь его нет. Я выскочила наружу, босыми ногами на снег. И кричала, звала его, плакала, пока голос совсем не охрип. И чувствовала, как холод и лед впиваются в мое тело, пытаясь добраться до самого сердца. Мне было так холодно, так холодно…
В этот миг мой чуткий сон был прерван чьим-то легким прикосновением. Испуганно вскинув глаза, я увидела, что это Бесс поправляет плащ, который я во сне сбросила с себя и потому лежала теперь замерзшая.
В первое мгновение она не поняла, что я проснулась, и я успела увидеть выражение ее лица, когда она смотрела на меня. Заметив, что я смотрю на нее, Бесс тут же приняла обычный бесстрастный вид. Но той секунды было достаточно. Я в шоке открыла рот, потому что всего мгновение назад она смотрела на меня, как… как иногда это делала Белла. Так, как смотрела на всех своих приемных детей Эсме, да, в точности, как Эсме. Другое дело, что мою любимую вечно молодую «бабушку» я бы при всем моем богатом воображении никогда бы не смогла представить в строю Волтури, в огненно-красном плаще.
-Почему? – Невольно вырвалось у меня. Я не стала заканчивать свой вопрос, но она и так его поняла.
Отвернувшись, так, чтобы я не могла видеть ее лица, она тщательно контролируемым голосом, подбирая каждое слово, произнесла.
-Когда-то, когда я была человеком, у меня была дочь. У нее были веснушки по всему лицу, как у моего мужа, и, точно так же как и у него, ее волосы были ярко-рыжими, а глаза карими. – Несмотря на все ее старания, к концу ее голос слегка задрожал, выдавая внутреннее волнение.
-Я похожа на твою дочь? – Догадалась я.
-Не совсем, - Бесс грустно усмехнулась, впервые после начала разговора смотря мне в лицо. – Ты красива, а моя дочь была, если говорить начистоту, обычной, по крайней мере, для других людей, а не для меня. Да и волосы у нее были чуть светлее. Но что-то в тебе мне ее напоминает.
Что ж, это многое объясняло. Я так долго ни с кем не разговаривала, что мне не хотелось обрывать этот разговор, да и мне было немного любопытно, и я спросила:
- А что с ней стало?
По тому, как резко напряглась сидевшая передо мной вампирша, как стиснула зубы, я поняла, что коснулась того, о чем говорить не стоило.
-Можешь не отвечать. – Извиняющим тоном пробормотала я.
-Нет. Отчего же?! – Ответила она странно звенящим голосом и, выдохнув, начала свой рассказ.
-Ты знаешь, что большинство из нас, когда мы были людьми, звали не так, как сейчас? -
Я отрицательно покачала головой, и она продолжала. – Мы обычно изменяем немного свои имена, если они слишком уж явно указывают на то, к какой национальности мы принадлежали, когда были людьми. Так проще – вампиров слишком мало, к тому же мы живем так долго, что постепенно многие практически забывают все свое человеческое прошлое и даже бывший родной язык. А часть по-настоящему хотят стереть из своей памяти всю прошлую жизнь. – Тут ее губы собрались в твердую складку, и она, немного помолчав, начала рассказывать дальше.
-Меня называют Бесс, это английское сокращение от имени «Елизавета». Когда-то меня, в честь недавно умершей императрицы, назвали Лизаветой, а по-простому – Лизой. Я родилась в 1762 году.
Мой мозг хранил тысячи данных о человеческой истории, и я быстро сопоставила все, что она мне сказала. Так значит, Бесс была когда-то соотечественницей Тани.
-До тридцати трех лет моя жизнь была совершенно «нормальной», даже, по тем временам, счастливой – я вышла замуж по любви, не голодала, родила троих детей, но выжила только старшая дочь. Муж умер от чахотки, но оставил нам приличное хозяйство, и мы не бедствовали.
Когда у нас стали ходить слухи о том, что в лесу объявился то ли волк-убийца, то ли волкалак, никто особенно не встревожился. Потом появились первые жертвы и, чтобы защититься от «нечистой силы» в сельской церкви отслужи пару молебнов. Это, в сущности, и были единственные средства против «беса». Ну и еще все стали с утроенным усердием креститься и брызгать все углы в доме святой водой. А мужики старались ездить через лес по трое - четверо. – Описывая все это, она саркастически усмехнулась. Ведь и Бесс, и я прекрасно знали, насколько смешны эти суеверные попытки спастись. Меж тем, она продолжала.
-Я до сих пор так и не вспомнила, зачем нам с двумя моими соседками тогда потребовалось съездить в город. Но мы поехали, в санях с нами было два крепких мужика, вооруженных топорами, и нам казалось, будто этого достаточно. Но мы ошибались. Я так же забыла, в какой миг кто-то напал на нас. Помню только жгучую боль где-то на шее, а потом эта боль стала разрастаться по всему телу, пока мне не показалось, будто я попала в ад, и меня, как рассказывал нам поп в церкви, «жарят на адской сковороде».
Потом боль прекратилась, и я обнаружила, что лежу среди трупов – наверное, укусив меня, тот вампир отвлекся на других, а после был настолько сыт, что даже не потрудился прикончить еще и меня. Сначала мне показалось, будто я сошла сума, но я чувствовала жажду, и она управляла мной. Я направилась туда, откуда доносился запах, который звал меня, запах человеческой крови. В общем, я пошла в свою родную деревню. По пути мне встретился какой-то человек. Увидев меня, он замахал руками, начал креститься и опрометью бросился бежать. Мне казалось, что он бежал ужасно медленно – я догнала его в два прыжка и… - Тут Бесс увидела, как я съежилась, и решила опустить подробности. – Словом, я его убила. Меня вела туманная человеческая память, вела домой, к дочери… - Она вновь прервалась, и я похолодела, предчувствуя, что будет дальше. – Уже подходя к дому, я чувствовала, как усилился огонь в моем горле, казалось, на шее затянули раскаленную цепь. Когда я зашла, она была там со своим женихом – славным соседским парнишкой, их свадьба должна была быть сыграна зимой, после рождественского поста. Они оба вскочили, в ужасе глядя на меня. Тогда я не знала, как выгляжу, как пылают кровью мои глаза и неестественно прекрасным кажется лицо. Но как-то моя дочь узнала меня, и я видела, как побелело ее лицо. У нее часто от волнения текла кровь из носа. Вот и тогда, словно в замедленной съемке, я видела, как капля крови скатилась у нее по подбородку и с кажущимся мне громким плеском приземлилась на дощатый пол. Этого я не смогла вытерпеть, я бросилась к ней…
-Ты, ты убила ее?! – Прервала я ее, в ужасе замерев, вцепившись пальцами в ткань плаща.
-Нет. – Отрезала Бесс. – Не знаю, как, но я сдержалась и не укусила ее. Я просто хотела вытереть кровь с ее лица, убрать. И… и я не рассчитала силы – одним движением, легким и нежным, как мне тогда казалось, я прикоснулась к ее лицу. А потом с удивлением увидела, что от этого ее голова откинулась назад, словно по ней ударили молотом, услышала, как хрустнули позвонки в ее шее. Я схватила ее, когда она стала падать. Мне хотелось, плакать, рыдать, но слез не было. Я просто стояла и держала на руках ее труп. В какой-то момент, я почувствовала, как что-то как перышко прикоснулось к моей спине, и увидела того парня, жениха. Он стоял, пораженно и с ужасом глядя на обломок палки, которая, до того, как он попытался проткнуть ею меня, было осиновым колом. Я была в таком бешенстве от того, что он оторвал меня от моей дочери, что, зарычав, схватив его за руку. При этом он крикнул, и я почувствовала, как под моей ладонью легко, как спички, ломаются его кости, и впилась зубами в его шею. Но я была сыта, и потому, укусив и сделав пару глотков, отпустила его. Несколько минут после я не обращала на него внимания, я смотрела на лицо мертвой девушки, гладила ее по волосам, звала по имени… Но тут он стал кричать, корчась на полу, и поняла, что он, так же как и я, превращается в чудовище. Я унесла его с собой, в лес. С тех пор мы путешествуем вместе. В ту деревню мы больше не вернулись.
-Но как ты стала одной из Волтури?
-Я сама пришла и попросила их принять меня к себе. – Просто ответила она и, увидев мое шокированное лицо, криво усмехнулась. – Тебе мы, наверное, кажемся монстрами, страшилками.
Я кивнула. И это действительно было так – с самого детства именно Волтури были для меня самым большим кошмаром. Единственным, что могло угрожать жизни и благополучию всех, кого я любила.
- Но ты не знаешь, что было в мире вампиров пару веков назад. Тогда люди были настолько дики, что их оружие не представляло для нас опасности, настолько необразованны и разобщены, что не знали, что происходит в двадцати милях от их дома. В те годы мы могли убивать, практически не заботясь о том, увидит ли нас кто-нибудь. Могли убивать помногу, и никто не обращал на это внимания. Подумаешь, вымерла еще одна деревня – сколько их тогда выкашивала оспа, или чума, или войны. – Она говорила это тоном учителя истории. - А Волтури, они были нашим первым законом. В те годы они были стражами порядка, если хочешь. Они убивали, но если бы не они, все было бы гораздо хуже, они вынуждены были быть жестокими.
Ха! «Гораздо хуже»! Быть может, они и приносили и приносят пользу, но ничто не может оправдать того, как они вели себя по отношению к моей семье.
Наверное, мое лицо отразило мои мысли, потому что Бесс заметила.
-Я не говорю, что Волтури - это добро. Они зло, но это меньшее из двух зол.
Я упрямо покачала головой. У меня была не очень хорошая привычка слишком часто говорить напрямую, что я думаю. И в этот раз я тоже не удержалась, хотя, если учесть, что я разговаривала с одной из Волтури, то разумнее было бы промолчать.
- Возможно, так было тогда, но сейчас мир меняется. Посмотри на людей – у них тоже в средние века на судах пытали и вешали за карманную кражу, но сейчас-то все изменилось. Может и вам пора меняться? – Критически заметила я.
-Не все в мире должно меняться, кое-что лучше пусть остается неизменным, – отрезала Бесс, и ее голос стал жестким, предупреждающим. Я поняла, что едва не переступила черту, за которой заканчивалось ее дружелюбие. Несмотря ни на что, она была из Волтури, и ее преданность своим хозяевам была несомненной.
Это напомнило мне кое о чем.
-А, хм, а тот парень, бывший жених твоей дочери… А где он сейчас?
Я с опаской ожидала ответа, боясь, что невольно потревожила еще одну ее душевную рану. Но, к моему удивлению, она рассмеялась. – Да вон он, сидит, шельма, и уже полчаса делает вид, что занят чем-то, а на самом деле нас подслушивает.
Пораженная таким резким переходом от событий давнишних, звучащих, как страшная сказка, к реальности, я с удивлением увидела, что Бесс указывает как раз на русоволосого вампира, который действительно незаметно подкрался к нам во время нашего разговора.
Бесс улыбнулась и типично человеческим жестом потрепала его по и так растрепанным волосам. – Это Ник. Мы с ним уже несколько веков вместе. Я для него что-то вроде приемной матери или тетки.
Ник улыбнулся мне: «Вообще-то лично я не считаю, что ты похожа на мою бывшую невесту. Но раз Бесс ты нравишься, то считай, что ты нравишься и мне.»
При этих словах вампирша слегка нахмурилась, словно уловив в них какой-то потайной смысл, и погрозила Нику кулаком. Тот рассмеялся.
- Да нет, я не это имел в виду.
- В любом случае, не смей. – Строго приказала ему Бесс. – А ты, Ренесми, лучше спи, уже скоро рассвет.
Я послушно уткнулась лицом в теплую кору дерева. Мне показалось, что я закрыла глаза лишь на секунду, но когда я их открыла, в лицо мне бил уже утренний свет, пора было собираться и вновь бежать. Я вспомнила вчерашнюю историю, которая сейчас, ярким солнечным днем, казалась мне просто страшилкой, вроде тех, которыми дети перед сном любят пугать друг друга.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 03:01 | Сообщение # 9
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 7. Обрыв.
Мне было интересно – как сегодня будет вести себя со мной Бесс, но та бежала впереди, как ни в чем ни бывало, ничем ни показывая, что что-то изменилось со вчерашнего вечера. А вот Ник, напротив, весь день переглядывался со мной, иногда корча смешные гримасы, совсем как человек.
В этот день ветер переменился – раньше он дул нам в лицо, теперь же наоборот, подгонял в спину. И я с наслаждением и внутренним трепетом вдыхала воздух. Потому что в нем еле заметно, но четко витал запах Джейкоба. Он был рядом, всего в какой-то миле или двух отсюда. Но это же могли чуять и Волтури, поэтому некоторые из них стали частенько с раздражением оглядываться назад, морща носы.
Я слышала, как позади меня беловолосый вампир, тот самый, что так ненавидел меня за что-то, с отвращением прошипел.
- Мерзкая псина. Надеюсь, мы скоро с ней расправимся.
В ужасе я чуть не споткнулась. Пожалуй, в настоящий момент моим самым большим страхом было то, что Джейк нас догонит, или что Волтури, устав от его молчаливого и навязчивого преследования, решат сами напасть. Но все бежали вперед, даже быстрее, чем раньше, и я чуть-чуть успокоилась.
На очередном привале, точнее, на «обеденном перерыве на охоту», я сидела, съежившись, у корней какого-то дерева. И удивлялась тому, насколько меньше меня стали трогать мысли о той «охоте», которую сейчас Волтури устраивают в мирно спавшем маленьком городке неподалеку. Я уже начала в каком-то смысле привыкать к подобному положению вещей, и это меня пугало. Может, я тоже становлюсь монстром?
А еще я не могла отделать от мысли, что мой любимый оборотень сейчас, скорее всего, спит где-то неподалеку. Мои ноги дрожали от внутреннего желания вскочить и броситься к нему. Я знала, что меня поймают прежде, чем я успею хотя бы краешком глаза увидеть Джейкоба, но все равно соблазн был велик. Если бы я только могла хотя бы сообщить ему, что все в порядке – мне становилось плохо об одной мысли о том, как он волнуется за меня.
Пока я думала, мои пальцы машинально отколупывали старую, толстую кору с дерева. Я обратила на это внимание только когда поняла, что линии, неосознанно прочерченные моими ногтями на стволе дерева, складываются в миниатюрную фигуру волка. Волка, закинувшего вверх голову, так, словно он воет на луну. Еще пару штрихов, и рисунок был завершен. Дерево было мягкого коричневого цвета и лучи закатного солнца падали на него, так что получалось, будто маленький красно-коричневый волк движется.
И тут у меня возникла идея. Не теряя ни секунды, я принялась ногтями царапать кору так, чтобы получались буквы. Я же хотела как-то связаться с Джейком, успокоить его. И вот он – способ это сделать.
Спустя полчаса на дереве красовалась небольшая и еле заметная надпись:
« Джейк, у меня все хорошо. Так что не волнуйся – мне ничего не угрожает. Очень люблю тебя и скучаю.
Несс.»
Я не сомневалась, что он обнаружит мое послание – он же следует за моим запахом, к тому же его звериное зрение не пропустит даже такой мелочи, как царапины на стволе дерева.
С тех пор, при каждом удобном случае, я оставляла вот такие «записки».
Сначала я опасалась, что это придется не по вкусу моим конвоирам, но они лишь презрительно пожимали плечами. А Ник даже предлагал свою помощь и подсказывал цитаты из каких-то романов, которые, по его мнению, пришлись бы в этой ситуации как раз к месту. Он вообще частенько болтал со мной, и его, единственного из всех, казалось, не волновало, что он находится на задании, а я – пленница. Бесс, видя это, иногда улыбалась, а иногда и, по непонятной мне причине, хмурилась и грозила Нику кулаком. Спустя сутки мы, наконец, достигли побережья Атлантического океана. Там наше путешествие ненадолго приостановилось. Я не знала, что послужило причиной это задержки. Думаю, Волтури ждали подходящего транспорта – корабля или самолета. Интересно только, что скажет стюардесса, когда в салон проследуют пятнадцать мертвенно бледных прекрасных людей в красных плащах? Хотя, это не мое дело, а у моих сторожей, думаю, уже был продуманный план на этот счет.
А пока что все маялись бездельем, и то и дело между вампирами вспыхивали небольшие ссоры, просто ради того, чтобы «размяться». Но все разногласия сразу же утихали, стоило Бесс прикрикнуть или просто посмотреть в сторону «зачинщиков». Меня это удивляло – с чего это опытные вампиры слушают ее, словно первоклассники учительницу? Хотя, было одно исключение – тот беловолосый вампир, хотя и подчинялся Бесс, делал это всегда неохотно, словно по принуждению, злобно оскалив зубы.
Мне разрешалось бродить везде, но не отдаляясь на милю-две от той поляны, где был разбит наш лагерь. И моим любимым местом был крутой, обрывом уходящий вниз, скалистый берег океана. Эти скалы немного напоминали мне Ла Пуш. К тому же океан всегда действовал на меня успокаивающе, на его берегу я чувствовала себя свободной. Казалось, достаточно было развести руки в стороны, и соленый морской ветер подхватит меня, унося вдаль, как птицу.
Я отвлеклась, смотря на волны, и не заметила и так практически беззвучных шагов. Очнулась только когда чья-то ладонь до боли, как коготь, впилась мне в плечо, заставляя повернуться. Непонимающе я уставилась прямо в ненавидящие ярко-алые глаза.
Беловолосый крепко держал меня за плечо одной рукой, так что я вынуждена была встать на цыпочки и почти висела в воздухе.
Несмотря на то, что я знала, что им запрещено убивать меня, пока они не доставят меня в Вольтеру, я почувствовала панику. Слишком безумно-злым был взгляд вампира, слишком далеко были все остальные, слишком близко я спиной стояла к обрыву высотой с восьмиэтажный дом.
Я слышала, как его дыхание со свистом проходило сквозь сомкнутые зубы.
- Когда-нибудь я убью тебя. – Прошипел он. – Тебя и твоего пса. Всю вашу компанию.
-За что? – Вырвалось у меня. Мой голос был похож на кваканье, и я почувствовала, как его рука перемещается с моего плеча на горло, сжимая мне шею. От страха у меня бешено заколотилось сердце.
- Кто из вас ее убил? - Не отвечая, спросил он, все сильнее сжимая мое горло и еще выше поднимая руку.
-Кого? – Прохрипела я.
-Джейн. – Выдохнул он яростно, приблизив свое лицо к моему.
-Джейн? – Пораженно переспросила я. При чем тут она? Но я автоматически ответила. – Джейк.
-Значит, он умрет последним.
Я с ужасом поняла, что сделала. О нет! Зачем только я сказала? Надо было соврать. Что теперь будет с Джейкобом?
Между тем, вампир, так и не разжимая руки, сделал шаг по направлению к обрыву, заставляя меня пятиться назад, пока я не оказалась на самом краю. Внизу слышался глухой шум волн. Интересно, если я упаду с такой высоты, то погибну, или просто переломаю кости, или останусь невредимой?
Я задрожала. Что он хочет со мной сделать? Убить? В ужасе я прошептала: «Не надо, пожалуйста…». Это звучало жалко, и он презрительно усмехнулся, однако не отпустил меня, но и перестал сжимать руку.
- Я просто покажу тебе кое-что. – Он жестко усмехнулся и резким движением толкнул меня, заставляя развернуться так, чтобы я была лицом к обрыву.
И в тот же миг я почувствовала что-то странное и страшное. Я знала, что я все еще стою на скале, видела прямо перед собой небо и океан, и одновременно я чувствовала, что падаю, лечу в пропасть, чувствовала, как ветер треплет мои волосы и одежду, видела быстро приближающиеся скалы. Как будто одна реальность накладывалась на другую, и от этого у меня закружилась голова. Я закричала от страха, мое пересохшее от страха горло испустило на удивление громкий звук.
- Молчи. – Прошипел вампир и грубо закрыл мне рот ладонью, одновременно сжав мне шею так, что я начала задыхаться.
Но мой крик был достаточно громким, чтобы его могли услышать другие вампиры, находящиеся примерно в двух милях отсюда. И не только вампиры. Ветер дул с моря, и потому ни я, ни беловолосый не услышали мягкого прикосновения больших лап к земле, не почуяли запаха. Одновременно мы услышали полное ярости рычание, и в следующее мгновение рука вампира, та, которой он держал меня, разжалась, и я, наконец, смогла нормально дышать. А самого вампира откинуло назад, но, упав, он мгновенным молниеносным движением вновь вскочил на ноги, оскалив клыки и наступая, на… На Джейкоба! В первую секунду я вновь закричала, но на этот раз от радости, что вижу его, спустя столько дней, что он рядом. Но затем я поняла, что сейчас тут будут остальные вампиры, и его, несомненно, убьют.
-Нет! – Закричала я. – Джейк, уходи!
Но ни оборотень, ни вампир не обратили на меня ни малейшего внимания – оба крались, не сводя друг с друга глаз, клыки оскалены, позы напряжены перед прыжком.
-Уходи! – Вновь крикнула я, бросившись к нему в глупой и бесполезной попытке как-то разнять их. И тут услышала то, чего так боялась – почти неслышные быстрые шаги бегущих к нам вампиров. Через секунду они были уже рядом.
Драка мгновенно прекратилась. Выстроившись полумесяцем, Волтури стали наступать на волка, который медленно пятился, оскалив клыки и рыча. Я с ужасом увидела, что полукруг начинает замыкаться, окружая Джейкоба. Вот-вот сомкнется линия, и потом все, конец. Конец Джейка и конец меня, конец смысла моей жизни.
Я бросилась к ним, пытаясь прорваться сквозь плотное кольцо. От страха за моего любимого я едва ли соображала, что делаю, иначе как объяснить то, что я попыталась напасть сзади на одного из вампиров, зная, что он в несколько раз сильнее меня. Быстрым, как бросок змеи, движением, даже не повернувшись ко мне, этот вампир поймал меня и оттолкнул так, что я полетела на каменистую землю. Увидев это, Джейк, ощетинившись, зарычал, сделав шаг по направлению к толкнувшему меня, но другие вампиры мгновенно отреагировали и встали ближе друг к другу, наступая. Круг сужался. Что делать?! Будь здесь Бесс, я, быть может, попросила бы помощи у нее. Не факт, что она бы согласилась, но можно было хотя бы попытаться. Однако, как на зло, она как раз сегодня, впервые за все наше путешествие, решила «поохотиться». А другие из Волтури на все мои мольбы и крики обратят не больше внимания, чем на крики людей, которых они убивают. Они бы не стали выслеживать оборотня специально и терять на этом время. Но раз он сам оказался у них в руках, то, по-видимому, они решили, что глупо будет терять такую возможность. Тем более, что если учесть их огромный численный перевес, для них это будет скорее забава, чем схватка.
-Нет! – Вновь крикнула я, так громко, что сидевшие на окрестных скалах чайки с воплям взлетели в небо.
Нет, только не Джейкоб! Пусть лучше убьют меня! Что угодно! Я же не смогу без него. В буквальном смысле, физически не смогу.
Я с отчаянием следила глазами за окруженным волком. Джейк почувствовал это и тоже посмотрел на меня. И, несмотря на то, что сейчас он был не человеком, я поняла, что значил его взгляд. Он прощался со мной.
-Джейк. – Прошептала я в отчаянии. Мир вокруг подернулся полупрозрачной пленкой, в ушах зашумело. Я отстраненно подумала, что, наверное, сейчас упаду в обморок. Мой разум, был просто не в силах смотреть, как убивают моего Джейкоба. Как? Джейк, такой живой, такой здоровый, сильный, солнечный. Он не может умереть, он должен жить!
В любом случае, я переживу его не надолго. Ровно на столько, сколько времени мне потребуется, чтобы поднести руки ко рту и резким движением черкануть зубами по венам. В том, что я была вампиром лишь на половину, были и свои преимущества. Одно из них заключалось в том, что мне не так уж и сложно было покончить с собой, если я того захочу. Минут пятнадцать, и все будет кончено. И все эти вампиры ничего не смогут сделать – вряд ли кто-либо из них вообще рискнет приблизиться ко мне, боясь, что потеряет контроль. Я, конечно, пахла не как человек, но аромат моей крови все же обжигал им горло, а Волтури не привыкли сдерживать себя. Так что даже если кто-то и попытается насильно перевязать мне руки, то, скорее всего, он просто не сдержится и сам быстро убьет меня.
Все еще не спуская глаз с Джейкоба, который так же продолжал смотреть на меня, не обращая внимания на десяток вампиров, приближающихся к нему со всех сторон, я машинально начала закатывать рукава, обнажая кожу запястий... Джейк тихо заскулил и сделал шаг по направлению ко мне. Его черные глаза – единственное человеческое, что было в нем, когда он был волком – неотрывно всматривались в меня, как будто он хотел этим взглядом напоследок сказать мне все, хотел насмотреться на меня на долгие годы вперед. На те годы вместе, которые у нас могли бы быть, и которых никогда не будет.
Я ничего не сделаю, пока он будет жив. Ему бы это не понравилось – он хотел бы, чтобы я продолжала жить и без него, чтобы была счастлива. Но это просто невозможно. В моем решении сейчас практически не было той романтики, которая заставляет, порой, людей выбрасываться с десятого этажа, потому что «Он» или «Она» не разделяет их чувств. Это было взвешенное, почти рациональное решение – я просто знала, что не смогу без него, что просто прекращу свое существование, как только его сердце ударит в последний раз. Я буду дышать, ходить, быть может, даже говорить, но в душе я буду мертва, и это будет даже страшнее, чем те люди, у которых после клинической смерти тело продолжает работать, а разум уже умер. Главное будет решиться на это – укусить саму себя, и желательно это сделать не поперек вен, а вдоль: так мне придется меньше мучиться.
И пусть эти Волтури сами думают, что им предоставить Аро. Быть может, они притащат ему мое бездыханное тело, чтобы как-то оправдаться? Хотя вряд ли это им поможет – у Волтури было принято крайне сурово наказывать за подобные промашки, и если был приказ «доставить живой», значит, это нужно было выполнить. Держу пари, что кому-то из моих конвоиров, а быть может, и большей части, придется ответить собственной жизнью за то, что они не смогли уберечь мою.
Стоп! Вот он – выход! Я тут же, страшась опоздать, закричала во всю силу легких.
-Стойте! – Вампиры обратили на меня не больше внимания, чем на шелест листьев в кронах окрестных деревьев. Только Джейкоб дернулся было ко мне, но натолкнулся на стену оскаленных клыков, сжатых в когти рук и остановился.
-Если вы убьете его, то сами погибнете! – От волнения мой голос прерывался, словно я задыхалась, но при этом эти слова прозвучали настолько уверенно, что Волтури остановились. Часть из них даже повернулась в мою сторону, другие же продолжали следить за Джейкобом, боясь, что он воспользуется ситуацией и нападет или же попробует бежать.
-Что за чушь ты несешь? – Прошипел кто-то, и я почувствовала, как шесть пар темно-красных глаз впились в мое лицо, в ожидании ответа.
-А то, что если вы хоть что-нибудь ему сделаете, я… я вскрою себе вены. – Для убедительности я поднесла руку к зубам.
--И что с того? – Усмехнулся беловолосый. Он был ближе всего к волку, и я прямо-таки ощущала его желание поскорее вцепиться в горло Джейку. Другие вампиры сосредоточенно молчали, обдумывая мои слова.
-А то... – Тут мой голос от волнения прервался на высокой ноте, но усилием воли я заставила себя продолжить. – Что вряд ли ваши хозяева похвалят вас, если вы принесете им мой труп. Как бы вам потом свою шкуру спасать не пришлось.
- Ты не успеешь изойти кровью, мы просто насильно забинтуем тебе руки. – Улыбаясь, предложил все тот же беловолосый.
Но в этот раз мне не пришлось даже отвечать, потому что за меня ему ответил один из вампиров.
-И кто будет делать ей перевязку, а? Может, ты? А если не сдержишься, то нам всем крышка!
Я встрепенулась, впервые чувствуя какую-то слабую надежду. Но тут, как назло, поняла, что еще чуть-чуть, и я потеряю сознание от всего этого нервного напряжения. На глаза стала наползать темнота, я пошатнулась, но усилием воли, сжав зубы, сохранила равновесие. Не сейчас. Если я сейчас упаду в обморок, то все будет кончено, мне нужно продержаться, я должна. И надо поскорее кончать со всем этим – надолго меня не хватит. Ох, только бы они не заметили моего состояния, только бы не догадались, что я вот-вот потеряю сознание.
-Ну что?! – Крикнула я им, чтобы поторопить с решением.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 03:02 | Сообщение # 10
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 7.1. Обрыв.
-Она блефует. – Прошипел беловолосый. Быть может, он действительно так думал, хотя другие вампиры, видя выражение моего лица, почему-то не сомневались в том, что я в случае чего приведу свою угрозу в действие. А может, он втайне надеялся на то, что так и случится, хотел таким образом расправиться разом и со мной и с Джейкобом.
В любом случае, вместо того, чтобы отвечать на его слова, я не допускающим толкования жестом поднесла свое запястье поближе ко рту. Джейк тихо, обеспокоенно и предупреждающе завыл. Я могла слышать, как его сердце заколотилось со стремительной быстротой, когда он увидел, что я собираюсь сделать.
Волтури заколебались. Я оскалилась, обнажая клыки, и слегка прикусила кожу на внутренней стороне руки – не так сильно, чтобы прокусить, но достаточно, чтобы напугать вампиров, которые собственными головами отвечали за мою жизнь.
Окружающий Джейкоба круг распался – позади него вампиры расступились, предоставляя ему возможность уйти. Но он не двигался, точнее, он попытался подойти ближе ко мне, и Волтури угрожающе зашипели, вновь приняв агрессивные позы.
-Уходи. – Сквозь зубы бросил ему кто-то.
Он был огромен. Гигантский, мощный зверь с клыками размером с мою ладонь. Но, несмотря на это, сейчас он больше всего напоминал мне маленького, брошенного на улице щенка. Похожего на тех, чьи фотографии печатают активисты Гринписа на своих буклетах против жестокого обращения с животными. Потерянный, одинокий, полный боли. Он тихо заскулил, не отрывая от меня черных глаз. Я знала, что он чувствовал, потому что тоже ощущала это. Между нами как будто была натянула стальная веревка, и чем дальше мы были друг от друга, тем сильнее она натягивалась, грозя с корнем вырвать кусок сердца из груди. Это была почти физическая боль, и на секунду мне показалось, будто я действительно вижу эту связывающую нас нить и то, как она разрывает нас обоих.
Джейкоб снова тихо заскулил, и я невольным жестом протянула к нему руки, в попытке дотянуться до него, утешить, усмирить его и свою боль. Но тут же мне пришлось самой остановить себя. Сейчас главное, чтобы он вновь был в безопасности, надо заставить его уйти.
- У-уходи. – Мои губы отказывали произносить это, и получился невнятный прерывистый шепот. – Ух-ходи, пожалуйста.
Волк замотал головой, отказываясь.
-Пожалуйста. – Умоляла я его. – Ради меня.
Я знала, что для меня он сделает все, что я попрошу. Так что это была нечестная просьба – ей он не мог противиться. Для оборотней желание тех, с кем они были запечатлены, имело, пожалуй, не меньшую силу, чем приказ альфы.
И Джейк подчинился. Медленно, не поворачиваясь ко мне спиной, он стал отступать за границу деревьев. При этом он то ли выл, то ли стонал, и каждый его шаг, отдаляющий его от меня, заставлял меня внутренне вздрагивать. Не знаю, сколько продолжалась эта наша совместная пытка, но в какой-то момент он исчез в гуще леса. Теперь он был спасен – вампиры никогда его не догонят. Несмотря на одиночество, которое вновь охватило меня, я с облегчением, почти радостно, выдохнула, расслабилась, позволила, наконец, своему разуму замолчать. И почувствовала, как проваливаюсь в беспамятство, и только когда я уже падала, то сообразила, что стою на краю обрыва и лечу прямиком в пропасть. Но, как ни странно, страха больше не было, была только досада за мою неловкость. «Черт! Ну почему я как всегда оказалась не в том месте и не в то время» - подумала я, летя вниз.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 03:03 | Сообщение # 11
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 8. А тем временем...
"А тем временем у Калленов" - события происходят примерно неделю назад, рассказ идет от лица Беллы.

Мы сидели вместе всю ночь, обнявшись, практически недвижимые, только пальцы Эдварда летали над клавишами, оставляя за собой тоскливую, невыносимо печальную мелодию.
За окном сначала потух день, потом взошла луна, потом небо раскраснелось, и появился круглый диск солнца. Каким-то кусочком сознания я видела все это, слышала звуки леса за стенами нашего дома. Нашего когда-то такого уютного дома. Теперь он был пустым, звенящая пустота была вокруг, во всех комнатах, а особенно в одной – наверху, той, что когда-то принадлежала Ренесми. Как только я подумала о ней, мое сердце сжалось, хотя как может зажаться и замереть и так уже мертвое сердце?
Мы, по молчаливому согласию, ни разу не заходили в ее комнату с тех пор, как она ушла.
Музыка резко оборвалась, и Эдвард согнулся, закрыв лицо руками.
-Прости, прости меня, пожалуйста. – Его голос был приглушенным и полным боли и раскаяния.
-Не вини себя, – уже, казалось, в тысячный раз за эти дни повторила я ему. Точнее, в одна тысяча двести тридцать четвертый раз, как подсказывала мне моя услужливая, нечеловечески точная память.
Я положила ладони на его щеки и заставила его повернуть голову и посмотреть на меня. Темно-золотые глаза с отчаянием и виной впивались в мое лицо, и я видела, как он вновь содрогнулся, видя, как мне плохо. Иногда я задавалась вопросом – что мучает его больше всего: то, что наша дочь ушла от нас, или то, какую боль ее уход причинил мне?
-Белла, любимая, прости. – Прошептал он. А я, не в силах больше смотреть, как он страдает и винит себя во всем случившемся, наклонилась так, что прислонилась своим лбом к его, и сказала как можно более мягко.
-Эдвард, ты не виноват. Она сама сделала свой выбор. – Эти слова я тоже говорила ему много раз, и каждый раз они значили для него не больше, чем шелест листьев или звук ветра.
–Но, если бы я не поставил ее перед выбором… - Он хотел что-то добавить, но я быстро приложила палец к его губам, заставив замолчать.
-Ты хотел как лучше, мы все хотели.
Он грустно покачал головой, как всегда не соглашаясь. Как и обычно, за все плохое, что случалось, он брал вину на себя. Хотя, быть может, в том числе и за это я и любила его так сильно. А если подумать, то единственным, кто был виноват, был Джейкоб. Я почувствовала, как при воспоминании о нем внутри меня зашевелилась злоба. Как он мог? Несс еще ребенок, она не понимает, что делает. Но Джейкоб… Как он мог так поступить с нами, с Эдвардом, со мной? Неужели было трудно подождать пару лет, пока моя дочь не повзрослеет? Как он мог увезти ее от меня, мою собственную дочь? Я всегда знала, что в конце концов мне и Эдварду придется отдать ему ее. Но одно дело – как законную невесту и жену, так, чтобы мы могли навещать ее, видеться.
Но не как сейчас! Больше всего меня пугало то, что Несс нам не звонила. Почему? Неужели она так обиделась, что не хочет нас даже слышать? Это было на нее не похоже – наша дочь была импульсивной, скорой и на смех и на ярость, но все ее обиды проходили почти мгновенно – обычно, она начинала раскаиваться и извиняться прежде, чем успевала даже сказать хоть что-то обидное. Единственным исключением был тот страшный вечер, когда она ушла от нас. Тогда я ее не узнавала, это была не она, это просто не могла быть она. И с тех пор я с ужасом думала о том, что, быть может, я так до конца и не узнала ее, неужели я что-то пропустила, и моя Несси была совсем не такой, какой я ее себе представляла?
Мой возлюбленный смотрел на меня, пока я уголком рассудка обдумывала все эти мысли. Ему не надо было слышать их, чтобы понимать, что происходит сейчас в моей голове.
Эдвард слегка приоткрыл губы, пытаясь что-то сказать, но не давая ему вновь начать говорить, не желая больше видеть его таким, я быстро прижалась своими губами к его. За те годы, что я была вампиром, я все еще не могла привыкнуть к тому, как по-новому ощущались для меня его губы – не твердые и мраморно-холодные, а такие же теплые, как и мои, гладкие, нежные, пускающие словно электрический ток по всем нервам моего тела.
Нам не нужно было прерываться на вдох, но мы все же на мгновение оторвались друг от друга - сегодня мы ждали Чарли, который обещал нас навестить, и он мог приехать с минуты на минуту. Мы так и не рассказали ему, что произошло, и он, как мне казалось, в последнее время зачастил к нам в дом, надеясь, наконец, застать свою внучку, которую он не видел уже пару месяцев. И каждый раз мы придумывали все новые отговорки, а Чарли раз от раза становился все более мрачным и все более настойчиво, порой, смотрел на меня, моля объяснить ее отсутствие.
Эдвард грациозным, полным изящества позапрошлого века, жестом, поцеловал мою руку и удерживая ее в своих ладонях, предложил.
-Хочешь, я сыграю для тебя?
-Конечно. – Кивнула я.
Он вновь развернулся к роскошному, молочно-белому роялю и, взмахнув кистями рук так, что они на мгновение замерли над самой клавиатурой, он заиграл. Это была моя колыбельная, и поначалу я просто погрузилась в мир звуков, которые, казалось, обтекают меня со всех сторон, как струи воды. Эта комната была нарочно рассчитана именно на этот инструмент – с акустикой, подобной той, что можно услышать в лучших операх мира.
Но потом я заметила, что мелодия меняется, начались вариации. Постепенно к основной теме добавилась еще одна. И я узнала ее – эта была песня, написанная специально для Ренесми, на ее первый день рожденья.
Мои глаза, казалось, слегка защипало изнутри, когда я вспомнила этот день, когда мы ее поздравляли. Как же мы были тогда счастливы! Я была рада, что Эдвард сейчас не мог видеть моего лица.
Интересно, как можно счастливо жить, зная, что тебя все устраивает, а потом появляется что-то новое, и это что-то становится для тебя не просто еще одним атрибутом повседневной рутины, а центром твоих стремлений. И потом, когда это вновь исчезает, твоя жизнь не возвращается к тому, что было до этого – ты не можешь вновь стать счастливой и спокойной, без нее. Так было со мной, когда когда-то Эдвард ушел от меня, так было и сейчас, когда рядом уже не было моей дочери.
Музыка была почти радостной, и она уносила меня в прошлое. Моя память была безупречной – я могла вспомнить в точности любой из прожитых мной в качестве вампира дней. Это было легко – так мысленно прокручивать воспоминания, как будто ты смотришь фильм.
В этот раз я вспоминала тот последний вечер, который Ренесми провела в нашем доме – тот злосчастный вечер, после которого Эдвард запретил ей видеться с Джейкобом.
Тогда мы точно так же сидели, обнявшись, и Эдвард тоже был не в самом радужном настроении, но на этом сходство заканчивалось.
В тот раз из пианино лились совсем другие мысли – ноты яростно, как раскаты грома, летали по комнате, и это значило, что Эдвард был крайне раздражен. Я тоже не испытывала особенной радости от того, что в это самое время моя дочь и мой лучший друг были наедине наверху в комнате Несс. Но у меня было одно преимущество – по крайней мере, я не знала, о чем они думали.
Зато своим порой чересчур острым слухом я прекрасно могла слышать, как они там целуются. А мой любимый, благодаря своему дару, словно лично присутствовал там с ними.
Внезапно Эдвард оторвался от рояля и, подняв голову вверх, сквозь зубы угрожающе прорычал, явно обращаясь к тем, кто находился сейчас на втором этаже:
- Не смей даже думать об этом!
Сверху раздался приглушенный смех Джейка и возмущенный возглас Ренесми: «Папа!».
Я положила руку ему на плечо, пытаясь успокоить.
-Может, лучше я накину на них мой щит? Не хочу, чтобы ты мучился. – Предложила я. Мы разговаривали так тихо, что наверху нас не могли услышать.
-Не надо. – Эдвард отрицательно покачал головой. – Я хочу знать, что они думают.
- Не знаю, иногда мне кажется, что ты все чересчур преувеличиваешь и драматизируешь, быть может, самую малость, но преувеличиваешь. – Я улыбнулась, чтобы эти слова звучали как шутка.
- Не думаю. – Ответил он, невольно улыбнувшись в ответ, и притянул меня к себе, обняв и поцеловав в висок. – Ты просто не представляешь себе, насколько у твоего друга богатая фантазия, да и Несс.., хм, …тоже хороша. – Он не стал вдаваться в детали, и я была ему за это весьма благодарна. Все же для меня моя дочь была и, наверное, навсегда останется моей маленькой малышкой, и я пока не была готова думать о ней как о взрослой – не успела привыкнуть к этой мысли. Слишком уж быстро она повзрослела.
Между тем Эдвард картинно закатил глаза и произнес, достаточно громко, чтобы те двое, наверху, могли его услышать: «Ну почему это должен был быть именно Джейкоб Блэк? Ну почему не Сет – он очень хороший парень, почему не Эмбри – он такой воспитанный и застенчивый? Господи, ну почему с моей дочерью запечатлелся самый сексуально озабоченный оборотень во всей стае?»
В ответ сверху вновь донесся смех, или даже скорее уже гогот Джейка, в этот раз в унисон с более звонким хихиканьем Несси.
- Эдвард, но он же не думает только об этом, он не воспринимает ее только как красивую девушку? Он же любит Несс? – Беспокойно спросила я.

-Конечно, любит. – Эдвард фыркнул. – Думаешь, я бы позволил ему появляться в этом доме, если бы не знал, что для него вся ее красота и внешность практически ничего не значат? Да он бы любил ее, даже если бы она была страшной, и максимальное, что он когда-либо смог от нее добиться, это поцелуй в щечку. Просто Джейкоб, хм, очень темпераментный. – Последнее слово Эдвард прошипел.
- Эээ, Эдвард. – Начала я, задумчиво наматывая на палец прядь его волос. – А почему тогда ты так против того, чтобы они поженились до того, как Ренесми повзрослеет? Не то, чтобы мне этого хотелось. Ты сам знаешь, что я бы предпочла ее вообще никогда от себя не отпускать. – Тут я улыбнулась. – Но все же, почему ты хочешь подождать именно до тех пор, пока она не перестанет меняться?
После секундного раздумья он ответил, тщательно подбирая слова: «Все дело в Ренесми. Я не уверен в ее чувствах по отношению к Джейку».
-Что?! – от удивления я воскликнула слишком громко, и Эдвард быстрым как молния, но при этом мягким движением приложил палец к моим губам, заставляя говорить потише, чтобы нас никто не слышал. Я опомнилась и продолжала уже шепотом. – О чем ты говоришь? Несси не любит его?! – Шокировано спросила я. В это было трудно поверить. Я не хотела этого видеть, но все же я видела, как Несс смотрит на него, как они общаются, как двигаются синхронно, словно связанные невидимой ниткой марионетки, как предугадывают слова и желания друг друга. После этого даже случайному зрителю, который ничего не знал ни об оборотнях, ни о запечатлении, становилось ясно, что они любят друг друга или даже больше того – они живут друг другом. Увидев мой раскрытый от удивления рот, Эдвард поспешил объяснить: «Нет, дело не в том, что он ей не нравится и так далее. Нравится, даже очень. Просто я не уверен, что ее чувства к нему - это что-то большее, нежели просто сложившаяся за столько лет нежная дружба, благодарность за то, что он для нее делал и делает, ну и физическое влечение.».
-Ты думаешь, что он для нее – просто увлечение?
-Ну, не совсем. – Эдвард смутился. – Скажем так, я не уверен, что это действительно единственная и самая большая любовь в ее жизни.
Повинуясь так и не исчезнувшему человеческому инстинкту, я шумно выдохнула, в удивлении. Я не знала, что и думать – с одной стороны все, что сейчас рассказал Эдвард, просто не укладывалось у меня в голове, но с другой стороны, ведь он знал Ренесми лучше меня – он читал ее мысли, даже самые потаенные. Но тут мне на ум пришло еще кое-что:
- Пусть даже и так, но все равно, при чем тут ее взросление?
-Просто я подумал, что, повзрослев окончательно, полувампиры становятся более похожими на вампиров – они становятся неизменными. И вполне возможно, что и в своих чувствах тоже. Так что я хочу сначала посмотреть, выдержат ли чувства Ренесми эту проверку, будет ли она все так же, и теперь уже вечно любить его. Ведь ты же знаешь: мы, вампиры, можем любить только один раз и навсегда, на всю нашу оставшуюся бесконечную жизнь.
При этих словах он улыбнулся так, что у меня в который раз перехватило дыхание от того, насколько он был прекрасен – даже за сотню лет я не смогу к этому привыкнуть. Его глаза были сейчас цвета расплавленного золота и, не в силах ждать ночи, когда мы останемся наедине, я прильнула к нему, целуя, обнимая за шею. Эдвард охотно, с желанием, целовал меня так, что если бы не моя новая вампирская сверхпамять, я бы забыла, как меня зовут. Но в какой-то момент он резко вскочил, вырвавшись из моих объятий. Его лицо стало хищным, опасным и, пробормотав сквозь зубы: «Все, хватит! Я вышвырну эту псину из моего дома!», ринулся по лестнице наверх.
Я обеспокоено побежала за ним, но не успела сделать и пары шагов, как на лестнице появились Джейкоб и Эдвард. Джейк шел впереди, и у обоих у них был такой вид, что если бы Джейк поднял руки вверх, а Эдвард взял автомат, то получилась бы картинка точь-в-точь в стиле «Оборотня ведут расстреливать».
Через секунду наверху появилась и Ренесми, красная, как помидор, судорожно одергивающая рубашку, на которой не хватало нескольких пуговиц.
В дверях Джейкоб остановился и развернулся, чтобы чмокнуть Несси на прощанье, как он это всегда делал, но встретился взглядом с холодными глазами Эдварда и предпочел ограничиться фразой «Спокойной ночи, Несс. Люблю тебя!».
-А я тебя! – Еще сильнее покраснев, крикнула моя дочь и бросилась обратно в свою комнату, как только дверь за Джейком закрылась…
Я погрузилась в воспоминания и потому мгновенно замерла, окаменев, когда пальцы Эдварда соскочили с ноты, издав дребезжащий, фальшивый звук, который тут же нарушил всю гармонию мелодии. Эдвард сфальшивил? Это невозможно: он мог бы играть с завязанными глазами и все равно не нажал бы ни одной неверной ноты.
Он вновь сгорбился, съежился, сидя возле инструмента.
- Белла, прости меня. – И видя, что я собираюсь его прервать, добавил. – Просто ты не знаешь всего, я солгал тебе тогда.
-О чем ты говоришь?
-О том, что, помнишь, я тебе говорил, что откладывал их свадьбу и вообще не хотел, чтобы они встречались, потому что не верил, что она.. - Он не называл имен, но я прекрасно поняла о ком он. – Она не любит его. Так вот, это не так.
-Но почему тогда?
-Потому что… потому что я не хотел, чтобы с ней случилось что-то плохое, я боялся за то, что это может сделать тебе больно.
- Что плохое, Эдвард, объясни! – Я почти закричала от волнения, и он успокаивающим жестом положил свою ладонь на мою. - Я все объясню. Знаешь, какое время было самым страшным в моей жизни?
- Когда ты думал, что я мертва, что я покончила с собой?
-Не совсем. Тогда я чувствовал, что я был уже испепелен, мертв. Хуже было, когда ты ждала Несс, когда я думал, что ты можешь погибнуть, и все это по моей вине, когда я был вынужден смотреть, как ты умираешь. Тогда я и сам умирал, я сгорал изнутри. – При этих воспоминаниях его лицо исказилось, и я поспешила перевести тему.
-Но какое отношение это имеет к Ренесми?
- Мы же не знаем, как она развивается. А что если она забеременеет, и ребенок окажется похож на нее саму? Она же может умереть – ее мы не спасем с помощью вампирского яда.
Я замерла, только мысленно представив себе это. Да, я сама прошла через многое ради нее, но я не хотела для нее такой же судьбы, ее я хотела бы уберечь от все боли этого мира, если бы это было возможно. Впрочем, как и любая мать. Если бы я была человеком, то сейчас у меня на лбу выступил бы холодный пот, и я смутно ждала этого, но вместо я просто почувствовала, что мое мертвое, недвижимое сердце как будто еще сильнее замерло, притаилось в моей груди.
Но я была вампиром и могла разом думать о многом, потому мне потребовалась лишь секунда, чтобы задать новый вопрос.
-А при чем тут ее взросление?
-Мы с Карлайлом думали об этом и пришли к выводу, что, скорее всего, как только она перестанет изменяться, она так же, как и любая вампирша, просто будет не способна забеременеть. Поэтому я и хотел, чтобы они подождали до тех пор, пока она не станет взрослой. – Осознав эти слова, я ужаснулась. Неужели у моей дочери есть только два возможных варианта: либо рисковать своей жизнью, либо навеки остаться такой, как Розалии или Эсме. Сейчас она вряд ли думает об этом, но когда-нибудь это принесет ей страдание, она будет мучиться. Между тем, Эдвард продолжал, только теперь его голос стал глуше, в нем было слышно раскаяние.
-Я виноват в том, что решил за них. Я должен был рассказать им правду, и пусть Несси и Джейк сами бы решали. А вместо этого я решил, будто распоряжаюсь их жизнями. И еще хуже – когда я узнал, что они стали близки, я испугался, испугался до ужаса. Я решил их разлучить любым способом. – При этих словах он обхватил голову руками и впился пальцами в волосы, словно желая вырвать красновато-каштановые пряди из своей головы. – Я никогда не говорил тебе, но у оборотней, когда они запечатлелись с кем-то, у них возникает не просто эмоциональная привязанность, но и физическая. Им действительно больно долго не видеть своих любимых, надолго уезжать друг от друга. А я наплевал на это, мне казалось, будто я забочусь о своей дочери, но сейчас я знаю, что вел себя неправильно. Нельзя было забирать у нее право выбирать. Вот она и выбрала, за меня… – Он умолк, прервался на полуслове и только судорожно сжал кулаки, так что костяшки пальцев побелели.
И тут раздался звонок. Но это был не тот звонок, который мы ждали – не у двери. Это звонил телефон, и по мелодии я поняла, что это Эллис. Я бросилась к нему.
С тех пор, как Ренесми ушла, Эллис целую неделю ходила сама не своя. Казалось, она стала еще более маленькой, хрупкой и бледной, чем обычно. Ее мучило то, что именно в ее мыслях Эдвард узнал про то, что Несси ночует у Джейкоба.
А за Эллис по пятам, не выпуская ее руки, ходил Джаспер с сосредоточенным лицом, постоянно чувствуя, как мучается его любовь. К концу недели, несмотря на старания Эсме ее утешить, Эллис стала напоминать полупрозрачное привидение.
Но на восьмой день она вбежала в наш дом с горящими глазами и объявила, что они с Джаспером уезжают – хотят навестить амазонок. Мне было тяжело отпускать ее, но было бы подлостью этого не сделать, и потому я лишь поцеловала ее на прощанье и проводила их в аэропорт. С тех пор они не появлялись – только на электронную почту мне с завидной периодичностью приходили письма, всегда заканчивающиеся фразой: «Мы вас всех любим. Не переживайте, она вернется.».
И вот теперь она звонила.
-Алло, - Крикнула я в трубку.
-Алло. Белла, мне нужно сказать тебе кое-что важное. – Я замерла на месте от того, каким серьезным был ее тон.
-Я только что видела – вам скоро придет письмо от Аро, правда я не знаю, что в нем – он еще его не сочинил. Но я уверена на девяносто процентов, что это как-то связано с Несси. И еще, часть из Волтури в последнее время начали пропадать, словно вместо них черные пятна. Белла, что-то происходит, и я это чувствую. – Ее звенящий колокольчиком голос стал почти испуганным.
Тут что-то щелкнуло, и связь прервалась.
Я медленно, словно в замедленной съемке, опустила руку, все еще сжимавшую телефон. Эдвард все слышал и, взглянув не него, я словно увидела свое лицо в отражении, потому что в данный момент лицо моего любимого было сплошной маской тревоги и ужаса.
А в тот же вечер нам действительно было доставлено письмо. Разорвав конверт, мы обнаружили там написанное изящным почерком послание.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 03:04 | Сообщение # 12
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 9. Инкуб.
-О, она очнулась! - Услышала я прямо над собой веселый голос Ника. Медленно приходя в себя, я огляделась. Я лежала, закутанная в уже знакомый мне плащ, возле костра и это меня удивило: не в привычках Волтури было разжигать огонь на привале. Они же, в отличие от людей, не мерзли, да и темноты явно не боялись. И, тем не менее, сейчас ровно посредине поляны весело поблескивали языки пламени.
-Что… что случилось? – Побормотала я.
-Тебе крупно повезло, причем трижды. – Ник наклонился поближе ко мне, чтобы я расслышала его шепот. – Во-первых, в том, что упала с обрыва не на камни, а в воду. Во-вторых, в том, что тебя вытащили, прежде чем ты успела нахлебаться. И в-третьих, в том, что когда тебя вытащили, подоспели я и Бесс, а то другие уже приняли решение оставить нескольких тебя сторожить, а остальным броситься охотиться на твою дворняжку. Так что твое представление было бы бесполезно.
-Ааа. – Протянула я и попыталась пошевелить всеми конечностями, дабы удостовериться в их сохранности. Вроде бы, все было в порядке, правда спина немного болела, как будто была вся в синяках, но это была мелочь. Между тем кто-то (полагаю, что либо Бесс, либо ее приемный сын) оставил мне даже чуть-чуть еды, которая, к счастью, стояла рядом с огнем и успела слегка согреться – я не любила есть холодное. Так что я, не медля ни минуты, принялась поглощать содержимое очередной банки консервов, лениво прикинув про себя, через сколько дней подобная однообразная пища мне надоест настолько, что даже голод не заставит меня ее есть. И чем я тогда буду питаться? Шишками?
Тут тишину, разбавляемую лишь потрескиванием огня, резко прорезал звук, заставивший меня съежиться и втянуть голову в плечи. Было такое ощущение, что столкнулись два камня, что гранитная глыба ударилась о скалу. Мы с Ником разом повернули головы туда, откуда звук доносился, как раз вовремя, чтобы увидеть там Бесс и беловолосого вампира, который стоял, полуразвернувшись к ней, прижимая ладонь к щеке, по которой она его только что ударила.
-Ты сума сошел?! О чем ты вообще думал?! Ты понимаешь, что из-за своих бредовых идей ты чуть не погубил всех нас! – Голос Бесс резал, как нож. Тон и вся поза ее были настолько угрожающими, что даже беловолосый позабыл свою наглость и безропотно, не пытаясь оправдываться, слушал ее. - Если бы это было в моей власти, ты бы уже сейчас был изгнан! Но я не могу решать за них – ты поедешь с нами до Вольтеры, и там пусть Аро решит, что с тобой делать. Как тебе такое на ум пришло? Ее нельзя трогать… пока!
-А я и не трогал. – Впервые рискнул вставить слово обвиняемый вампир. – Это была просто шутка.
-Шутка?! Как бы над тобой наши хозяева так не надумали «подшутить». И потом, - Тут она развернулась, обращаясь уже ко всем присутствующим. – Кто вам разрешил убивать волка?
-Но Бесс, - Пробормотал кто-то удивленно. – А что тут такого?
-А то, что его тоже запрещено убивать!
По поляне раздался вздох удивления, в том числе, пораженная, выдохнула и я.
-С чего бы это? – Подозрительно спросил белоголовый.
-Не знаю, - отрезала Бесс. – Но советую вам выполнять требования хозяев, сами знаете, что будет в противном случае… – тут она многозначительно замолчала.
- Но почему мы этого не знали? – Выразил всеобщую мысль коренастый смуглый вампир, которого все почему-то звали Чакки.
-Потому что не положено. Просто в следующий раз спрашивайте, прежде чем что-то делать! Всем понятно?! – Бесс обвела глазами всех собравшихся, останавливаясь на каждом в отдельности. Дольше всего она смотрела на белоголового.
-Понятно. – Неохотным хором отозвались вампиры.
Между тем, я пыталась собрать воедино те остатки моих мозгов, которые были еще в состоянии работать после сегодняшнего, и решить возникший вопрос: как все это связано с моим Джейкобом? Сначала письмо, теперь еще и приказ, запрещающий его убивать… Что все это значит?
Некоторое время я ломала над этим голову, но так и не придумала ничего путного. И потому решила узнать кое-что другое. Ник все еще сидел рядом со мной с совершенно безмятежным выражением лица и бросал мелкие веточки и камешки прямиком в костер, при этом без ошибок попадая в крошечный сучок на одном из бревен.
-Кхм, Ник, - неуверенно обратилась я к нему. Он повернул ко мне свое лицо, с одной стороны подсвеченное пламенем, и я продолжала. – За что меня так ненавидит этот беловолосый?
-А, Ланс, - Тут Ник слегка поморщился. – Дело в том, что он, во-первых, сам по себе парень не особенно компанейский и добрый. Хотя тогда он, скорее всего, и не влюбился бы в такую, как Джейн…
-Они были парой с Джейн? – Прервала я его удивленно. Что-то я не припоминала, чтобы у Джейн был с кем-то роман. Да и лично я ее с трудом вообще представляла любящей и нежной, несмотря на всю ее внешнюю миловидность и красоту. В любом случае, ее парень должен был быть исключительно извращенным мазохистом.
-Нет, - отмахнулся Ник. – Я не думаю, что Джейн вообще кого-то любила, кроме своего брата и Аро, которого она боготворила. Слишком уж сволочь…то есть слишком сложный был у нее характер.
- То есть он ей не нравился?
-Неа. Но его это не останавливало. Он и к Волтури переметнулся исключительно из-за нее и уже пару веков ходил вокруг нее кругами, несмотря на то, что она даже испытывала на нем свой дар в те моменты, когда он ее особенно доставал – а это было нетрудно, потому что Джейн никогда особым терпением не отличалась.
Я все еще ела, и потому почувствовала, как кусок у меня застревает в горле, при воспоминании о том, на ЧТО была способна Джейн. Да, чтобы подвергать себя такому добровольно, определенно нужно сильно любить. Ну, или быть извращенцем, как я уже предполагала ранее.
- Поэтому, строго говоря, она не была его парой, но можешь быть уверена, что мстить он за нее будет так, будто они действительно были вместе. Он не остановится, пока не достигнет своего и всех вас не убьет. – Почти весело сообщил мне Ник, отчего я подавилась со страху консервами, и долго потом откашливалась.
-И... и что нам делать? – Спросила я, наконец, отдышавшись. Вопрос был, конечно, глупым, но мне надо было задать его хоть кому-то, раз я сама не знала на него ответа.
-Не знаю. Подожди, может, вас еще раньше убьем мы. – Ник вновь весело подмигнул мне, словно рассказывал смешной анекдот.
-Ага, очень смешно. – Уныло протянула я, ставя уже пустую банку из-под еды на землю. При этом плед распахнулся, и я только сейчас поняла, что вообще-то кроме пледа на мне ничего нет, и потому на пару мгновений я оказалась совершенно обнаженной. Вся моя одежда, оказывается, сушилась у костра, который, по-видимому, для этой цели и был разведен. Ха! Наверное, Волтури, напуганные сегодняшними событиями, решили теперь беречь меня от всего, в том числе и от простуды.
Я мгновенно нагнулась, поправляя съехавшую ткань пледа, и случайно поймала на себе взгляд Ника. Вместо того, чтобы отвернуться, он наклонил голову набок и с каким-то странным интересом смотрел сейчас на меня. Мне это не понравилось, и я решила вновь начать о чем-нибудь болтать, чтобы загладить этот случайный эпизод.
- Хм, Ник, а когда вы планируете уже отсюда трогаться? А то мы на этой поляне уже несколько дней сидим. – Мой голос прозвучал несколько неестественно, но Ник этого, казалось, не заметил. Он вообще едва ли обратил внимания на мои слова, поскольку все так же продолжал смотреть на меня. О чем он думает?
-Скучаешь? – Внезапно спросил он.
-По чему?
- По своему пс… волку.
-Да. – Я кивнула и почувствовала, как вновь дает о себе знать знакомая боль в груди. И зачем только этому вампиру потребовалось ее тревожить? Я сразу помрачнела, ушла в себя, в то ощущение пустоты где-то внутри меня, и потому не сразу заметила, что плачу.
И вздрогнула от холодного прикосновения, когда Ник, пододвинувшись поближе, своим каменно-ледяным пальцем стер слезинку с моей щеки.
Автоматически я отпрянула от него, от его опасной близости. И мне стало очень не по себе, когда он в ответ еще сильнее пододвинулся ко мне.
-Я тоже, помнится, скучал, в первое время, когда потерял невесту. Но я ее не очень сильно любил, честно говорю, к тому же человеческие эмоции часто стираются, когда ты уже не являешься человеком. – Он говорил мягко, тягуче. – И я вижу, как тебе плохо. Ты всегда, когда спишь, кричишь его имя и постоянно пытаешься обнять воздух вокруг себя. Закутываешься в плащ и не можешь согреться. А иногда ты даже плачешь.
Я удивленно посмотрела на него – с чего бы это ему так наблюдать за мной, чтобы замечать все эти детали?
- Мне неприятно видеть, как ты страдаешь, - Он протянул ко мне руку и аккуратно, стараясь не касаться моей кожи, заправил за ухо выбившийся локон волос. При этом я еле удержалась, чтобы не дернуться, а он не убрал руку, а так и оставил ее прижатой к моему лицу. Мне казалось, будто это ледышка. – Но, если хочешь, я могу тебя немного утешить. Чуть-чуть приласкаю тебя перед сном, чтобы лучше спалось.
При этих словах он медленно провел другой своей рукой по плащу, снизу вверх, распахивая его, и я почувствовала холодное прикосновение каменных пальцев к своему телу.
Мне стало по-настоящему страшно. Я была настолько ошеломлена его действиями, что сначала даже не сообразила, чего он, собственно, хочет, о чем спрашивает. А когда до моего сознания дошло, наконец, с какими намерениями он сейчас медленно стаскивает с меня плащ, я резко, почти конвульсивно, замотала головой, шепча «Нет. Не надо. Пожалуйста.». Во рту пересохло, и я поняла, что сейчас при всем желании не смогу закричать и, если что, позвать на помощь. К тому же я только теперь заметила, что мы остались у костра одни – в поле видимости не было других вампиров. Наверное, они все разбрелись охотиться. Мы были одни – я, Ник и плащ Бесс, в который я судорожно вцепилась, пытаясь вернуть его на прежнее место.

-Не надо, пожалуйста. – Взмолилась я.
Ник поднял голову, внимательно посмотрев в мое испуганное лицо, и внезапно расхохотался, да так, что повалился на землю, схватившись за живот. От этого у меня слегка отлегло на сердце, хотя я и не видела причин для подобного веселья. Но, по крайней мере, он перестал меня трогать.
Нахохотавшись вдоволь, Ник сел рядом и, все еще временами прерывая свою речь хихиканьем, успокоил меня: «Несси, я вовсе не собираюсь тебя насиловать. Ты, конечно, хорошенькая, но не совсем в моем вкусе – я все же предпочитаю более светленьких, этаких тициановских красавиц. (прим. автора: это означает светло-рыжий цвет волос). И более взрослых.»
- Но если я тебе не нравлюсь, зачем тогда ты… - Не найдя слов, я замолкла.
-Глупенькая, ты что, думаешь, спать можно только с тем, кого любишь? – Ник вновь расхохотался, будто сказал некую всем известную истину.
-Эээ, ну да. – Смущенно ответила я.
-Открою тебе маленький секрет – это не так. Не так и в мире людей, и, особенно, среди вампиров.
-Но вы же однолюбы. Если вы находите себе пару, то это навсегда.
-Если находим. – Повторил за мной Ник, сделав упор на слове «если». – И пока мы ищем, может пройти не одно столетие.
-Но… - Начала я, и тут же закрыла рот, потому что мне не очень-то хотелось приплетать в эту беседу своих родителей. Я подумала о том, что отец-то ждал маму, ждал почти сто лет. Хотя, с другой стороны, если вспомнить сестер Денали… Хм.
Не знаю, понял ли Ник, о чем я подумала, или просто случайно угадал, но он продолжил, отвечая на мое внутреннее недоумение.
-Нет, на самом деле, все разные. Это зависит и от того, какими они были людьми, и от того, как проходят их «молодые годы» в качестве вампиров. Кто-то вообще первые полвека ни о чем, кроме как о человеческой крови, не думает. А человеческие инстинкты могут долго-долго спать, особенно если до обращения в вампира ты никогда еще не пробовал, эээ, «запретный плод». Есть и такие чудики, которые, даже став вампирами, пытаются соблюдать человеческие и религиозные законы. Был у нас один вампир – бывший приходской священник, так он вообще целибат соблюдал и в церковь ходил по воскресеньям. Только, эх, пост у него соблюдать не получалось, хотя, с другой стороны, кровь это же не мясо. – Тут Ник вновь расхохотался, хотя, на мой взгляд, шутка была по меньшей мере не веселой. – Но большинство, все же, как только более-менее утолят жажду в течении первых десяти лет, потом пускаются во все тяжкие. У нас же нет запретов – мы ничем не болеем, над нами не довлеет человеческая мораль. В конце концов, нам не надо бояться беременности и всего в этом духе.
- И ты был таким же?
- Почему «был»? Я и сейчас таким остаюсь. Не знаю, встречу ли когда-нибудь кого-то, кого смогу вечно терпеть рядом с собой. Теперь я вообще в этом сомневаюсь, что такая вампирша может существовать. Так что, выбор у меня большой, особенно среди человеческих девушек.
- Человеческих? – переспросила я.
-Ну да. – Тут Ник внезапно помрачнел и отвел взгляд. – Вообще-то в случае людей, это скорее моя гуманность.
- Гуманность?
-Да. Я не из тех, кому нравится именно убивать. А среди вампиров есть и те, кто от этого получают удовольствие и, если есть возможность, сначала мучают свои жертвы. – Мне сразу вспомнилась недавно услышанная перепалка вампиров, фраза «Убивай их быстро, а то позавчера тот парень так кричал, что чуть ли не полгорода сбежалось», и я содрогнулась. – Я стараюсь убивать так, чтобы они даже не почувствовали, не поняли, что умирают. И лучший способ – их … эээ… отвлечь. В общем, все мои жертвы – а охочусь я в основном на женщин и девушек, поскольку вампирам вообще чаще всего больше нравится кровь людей противоположного пола, - все мои жертвы умирали с улыбкой на губах. – Ник сказал это, грустно улыбнувшись и, отвернувшись от меня, снова принялся бросать щепки в костер, словно никакого разговора между нами и не было.
Я невольно представила себе это, эту такую распространенную и популярную, благодаря голливудским фильмам, картину – вампир с девушкой. У девушки закрыты глаза и она улыбается, не замечая, что острые зубы вот-вот прокусят ее нежную кожу. С экрана, быть может, это смотрелось бы красиво, почти романтично, но вживую… – при этой мысли я содрогнулась.
Вообще, забавно, как часто картинки и мечты, такие красивые и привлекательные в нашем воображении, оборачиваются ужасом, если их воплотить в жизнь. Правду говорят – «опасайся мечтать, потому что мечты иногда сбываются». Это заставило меня кое о чем вспомнить, о том, что я сегодня видела, когда Ланс (так, кажется, назвал Ник того белоголового вампира) держал меня у самого края пропасти.
- Ник, это может показаться странным, но я сегодня видела кое-что странное. Когда была с Лансом. Как будто мир раздвоился – я видела сразу несколько вещей одновременно.
-В этом не было ничего странного, - при этих словах вампир фыркнул. – Это дар Ланса. Он может показывать тебе что угодно, при этом ты к тому же и чувствуешь и слышишь все, что он захочет. Полная иллюзия реальности. Только все же, при всем своем великолепии, этот дар бесполезен.
-Почему?
Ник посмотрел на меня так, словно я спросила у него «какого цвета небо?», но все же ответил: «Потому что он как бы накладывается сверху на реальность. Ты все еще продолжаешь ощущать все, что происходит на самом деле, достаточно только сконцентрироваться, и ты перестанешь даже замечать, что что-то идет не так. Поэтому его способности хорошо работают только в первый раз – когда противник еще не знает о них и не готов. Тогда подобное «раздвоение» может смутить и испугать, сделать врага уязвимым, но только до тех пор, пока он не поймет, в чем дело.
-Ясно, - протянула я. А потом с внезапным интересом спросила. – А какой у тебя дар и у Бесс?
- Ха, я бы не сказал, что у меня есть какой-то особый дар. Но вот, смотри, тебе ведь легко со мной общаться, правда?
-Ну да. – Неуверенно ответила я.
- Так вот, ты в этом не одинока – ко мне вообще все тянутся, даже люди. Как будто я сразу становлюсь их другом или вроде того. Это очень помогает, когда нам надо контактировать с людьми. В общем-то именно поэтому меня и включили в эту группу по твоему розыску. – Тут он подмигнул мне. – Ведь вы много времени путешествовали среди людей, и был нужен кто-то, кто с легкостью сможет при случае расспросить о чем-то или договориться, к примеру, с хозяином гостиницы, при этом не вызывая у него ни страха ни подозрений.
-А Бесс?
-А Бесс считает, что тебе давно уже пора спать: мы вылетаем завтра очень рано. – Раздался мелодичный голос у меня за спиной. Я обернулась и увидела, что вампирша стоит в двух шагах за моей спиной. – А ты, Ник, отстань от девушки, ей отдохнуть надо, а ты тут своими разговорами ее отвлекаешь. – При этом она как-то с особенной интонацией произнесла слово «разговоры», словно в нем был и еще один смысл. Неужели она догадывалась, что именно предлагал мне сегодня ее «сынок»? Хотя, если учесть, сколько они знают друг друга, это было бы не удивительно. Быть может, она именно поэтому периодически и грозила ему кулаком – предупреждала, что «эту трогать не стоит».
Ник послушно кивнул и, пожелав мне «Спокойной ночи», удалился в темноту. Бесс проводила его взглядом, в котором по непонятной мне причине была тоска и жалость, а потом опустилась на колени возле меня.
-Он тебя не беспокоил?
-Нет, - поспешно ответила я. Слишком поспешно и Бесс это заметила.
-Ты не сердись на него, если что. Он хороший парень, не ангел, конечно, но лучше большинства. – Она о чем-то вздохнула. – А если начнет приставать, просто скажи «нет» и он прекратит.
-Я знаю. – Тихо прошептала я, уткнувшись в плащ, чтобы скрыть свои вспыхнувшие щеки. Вампирша тихо усмехнулась:
-Ааа, значит он уже успел. Быстрый, шельма. Ты только не сердись на него, ладно? Ему просто самому плохо. Он ни за что не признается, но ему очень и очень одиноко. Как, впрочем, и мне, но я довольствуюсь тем, что у меня есть он, мой приемный сын, который заменил мне дочь. А вот он пока еще не нашел ту, что смогла бы заменить ему погибшую возлюбленную.
Я удивленно посмотрела на нее. Странно, Ник всегда был таким жизнерадостным, естественным, так смеялся и уверял, что ему в сущности никто и не нужен. Неужели это все лишь бравада?
- А теперь спи, уже и правда поздно. – С этими словами Бесс поднялась, но затем нерешительно помедлила и, быстро наклонившись, поцеловала меня в лоб: «Спокойной ночи. Ты держалась сегодня молодцом, если бы не ты, то мы все были бы обречены». И она ушла.
Ее шаги затихли вдали, как шорох листьев на ветру. А я все еще лежала с открытыми глазами и чувствовала у себя на лбу этот холодный поцелуй. Это ощущение явственно напомнило мне прошлое, мой дом, то, как мама целовала меня перед сном.
Все сегодняшние события – то, что я, наконец, после стольких дней увидела Джейкоба, вот этот разговор, поцелуй – все всколыхнуло во мне что-то. Хотелось домой, к маме и папе. И сидеть всем вместе у камина, и чтобы Джейкоб тоже был рядом и обнимал меня, и мы бы с ним тайком переглядывались и целовались. А отец, видя это, не злился бы и называл бы моего волка «сыном». Чтобы огонь потрескивал, а за окном мерно падал снег.
Мне хотелось того, чего у меня не было – семьи и безопасности, осознания того, что все, кого ты любишь, счастливы и здоровы, и им ничего не угрожает.
Я лежала, прижавшись щекой к влажному мягкому мху и тихо, без всхлипов, плакала, сжимая в кулаке крошечную деревянную фигурку, изображающую волка - этот кулон мне когда-то подарил Джейк. И дерево, казалось, было теплым, совсем как его кожа.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 03:05 | Сообщение # 13
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 10. Dura lex, sed lex. (От лица Алека).
- Господин, пожалуйста! – В который раз просил я.
Сбоку от меня слегка зашипел Кайус, но было непонятно, то ли он соглашается со мной, то ли считает, что я уже окончательно перешел все границы дозволенного.
Еще пару месяцев назад я бы и сам счел бы себя чересчур наглым, но не сейчас. Теперь уже было все равно, терять уже было нечего. Только из уважения к господину я старался контролировать свой голос, чтобы не зарычать.
Мы вчетвером находились в небольшом, «камерном» зале, рассчитанном как раз вот на такие беседы в тесном кругу. Стены были задрапированы темно-красной вышитой тканью, в нескольких местах остались еще с прошлых веков специальные кольца для факелов. Сейчас всюду царил полумрак – свет разноцветными зайчиками падал только через маленький круглый витраж на самом верху одной из стен.
В самом центре стоял небольшой тяжеловесный стол из потемневшего от времени дуба и четыре резных кресла. Каждое со своим мотивом, вышитом на обтянутых тканью спинках. Маркус пододвинул свое кресло поближе к стене и с задумчиво-равнодушным видом изучал рисунок на каком-то гобелене. Кайус опирался на локоть и не сводил с меня молочно-красных глаз, словно наблюдал. Но меня это не волновало. В любой другой раз – да, но не сейчас. Потому что в данный момент все мое внимание было сосредоточено на моем господине – на Аро, который сейчас сидел, внимательно следя за фигурками на шахматной доске. Господин вообще любил шахматы и мог часами сидеть над полем из черно-белых клеток. При этом он всегда играл один, сам с собой, поскольку других достойных противников в этой игре ему просто не было. И, как я уже знал, чаще всего он играл, когда готовился к чему-то важному, это была словно тренировка перед боем, перед схваткой с опасным и умным противником.
В момент моего вопроса его пальцы нерешительно застыли в воздухе над одной из фигур, как будто он размышлял, стоит ли делать следующий ход.
Если бы эти ничтожные люди на улице знали, что здесь, в этой самой комнате, мы решаем, кому из них жить, а кому – умереть. Мы создавали и разрушали судьбы как простых смертных, так и подобных нам вампиров.
Никто, ни один бессмертный не смеет стать выше закона нашего мира, выше закона, устанавливаемого Волтури, выше воли моего господина – Аро. Мы то, на чем держится это хрупкое равновесие сил, мы – само воплощение правосудия, которое никого не минует. Или, точнее, так было раньше, пока не появилось одно маленькое исключение – Каллены.
Все вокруг заволокло алым, когда я вспомнил это проклятое имя. Это все из-за них, из-за их поганого выродка я наполовину умер, из-за них я никогда не смогу успокоиться, пока не отомщу. Им всем. Каждому. Лично.
Мои кулаки сжались, и послышался треск резного деревянного подлокотника, в который я неосознанно вонзил пальцы. Но никто не вздрогнул от этого звука, только откуда-то из глубины зала раздался безразличный голос Маркуса «Это кресло было приобретено Лоренцо Великолепным еще в 1480 году».
Я стиснул челюсть, стараясь не зашипеть. Никогда не знал, что смогу дойти до такого, что смогу злиться на тех, кого мой господин называл своими братьями. Но сейчас я чувствовал ярость – я готов был уничтожить все, что мешало мне пройти к моей цели. Я закрыл глаза, в красках представляя себя то, что я сделаю с ними, с убийцами моей сестры. Только мысли о мести могли приносить мне хоть какое-то утешение с тех пор, как пару месяцев назад я почувствовал, что Джейн больше нет.
Мы всегда были вместе, с рождения, с утробы матери. У меня было мало человеческих воспоминаний, но во всех них всегда была Джейн. У нас был свой язык, свои жесты, свои ритуалы, я мог заранее сказать, что ей понравится, а что она возненавидит. У нас даже никогда не было возлюбленных, потому что нам никто не был нужен. Мы были полной чашей, когда были вдвоем. Ни одна девушка никогда не могла бы стать мне кем-то хотя бы отдаленно столь дорогим, как Джейн. Кроме нее и господина я не любил больше никого – они заполняли все мое сердце, не оставляя больше ни одного дюйма для кого-то еще.
Поэтому я мгновенно понял, когда Джейн умерла – как и многие двойняшки, мы чувствовали, когда друг с другом случалось что-то плохое, и потому я не сомневался, что в этот раз все было кончено: ее больше нет.
Тогда я сразу, не раздумывая, бросился к Аро. Он выслушал, не прервав меня, не поднимая саркастически брови как Кайус. А потом взял мою ладонь, увидел все, что я чувствую и поверил мне. Весть о том, что с нами больше нет наших лучших бойцов – а мы не сомневались, что если бы Деметрий или Феликс уцелели, то они бы уже были здесь, мгновенно ошеломила всех.
Это было, как… как извержение вулкана, как взрыв. Трое лучших, они чаще всего отправлялись на подобные поручения. Они стали казаться нам почти неуязвимыми.
В тот раз, правда, все было несколько иначе. Конечно, Аро никогда не рассказывал всем в подробностях свои планы, но тем не менее, определенный «круг приближенных», в который входили и мы с сестрой, всегда знал, что происходит. Но не в этот раз. Тогда, почти полгода назад, просто поступил приказ – разыскать это чертово отродье, которое следовало бы уничтожить еще пару лет назад, при первой же возможности – Ренесми Каллен.
Но мы не знали зачем, даже мне сестра не сказала, что же в точности они должны были сделать, когда уходила. Это было впервые – какие-то секреты от меня, но я не обижался, понимая, что ее лояльность нашему клану будет всегда превыше любых ее личных чувств.
Я легко отпустил ее – уже сотни раз она вот так вот отлучалась, но неизменно возвращалась без «единой царапины», как сказали бы люди. Да и что, или точнее, кто мог ей навредить? Мою сестренку боялись самые сильные вампиры мира. Я гордился и восхищался ее даром даже больше, чем своим собственным. Для меня она вообще была во многих смыслах идолом. При всем нашем внешнем сходстве, наши характеры скорее дополняли друг друга, нежели были идентичными. Насколько Джейн была импульсивна, агрессивна, быстра на принятие решений, настолько же я был вдумчивым и спокойным. По крайней мере, до недавнего времени.
Кто же мог ее убить? Я не знал ответа, но твердо понимал, что кто бы это ни был, его смерть, его мучительная и медленная смерть будет теперь моим единственным утешением. Что я буду делать потом? Не знаю, не хочу даже думать об этом.
Сейчас все мое внимание было приковано к тому, чтобы улавливать каждую новость, малейшее дуновение любого слуха, который мог бы мне сказать о том, что же происходит.
Я уже знал, что, когда стало известно о гибели Деметрия, Феликса и моей сестры, Аро послал еще несколько групп, на этот раз многочисленных. Часть их состояла из тех желторотых прихвостней, которых мы, скрепя сердце, приняли в свои ряды, просто чтобы увеличить наше количество, чтобы больше никогда численный перевес не был бы на стороне наших врагов. Никто не говорил вслух, что именно за враги, но все знали, что подразумеваются Каллены (я заскрипел зубами, вспомнив о них) и сборище их «друзей».
А вот на одну из отправленных групп я надеялся. Я мечтал о том, что они смогут найти и притащить сюда того или тех, кто убил мою сестренку и тем самым причинил мне самую большую боль, которую я когда-либо чувствовал в своей жизни. Даже огонь превращения в вампира не может с этим сравниться.
И я надеялся не только потому, что в этом отряде были опытные бойцы, да еще и возглавляемые «железной» Бесс, как ее за глаза называли. Нет, я верил, что у них это получится, потому что вместе с ними был Ланс, и я знал, что он, так же как и я, будет, если понадобится, искать хоть на луне, но найдет их.
Ха! Ланс. Кто бы мог подумать, что я когда-то буду с благодарностью думать о нем. Ни я, ни моя сестра его не любили. Джейн его чувства только раздражали, о чем она не уставала ему сообщать, причем в довольно резкой форме. Сестренка всегда была остра на язык и никого не боялась. Пару раз она даже огрызнулась на Кайуса и – в этом я был уверен – только по просьбе Аро потом перед ним сквозь зубы извинилась.
Я же не слишком тепло к нему относился еще и потому, что всегда боялся, что когда-нибудь Джейн может ответить на его чувства. Это можно назвать ревностью, но я не хотел ее ни с кем делить, пусть даже и с возлюбленным.
А вот теперь мы с ним стали союзниками. И это именно он, вопреки строжайшему приказу держать все в секрете, сегодня сумел сообщить мне, что они, наконец, поймали эту девчонку и везут ее прямиком в наши нежные объятия.
И поэтому я и стоял сейчас в этом сумеречном зале, требуя… нет, прося ответа. Мне необходимо было услышать, что Аро будет делать дальше. В конце концов, я имел право знать, зачем, во имя какой цели погибла моя сестра.
Потому, я повторил вновь, не надеясь на ответ, обращаясь только лишь к Аро, потому что он единственный был в курсе всего.
- Господин, пожалуйста, расскажите мне, в чем дело. Мне нужно это знать.
Аро повернулся, оторвав взгляд от доски, в его глазах явственно было видно сочувствие.
-Мой мальчик, - Он протянул ко мне руку, и я моментально оказался возле него, упав на колени перед его креслом. Его ладонь мягко опустилась мне на голову в жесте, похожем на благословение. – Тебе непросто, я знаю это. Для нас всех, для меня лично это тоже огромная потеря. Но, обещаю, вскоре ты поймешь, что все это не напрасно.
-Когда? – Я с мольбой посмотрел на него.
-Когда придет время.
-Господин, почему вы не говорите мне всего, вы мне не доверяете? – Я с болью произнес эти слова. Сама мысль, что мою преданность можно подвергать сомнению, была ужасна для меня.
- Нет, конечно, нет. – Его голос звучал мягко, как журчание воды с легкой ноткой укоризны, словно он сожалел, что я мог вообще подумать о нем такое. Мне стало стыдно. – Мне жаль, что приходиться так поступать и тем самым обижать тебя. Но ты должен понимать, что все это делается ради одной цели, той, из-за которой мы и существуем. И потому надо идти на такие жертвы. Dura lex, sed lex. (прим. автора: лат. «Суров закон, но это закон» ).
Я не мог ничего возразить. Да, господин был прав, как и всегда.
- Но, - мой голос впервые звучал нерешительно. – Но они же уже поймали ее и скоро привезут, зачем теперь что-то скрывать? – Эти слова вырвались у меня невольно и глаза Аро моментально сузились, пристально изучая мое лицо.
-Откуда тебе это известно, мой мальчик? – Голос не утратил своей мягкости, но я невольно вздрогнул. И господин моментально понял, в чем дело. Даже среди вампиров, обладающих почти совершенным, с точки зрения людей, мозгом и памятью, способности Аро были исключительными. И дело не только в умении читать мысли, а в том поистине редком даре всегда управлять ситуацией, просчитывать ходы противника, все замечать и использовать на благо себе. Наверное, именно поэтому он и стал главным над нами. Потому и сейчас Аро, лишь для полного подтверждения своих догадок, на долю секунды взял меня за руку. Этот жест был на столько естественным, что со стороны никто бы не заметил ничего необычного. А потом я услышал тихий смех господина.
-Все верно, это наш верный Ланселот проговорился.
Господин очень редко называл кого-то по фамилии и еще реже – по сокращенному имени или кличке. Вот и сейчас он назвал Ланса Ланселотом, потому что именно так кто-то из вампиров нарек его, когда всем стала известна его безответная страсть к моей сестре. И это имя ему удивительно подходило, то ли потому что, как и тот Ланселот из легенд, он был исключительно красив и постоянно грустен, то ли потому, что его любовь была так же безнадежна, как и чувства того средневекового рыцаря к жене своего короля. (Прим. автора: Имеется в виду рыцарь круглого стола Ланселот – один из рыцарей короля Артура).
Между тем господин продолжал, укоризненно и словно с сожалением качая головой: « Придется его наказать.»
-Хозяин. – Пробормотал я и замолчал, потому что сказать было нечего. Я не любил Ланса, но и зла ему не желал, и потому сейчас было не особенно приятно осознавать, что я его выдал.
-Не волнуйся, - Аро мягко улыбнулся мне. – Я не буду суров. В конце концов, я же знаю, зачем он это сделал: Amor non est medicabilis herbis (прим. автора: лат. «Любовь травами не лечится, т. е. нет лекарства от любви»). Но и без наказания он не уйдет – все должны видеть, как обходится непослушание.
Я согласно кивнул, отведя глаза.
-А теперь иди. – В нежном, бархатном голосе слышался приказ, и я повиновался. Плавным движением поднявшись с колен, я пробормотал «До свидания, господин» и со всей возможной скоростью бросился за дверь, распахнув тяжелые створки с такой силой, что ручки ударились о стену, взметнув облако каменной крошки.
Сзади раздалось раздраженное шипение и голос Кайуса, обращенный к Аро: «Как ты терпишь этого щенка, когда он так себя ведет?».
-Спокойно, брат. Сейчас надо сконцентрироваться на чем-то куда более важном. Мы в двух шагах от того, чего так долго желали.
-А не мог бы ты тогда хотя бы нам сказать, что же это? – Раздраженно проскрипел Кайус.
- Всему свое время. – Мечтательно и таинственно произнес господин.
Больше я не слышал ничего, мчась по путанице коридоров, залитых желтоватым светом ламп. Каменный монолит стен, казалось, душил меня, сжимал мою ярость. Я выбежал на улицу, в темный переулок, куда даже в полдень не проникало ни единого луча солнца. Что ж, до заката осталось еще пара часов, и я подожду здесь – быть может, кто-нибудь вернется со свежими новостями и, как всегда, пройдет этой дорогое, этим сумрачным переулком, предназначенным специально для нашего передвижения днем. А когда взойдет луна, начнется моя охота, и каждый раз, вонзая зубы в тело очередной жертвы, я буду представлять, что это шея одного из Калленов, и наслаждаться этим.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 03:06 | Сообщение # 14
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 11. Допрос.
Мы летели над океаном, и если высунуться в иллюминатор, сквозь молочно-белые перья облаков внизу синим монолитом сверкала водная гладь. Я недооценила возможностей Волтури. С их богатством и властью вполне естественно было иметь также и собственные самолеты, на одном из которых я вместе с моими сторожами теперь и находилась. В конце концов, даже у моей семьи был частный самолет, правда я его никогда не видела, но знала, что он есть.
Этим утром, а точнее ночью, потому что тогда еще не рассвело, я даже не проснулась, когда кто-то перенес меня, спящую, в салон самолета. Не потревожили мой сон и загудевшие двигатели, и тихий шепот изредка переговаривавшихся между собой вампиров. Нет, я мирно спала, не замечая ничего вокруг, положив голову на колени Бесс.
Но в какой-то момент, даже во сне, на меня нахлынуло странное чувство потери. Я мгновенно вскинулась, вскочила, хватая воздух ртом, как будто меня кто-то душил. И только тогда поняла, что нахожусь уже не на земле – за окнами был виден слепящий свет солнца, какого не бывает на земле, и пол под моими ногами периодически мягко опускался, проваливаясь в воздушные ямы.
И все вместе это значило, что теперь мой любимый волк при всем желании не сможет угнаться за Волтури. Конечно, если только оборотни не умеют летать. Теперь мы были по-настоящему разлучены – при этой мысли я тихо застонала сквозь зубы и медленно опустилась прямо на пол.
-Ренесми? – Бесс присела рядом. На виду у остальных она старалась не особенно выделять меня, не демонстрировала своего сочувствия и того, что, похоже, она ко мне привязалась. Для других вампиров она всегда сохраняла маску командира с холодным рассудком. А командиры не должны распускать нюни и жалеть пленников только потому, что они, видите ли, напоминают им их погибшего ребенка.
И тем не менее, сейчас она, полуобняв меня за плечи, прошептала: «Не надо. Забудь пока об этом – ты все равно сейчас ничего не можешь сделать. Вставай, пойдем.» - С этими словами она потянула меня в соседний небольшой отсек подальше от любопытных глаз и чересчур чутких ушей других вампиров. Я послушно последовала за ней и не слишком удивилась, когда к нам присоединился и Ник.
-Что со мной будет? – Спросила я с мольбой, ожидая хоть какого-то ответа.
-Не знаю. – Бесс нахмурилась, и было ясно, что она говорит правду.
Я почувствовала, что еще чуть-чуть, и я расплачусь как последняя трусливая девчонка. Потому что мне действительно было очень страшно. Странно, но именно осознание того, что Джейк теперь где-то очень-очень далеко от меня, окончательно подкосило всю мою надежду и самообладание. Наверное, раньше я всегда подсознательно верила, что если что-то случится, то он обязательно придет на помощь, защитит.
- Но разве вам ничего не говорили, когда посылали на это задание? – Вновь попыталась я что-то узнать.
-Только то, что ты уже и так знаешь: что тебя надо доставить живой, а твоему волку передать письмо и не трогать его. – Бесс тихо вздохнула и уже другим тоном продолжила. – Лучше пока просто не думать об этом. Обещаю сделать все, что будет в моих силах, чтобы помочь тебе, если понадобится.
-Мы обещаем. – Сверкнув зубами поправил ее Ник.
Я попыталась улыбнуться им обоим в знак благодарности, но вместо этого вышла кривая и жалкая гримаса.
К вечеру я почувствовала, что мы начали снижаться, и сразу вцепилась в руку Бесс, в поисках хоть какой-то поддержки. Меня колотило при мысли о том, что совсем скоро, через каких-то полчаса-час решится моя судьба. Что со мной сделают? Зачем вся эта охота на меня? Что ж, по крайней мере, я получу ответы на эти вопросы.
Я почти не смотрела по сторонам и потому не могла впоследствии вспомнить, куда меня везли. Я знала только, что сразу же после приземления все плавно переместились в пять машин с почти черными от тонировки стеклами.
Рядом со мной на заднее сиденье, пахнущее кожей, опустилась и Бесс. Машина плавно тронулась, как может трогаться только очень дорогая модель, и за стеклом быстро, как тени, стали проноситься темные силуэты деревьев, домов и других машин.
Уже через пятнадцать минут мы, по-видимому, добрались до места назначения. Кто-то распахнул для меня дверь, но я в первую секунду автоматически отпрянула, прижимаясь к Бесс. Но это не помогло – меня в буквальном смысле выдернули из машины, и я мгновенно оказалась в плотном кольце совершенно незнакомых лиц и темно-красных глаз, смотрящих на меня с неприязнью и любопытством. Примерно так же в зоопарке разглядывают змей или каких-нибудь экзотических ящериц: что-то занимательное, но одновременно и отвратительное.
Я была в самом сердце небольшой группы, которая молча следовала каким-то уже давно знакомым им маршрутом, унося меня за собой. Я почувствовала на своих плечах с обеих сторон чью-то каменную хватку и поняла, что на всякий случай, дабы избежать побега, меня еще и держат.
Все это походило на кошмар. На жуткий сон. Этого не могло быть на самом деле! Как я, Ренесми Каллен, любимая и всегда балуемая и оберегаемая дочь, племянница, внучка, возлюбленная, могла оказаться здесь, совсем одна, и меня ведут, словно на бойню?
Мы шли вниз по очень узкой темной улице, идущей между двумя домами. Такие улочки, где с трудом могли разминуться два толстяка, были типичны для средневековых городов. Но все они, обычно, вели на главную площадь либо к церкви.
Сейчас же мы постоянно спускались по отполированным до блеска бесчисленными шагами камням мостовой. Становилось все темнее, словно стены наверху начинали смыкаться, полностью закрывая солнце и небо.
Паника накатила, как волна, и я стала беспомощно оглядываться, пытаясь увидеть хоть кого-то знакомого. Нет, рядом я не видела ни Бесс, ни Ника, ни кого-нибудь еще из моих бывших сторожей. Только белели в темноте лица вампиров, полузакрытые капюшонами, которые в целях предосторожности Волтури всегда носили днем на улице. И беззвучные шаги кругом, на которые не отзывалось даже эхо, как будто меня окружали призраки – ни одного сердца не билось рядом, не было слышно даже дыхания. Только чьи-то руки держали меня, и холод этого прикосновения пробирал до костей. Еще немного, и мне станет казаться, будто я уже мертва, а те, что вокруг меня – демоны, которые тащат меня в преисподнюю.
У меня даже мелькнула безумная мысль попытаться устроить истерику, закричать – быть может, это привлечет людей или так шокирует всех, что я смогу улизнуть? В общем, еще много подобных совершенно несбыточных планов побега рождалось в моем воображении, подстегнутом ужасом, пока меня вели куда-то вниз.
Я уже мало что соображала, когда внезапно меня впихнули, казалось, через стену в маленькую темную комнату. И только потом я сообразила, что просто в стене, скорее всего, была потайная замаскированная дверь, ведущая прямиком в… в покои Аро!
Как только мои глаза привыкли к полумраку, царящему в зале, я невольно отшатнулась, прижавшись спиной к стене. Потому что прямо передо мной стоял сам его величество Аро, как говорится, во плоти. Но еще более поразительным было то, что он был один. Совершенно. Даже его бессменный личный телохранитель – Рената куда-то исчезла, и я даже не знала, радоваться этому либо же наоборот, пугаться.
Аро понадобилась доля секунды, чтобы оценить мое состояние – открытый в шоке рот, испуганные глаза, сжатые в кулаки руки. Но он ни одним жестом не выдал себя, его поведение было естественно и, казалось, доброжелательно, словно я была его племянницей, зашедшей к нему как-то вечером, чтобы поболтать и выпить вместе чаю.
-Ренесми, какой приятный сюрприз. Я так рад снова приветствовать тебя. – Он улыбнулся и слегка развел руки в стороны, словно приглашая меня с радостным воплем повиснуть у него на шее.
Между тем, я пыталась хоть как-то прийти в себя и принять более-менее достойный вид, а не стоять как жалкая трусиха у стенки и дрожать. В конце концов, пока что ничего не указывало на то, что он собирается меня убить.
-Здр… - пискнула я и, откашлявшись, произнесла уже нормальным, хоть и слегка дрожащим голосом. – Здравствуйте, Аро.
-Рад, что ты меня не забыла. Когда мы виделись в последний раз, ты была совсем маленькой очаровательной малышкой. Приятно видеть, какой ты стала красавицей. Да и к тому же такой одаренной. Ведь у тебя все еще есть твой дар? – Приветливым, полным неподдельного любопытства голосом, поинтересовался он.
-Да.
-Прелестно, просто превосходно. – С этими словами он всплеснул руками, словно намереваясь зааплодировать. – Я всегда знал, что дочь Эдварда и Беллы будет столь же талантливой, как и они. Позволь пригласить тебя к столу. – Он жестом гостеприимного хозяина указал на небольшой резной столик и два кресла рядом с ним. И сам сел на одно из них, не дожидаясь, пока я соберусь с духом и наконец отлипну от стенки, чтобы на трясущихся коленках подойти и тоже занять свое место. Я постаралась придать своему лицу как можно более хладнокровное выражение, но у меня не очень-то получилось.
-Я весьма сожалею, что пришлось вот так вот, насильно доставить тебя сюда. – Начал Аро, и если бы я не знала, что это не так, я бы ему поверила – настолько искренне звучал его голос. – Но это была вынужденная мера, поверь. Мне нужно кое-что узнать, и только ты можешь мне это рассказать.
-Что? – Я старалась говорить коротко, чтобы он не услышал дрожь в моем голосе.
-Всего пару простых вопросов. – При этих словах он плавно, почти ласково протянул свою руку к моей, намереваясь взять мою ладонь. Я испуганно отдернула руку, словно от огня.
Тут только до меня дошло, что сейчас на кону не только моя жизнь. Нет. Аро ничего не должен узнать ни о Лее, ни о ее беременности, ни о моем новом даре. Потому что все это, все эти новости могут показаться ему угрожающими, а со всем, что представляло для Волтури угрозу, было принято тут же расправляться. А это значило, что опасность нависнет и над Леей и ее еще нерожденными малышами, и над моим любимым и, возможно, еще и над семьей Денали. Но что же делать?
Если он возьмет меня за руку, то невольно узнает все. Я, конечно, могу попытаться не позволять ему сделать этого, не давать ему свою ладонь. Но, во-первых, держу пари, что стоит ему хлопнуть в ладоши, как тут появится целая толпа вампиров, которые будут меня держать, сколько потребуется, так, чтобы я не то что руку отдернуть, а даже и пальцем пошевелить не смогла. И, во-вторых, подобное поведение, мой страх показать ему свои мысли, лучше всяких слов скажет Аро о том, что я скрываю от него что-то важное.
А значит, надо что-то срочно придумать…
Но вот что?
Он ни в коем случае не должен видеть все мои мысли, но вот часть из них я вполне могу показать. Что если убедить его, чтобы я сама рассказала, а точнее показала ему все, что он хочет знать? Ведь он же в курсе, что я не могу врать таким образом, что когда я что-то показываю, это может быть только правда. Только как его убедить беседовать со мной именно так? Ведь ему куда проще одним прикосновением узнать все, что когда-либо происходило со мной, все, что хранила моя память.
Хотя, кажется, я знаю выход. Странно, насколько адреналин, от ощущения опасности, сразу прочищал мозги, заставляя их соображать втрое быстрее обычного – на то, чтобы все эти мысли промелькнули в моей голове потребовалось не более секунды. Я вздохнула, чтобы немного успокоиться, и заставила себя улыбнуться Аро. Что ж, игра начинается, и я буду сражаться до конца.
-Простите. – Я кивнула на свою руку, извиняясь за то, что так резко отдернула ее. – Это просто волнение.
-Я понимаю. Ты позволишь? – Аро ободряюще улыбнулся мне и предложил свою ладонь.
-Конечно. – В тон ему ответила я, положив свою руку на его. Мне потребовался весь мой контроль, чтобы начать использовать свой дар ровно в то мгновение, когда кожа наших ладоней соприкоснулась. Не раньше и не позже – это все бы провалило.
И еще я попыталась вспомнить, каково это – собирать свои мысли в голове так, чтобы получилась правда, которая лжет. Один раз у меня это уже получилось. Что ж, попробуем еще раз.
Кожа Аро с виду казалась тонкой и хрупкой, словно тончайшее стекло. Но на деле она была другой. Если другие вампиры на ощупь были как мрамор, твердый, но при этом в определенной степени гладкий и атласный, кожа Аро напоминала гранит – сухая поверхность без намека на какое-либо тепло или мягкость, пусть даже и чисто внешнюю.
Почувствовав эту гранитную поверхность, я сразу начала показывать ему все, что приходило на ум. Целый скоп самых разных хаотических мыслей и воспоминаний, но так, чтобы казалось, что они возникают непроизвольно, как будто я так и думаю.
Я проецировала все свои эмоции необычайно ярко и сильно, в буквальном смысле вталкивая, впихивая их прямиком в голову Аро, заставляя его потерять ориентацию в этом скопище фактов и чувств, не давая ему сосредоточиться.
Наверное, сейчас его можно было бы сравнить с человеком, который сел пообедать, надеясь распробовать новое блюдо, и тут со всех сторон к нему набежали повара и официанты и начали насильно впихивать в него десятки разнообразных кушаний, не позволяя ему даже почувствовать вкус того самого блюда, которое он выбрал сам, и которое лежало перед ним на тарелке.
Да, думаю, несмотря на его привычку к потоку чужих мыслей и воспоминаний, пришлось ему несладко. Потому что, промучившись так секунды три, он в изнеможении откинулся назад, на спинку кресла, выпустив мою руку. Его глаза были закрыты, а брови сведены вместе с озабоченным выражением, которое я видела на его лице впервые. Он приложил свои изящные тонкие пальцы к вискам, словно у него внезапно разболелась голова, но потом усилием воли расслабился и вновь улыбнулся мне.
-Ренесми, ты не могла бы мне объяснить, что сейчас произошло?
Я пожала плечами, стараясь себя не выдать. Вообще, я была неплохой лгуньей, в отличие от матери. Особенно, когда речь шла о чем-то важном, а сейчас была именно такая ситуация. Будем надеяться, что я все же в этом вопросе пошла в папу и сумею солгать достоверно.
И одновременно я очень-очень быстро прогоняла парочку мыслей в своей голове. Мне было не впервой заставлять себя специально думать, и сейчас в моем мозгу проносилось «А, это, наверное, потому что если я к кому-то прикасаюсь ладонью, то я невольно вынуждаю его смотреть свои мысли…» и много тому подобной чепухи. Я знала, что эта «чепуха», которая была полнейшей ложью, мне может понадобиться – я покажу ее Аро потом, и он не будет сомневаться в том, что это правда, поскольку я так действительно думала.
Между тем, самый могущественный вампир в мире, кажется, решил предпринять вторую попытку.
- Ты не могла бы постараться не использовать свой дар? – Он настойчиво посмотрел мне в глаза, беря мою ладонь.
-Едва ли это возможно, - прошептала я как можно искренней и тут же сосредоточилась, потому что второй акт этой рискованной игры, которую я сейчас вела, начинался.
В этот раз Аро продержался чуть больше – секунд пять, которые мне, да и ему, скорее всего тоже, показались вечностью от того гигантского напряжения, которое мы испытывали. Со стороны это, наверное, выглядело довольно забавно – мы сидели оба зажмурившись, с донельзя сосредоточенными лицами, склонившись над нашими сплетенными руками.
В этот раз помимо целой мешанины различных воспоминаний и мыслей я показала ему и свои мысли-«заготовки», то есть полную чушь о том, что я не могу контролировать свой дар, и он помимо моей воли работает, когда кто-то прикасается к моей руке. Ох, главное, чтобы этим своим мысленным потоком мне удалось сбить его с толку, не дать сосредоточиться и узнать что-то важное.
От напряжения я сомкнула зубы и почувствовала, как застыли все мышцы, но Аро все же сдался первым – как и в прошлый раз, он выпустил, в изнеможении, мою ладонь и, если бы он не был бы вампиром, держу пари, я увидела бы испарину усталости у него на лбу. Мне даже послышалось, что у него невольно вырвался легкий стон.
Представляю, каково ему пришлось, каково это – когда без спросу буквально лезут в твою голову.
Я тяжело дышала, собирая силы, уже морально готовясь к тому, что за вторым может последовать и третий «раунд» нашей умственной борьбы. Но, к счастью, Аро хватило двух раз, чтобы понять, что это бесполезно.
-Ренесми, - в этот раз его голос звучал еще более мягко, чем раньше. – Как я вижу, так у нас ничего не выйдет. Весьма печально, - тут он с сожалением покачал головой, - что ты так и не научилась контролировать свой поразительный дар. – При этих его словах я едва сдержала радостную победную улыбку. Ха! Он мне поверил, я смогла провести его! Но мне пришлось вовремя одернуть саму себя. В конце концов, еще ничего не решено, радоваться рано.
Между тем он продолжал, и я постаралась сосредоточиться на его словах.
- Думаю, нам следует продолжить нашу беседу иным способом. Если ты не возражаешь, мы могли бы поступить так: я спрашиваю, ты – отвечаешь, разумеется, с помощью своего дара. Можно, конечно, было бы поговорить и на словах, но это займет несравненно больше времени. Так ты согласна? – Он выжидающе посмотрел на меня. Все это время он говорил, казалось, так правдиво. Но я прекрасно понимала, что он лжет – он хотел, чтобы я именно показывала ему что-то, потому что не хотел быть обманутым. Время для него значило не больше, чем песчинка для целый горы – он едва ли замечал его.
Но, тем не менее, это было именно то, чего я и добивалась, и потому я согласно кивнула, стараясь скрыть внутреннее ликование. Развернув правую руку ладонью к Аро, я поднесла ее к его белому, как снег, лбу и замерла в ожидании вопроса.
-Расскажи мне о своих родителях, о том, какие у вас с ними отношения.
Я на секунду изумилась и порылась в памяти, чтобы подобрать подходящие моменты из прошлого:
…Я, еще ребенок, сижу на руках у папы возле камина. Мама читает мне Диккенса, возле нас стоит наряженная елка, потому что канун Рождества. Когда Белла доходит до описания того, как счастливы были герои книги, вместе справляя Рождество, как они любили друг друга и всех своих родных, я оглядываюсь вверх, на Эдварда и спрашиваю «А вы с мамой меня любите?». «Конечно» - улыбаясь, отвечает он и целует меня в лоб, а мама, заложив пальцем только что прочитанную страницу, быстро наклоняется и обнимает меня вместе я отцом…
И я отняла руку.
-Хм, - удовлетворенно кивнул Аро. Его глаза были закрыты, когда он слушал меня. – А теперь, когда ты выросла?
Так, наверное, лучше будет, если я не буду показывать ему, насколько я для них дорога. Неизвестно еще, что у него на уме. Потому, когда моя рука вновь коснулась его, в своей голове Аро увидел вот такие картинки.
…-Нет, и не думай: на ночь я тебя туда не пущу, и вообще на некоторое время я запрещаю тебе видеться с Джейкобом, – говорит отец, стоя в дверном проеме.
-Ну пап, там же будут все – и Билли, и Сью, мы просто посидим у костра, послушаем истории, а потом я переночую у Блэков. – Я попытаюсь сделать выражение лица как можно невиннее, улыбнулась так, чтобы заиграли ямочки.
-Ренесми Каллен, после того, ЧТО Джейкоб себе представлял в мыслях после последней вашей прогулки в Ла-Пуш, я даже на лужайку перед домом вас вдвоем пускать не хочу.
-Но что тут такого – мы просто побудем вместе? Я уже не ребенок!
-Нет, я сказал!…
…-Ренесми, ты бросишь свою семью ради него? – Мама смотрит на меня с удивлением, на ее прекрасном лице застыла маска то ли рыданий, то ли агонии. Все остальные тоже глядят на меня с одинаковым выражением боли и недоумения.
-Но разве ты, мама, не сделала то же самое? Разве ты не согласилась добровольно никогда больше не видеть Чарли и Рене ради того, чтобы выйти за папу и стать вампиром? – Мой голос звучит жестко, как у судьи, выносящего вердикт.
-Да… но, я пришла тогда в свою новую семью: семью Калленов. – Нерешительно говорит Белла.
-Вот и я приду в новую семью – в семью Блэков!…
-А они знают, почему ты сбежала? – Вновь интересуется Аро, невольно наклоняясь еще ближе ко мне.
…-Алло.
- Алло, солнышко. Ты как?
-Все хорошо, мам. – Я пытаюсь отвечать непринужденно.
-Я просто звоню… сказать, что… - Она на секунду замолкает, пытаясь подобрать слова, - мы все очень любим тебя и скучаем.
-Я тоже скучаю. – Тихо шепчу я.
-И я поговорила с твоим отцом. Он хочет, чтобы ты вернулась, он не хочет тебя терять И… и он даже согласен, чтобы ты поступала, как хочешь. Он обещал больше не вмешиваться. Он любит тебя и просто хотел как лучше… – По моим щекам от этих слов катятся предательские слезы, и я шмыгаю носом. Белла слышит это и ее голос становится встревоженным.
-Детка, ты плачешь?
-Нет.
-Ты… ты вернешься к нам?
-Нет.
-Но почему? Нам плохо без тебя, Несс…
-Пока, мам…
-Превосходно, - промурлыкал вампир рядом со мной, увидев все это. Я лишь сумрачно кивнула – эти воспоминания разбудили во мне чувство вины и потери, и Аро это сумел почувствовать.
-А теперь расскажи мне о своем друге, о Джейкобе.
Несмотря на то, что в голосе Аро не было слышно отвращение, которое обычно всегда проскальзывало, если вампиры говорили об оборотнях, я невольно вздрогнула. Мне было неприятно даже слышать имя моего любимого из уст Аро. Но делать было нечего, и моя кожа вновь соприкоснулась с гранитно-твердым лицом Аро. На этот раз воспоминаний была куча, я только старалась, чтобы по ним было невозможно догадаться о моем развившемся даре и о том, что мы с Джейком стали, хм, близки. Так, на всякий случай – мало ли как это будет воспринято. Если было столько шума из-за полувампиров, какой крик поднимется, если Волтури узнают о том, что чисто теоретически на свет может появиться ребенок, совместивший в себе и кровь вампиров, и оборотней. Ну и, конечно, я избегала любых мыслей насчет Леи и ее беременности.
…Мы с Джейкобом первый раз вместе на пляже в Ла-Пуш, и он учит меня плавать, несмотря на строгий запрет моих родителей…
…Темно, безлунная ночь, освещаемая только звездами. Мы с ним в горах, сидим у костра, и он рассказывает мне легенды своего племени, звучащие как сказки, а я медленно засыпаю у него на коленях…
…Звонок в дверь. Я бегу открывать и с порога висну на шее моего оборотня, который тут же начинает поздравлять меня, потому что на календаре десятое сентября, и ведет меня к гаражу, где показывает подарок – практически собственноручно собранный мотоцикл…
…Мы стоим на границе с Квилетами и быстро-быстро целуемся, потому что уже пора расставаться, и меня ждут родители, а Джейка – его стая. Но все равно не можем оторваться друг от друга…
…Мы сидим на диване в доме Билли, по телевизору показывают какую-то старую комедию, совершенно не смешную, но мы все равно хохочем как ненормальные, передразнивая игру актеров…
И еще много-много подобных коротких моментов. Я пыталась быть сдержанней, но помимо воли, когда я вспоминала о Джейкобе, накатывало такое чувства любви и счастья, которое невольно светило в каждой моей мысли, и которое Аро видел.
-Хорошо, продолжай. – Подбадривал меня Аро. И у меня не было выбора, только как подчиниться. – Покажи мне свои последние воспоминания о нем.
Я сосредоточилась.
…Мы с Джейком в самолете играем в «кулачки», чтобы скоротать время…
…Я и он лежим рядом, прижавшись друг к другу под одеялом. А вокруг над нами шумят кроны деревьев, и Джейк нежно гладит мои волосы, наматывая локоны на пальцы и шепча на ухо всякую влюбленную чушь, которая постороннему слушателю покажется смешной. Но только не мне…
…Ледяная вода, обжигающая холодом, и моя радость от того, что в этом беснующемся урагане, посреди беспощадных волн я не одна – мои руки обнимают за шею черноволосого оборотня, который плывет рядом, единственный кусочек тепла посреди всего океана…
И еще одно воспоминание, которое вырвалось невольно:…Я на стою коленях на щебенке и затыкаю уши, стараясь не слышать вой агонии, эхом отражающийся от окрестных гор…
По моим щекам покатились слезы, и я, не выдержав, отняла свою руку, не дав Аро досмотреть все до конца. Но его это не расстроило ни капельки. Напротив, казалось, он был в прекрасном настроении. И именно эта его радость, та одухотворенная улыбка, которая появилась на его лице, мне очень и очень не нравились. Что же он задумал?
Между тем, глава Волтури мягко поднялся с кресла и двинулся вон из зала, сделав жест, чтобы я следовала за ним. Я поняла, что он хочет мне что-то показать. Мы шли какими-то коридорами, под ногами был твердый пол, кажется, из чистого разноцветного мрамора, складывающегося в затейливые узоры. Стены были отделаны в старинном стиле, то тут, то там висели картины. Но я даже не удосужилась на них посмотреть. Может и зря – держу пари, среди них нашлось бы немало тех якобы исчезнувших шедевров живописи, которые коллекционеры-люди ищут до сих пор. Но сейчас меня меньше всего волновало творчество живописцев эпохи Возрождения.
Наконец, мы оказались в чем-то вроде вестибюля. За столом сидела молодая, лет двадцати пяти, девушка. Человеческая девушка. Сначала я не поверила своим глазам, но потом вспомнила рассказы матери о том, как она и тетя Эллис когда-то прилетели в Вольтеру, чтобы спасти папу. Тогда, как говорила Белла, их тоже встречала симпатичная зеленоглазая женщина. Я с внезапно вспыхнувшим интересном оглядела девушку. Нет, эта была светленькой голубоглазой блондинкой. Интересно, что случилось с ее предшественницей – попала ли она в ряды Волтури в виде еще одного вампира или в виде десерта?
Но больше я не успела ни о чем подумать, потому что Аро остановился возле этой блондинки и, обращаясь ко мне, заговорил.
-Ренесми, благодарю тебя за то, что ты мне все рассказала. Сожалею, но пока тебе придется побыть здесь еще некоторое время. – Он вздохнул, словно и правда переживал за меня. – Но не волнуйся, ты ни в чем не будешь нуждаться и, я надеюсь, приятно проведешь время. Марианна, - тут он кивнул на девушку, - покажет тебе твою комнату и все расскажет. Я же благодарю тебя за приятную беседу и за то, какую неоценимую помощь ты нам оказала, рассказав все. Но теперь я вынужден с тобой проститься. Дела, дела, - Он опять вздохнул. - Но, надеюсь, мы вскоре вновь свидимся. – Он повернулся, намереваясь уйти.
-Эээ... «некоторое время»? – Ошеломленно переспросила его я.
-Ну да, пару месяцев. – Как само собой разумеющееся пояснил Аро и, слегка наклонив в мою сторону голову в прощальном поклоне, исчез.
А я в оцепенении осталась стоять прямо посреди вестибюля. Несколько месяцев? Зачем? И неужели меня тащили через половину земного шара только чтобы задать мне парочку вопросов о моих взаимоотношениях с родителями? Аро что, решил стать личным психологом Калленов?
Меня кто-то мягко потянул за рукав, но я не сразу это осознала. Повернувшись, я увидела Марианну, которая с немного застенчивой улыбкой трепала меня за руку, стараясь вывести меня из состояния полнейшего ступора, в котором я пребывала.
-Мисс, - робко позвала она. – Мисс, пойдемте, я покажу вам, где вы будете жить.
Что мне оставалось делать? Я кивнула, все еще двигаясь слегка заторможенно, и покорно пошла вслед за ней, пока она привычно двигалась по давно знакомым ей лабиринтам коридоров.
 
miss_OdairДата: Пятница, 20.07.2012, 03:07 | Сообщение # 15
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 12. От лица Джейкоба.«-Вам оборотень нужен?-Был нужен, да уже взяли.»
-Мама, мама, смотри, - заговорщически шептал мальчишка лет пяти с ярким пластмассовым роботом в руках, дергая мать за рукав и указывая на меня пальцем. Что ж, это было не в новинку. Правда обычно, когда люди начинали на меня поглядывать, достаточно было один раз поймать их взгляд и внимательно, безо всякого выражения, посмотреть на них, или, еще лучше – усмехнуться и сложить руки на груди. Большинство тут же начинали куда-то торопиться и уходили. За исключением, впрочем, пьяниц и маленьких детей. Первые вообще мало чего соображали, а вторые, наверное, своим детским чутьем чувствовали, что я не опасен.
Мама мальчонки начала одергивать его, наклонилась и зашептала ему на ухо.
-Не смотри на него, убери палец, не показывай. Дядя может рассердиться. – Услышал я своим чересчур, порой, острым слухом. Да уж, иногда я жалел, что волей-неволей прекрасно знал все шепоты людей за моей спиной. А вообще, черт с ними. Эка невидаль – пальцем показывают.
У меня было еще полчаса до самолета, и я закрыл глаза, надеясь подремать. Но даже засыпая, я уловил вокруг себя движение и звук удаляющихся шагов. Ха! Все же эта женщина не выдержала и решила вместе с сыном поискать место побезопаснее. Я мрачно усмехнулся, так и не открывая глаз.
Однако выспаться мне так и не удалось – кто-то настойчиво потрепал меня за плечо. Лениво приподняв одно веко, я увидел целую процессию из четырех охранников аэропорта. Трое стояли чуть поодаль, не сводя с меня глаз, в которых ясно читалось: «Опасен. Может доставить проблемы». А самый старший, с седыми висками, довольно резко произнес: «Эй, парень, у тебя на какой рейс билет?».
Я начал раздражаться. Наверное, это было неправильно – ведь они всего лишь выполняли свою работу, пытались на всякий случай обезвредить всех «подозрительных личностей». И в этот раз подобной «личностью» оказался я. Охренеть! Неужели я настолько странно выгляжу?
Я попытался посмотреть на себя, как говорится, со стороны: рост почти семь футов, волосы не помню когда в последний раз стриженные, и потому свисающие до подбородка. Мылся я… хм, когда же я в последний раз мылся? Да уж, пока я гнался за этими кровососами, мне не особенно часто попадались душевые кабины на пути.
А, вспомнил, пару дней назад – в горной речке, холодной как ледник.
Из одежды на мне были только старые джинсы, которые каким-то чудом удержались на моей ноге, когда я, не особенно заботясь о подобных насущных вещах, бросился в погоню за Волтури. Ну и еще на мне была кожаная куртка, украденная без особых угрызений совести из какого-то охотничьего магазина по пути. Она была мне мала в плечах, и потому шов на спине понемногу расходился, а застегнуть я ее просто не смог бы – вот и приходилось ходить нараспашку.
Да, наверное, эти ребята-охранники правы. Я действительно выглядел не как милая и пушистая фея на детском утреннике. Но сейчас мне было на это плевать.
Я почувствовал глухое раздражение и потому довольно нахально спросил, одновременно поднимаясь со стула: «А что, есть какие-то проблемы?».
Охранник начал отступать все дальше и дальше по мере того, как я поднимался во весь рост. Я был больше чем на голову выше самого высокого из них, и краем глаза заметил, как рука парня, стоящего слева от меня, дернулась по направлению к дубинке, висевшей у него у бедра.
-Эх, мистер, - откашлялся старший, и я усмехнулся по себя: «Интересно, насколько более почтительным становится отношение к тебе, когда тебя начинают немного побаиваться. Вот я уже из «парня» стал «мистером»». – Вы не могли бы пройти с нами?
Я уже приготовился ответить «Не могу», но вовремя спохватился. Не стоит нарываться на ссору, еще пропущу свой рейс. А следующий самолет в Италию полетит не раньше утра. Лучше уж сделаю вид, что послушался, а потом пролизну мимо охраны в самолет, когда будут загружать багаж.
Потому я как можно более миролюбиво кивнул и поймал себя на непривычном ощущении ярости. Сейчас я ненавидел этих людей, этих охранников. Наверное, это были отголоски той ненависти, которую я чувствовал ко всем этим мерзким кровососам, укравшим у меня мою Несс. И теперь любой, кто мешал мне ее найти, автоматически зачислялся в разряд «враги». Вот и эти ни о чем не подозревающие работяги вызывали у меня сейчас такую злобу, что мои пальцы слегка задрожали – им передавался огонь, волной прошедшийся вдоль позвоночника. Мне нужно было торопиться. В письме было сказано «через две недели», и этот срок истекал – оставались сутки. И если я опоздаю на самолет… Мне пришлось зажмуриться и стиснуть руки в кулаки, концентрируясь на том, чтобы не дать бешеной ярости превратить меня в волка. Да, давно я так не терял самоконтроль. Это напомнило мне первые недели, когда я стал оборотнем.
-Ээй, парень, с тобой все в порядке? – Вновь раздался голос охранника.
-Да, - Я выдохнул. – Все нормально.
-Тогда пойдем, - нерешительно протянул старший, все еще с опаской глядя на меня снизу вверх.
Вообще, все прошло тихо-мирно. Охранники ограничились предупреждением и посоветовали мне покинуть территорию аэропорта, раз у меня нет билета. Что я и сделал, а точнее, как я и сделал вид, что делаю.
Уже спустя двадцать минут согласные усилия четырех двигателей оторвали от земли боинг с пятьюстами пассажирами и одним оборотнем (то есть мною) в грузовом отсеке.
Я достаточно комфортабельно разместился аккурат между большим синим чемоданом и чьей-то объемной сумкой жуткого розового цвета с наклейками каких-то мультяшных героев. И тут выяснилось, что впервые за четыре года я не могу заснуть.
Это было странно. Последние недели вымотали меня донельзя – я бежал, порой, по двадцать часов в сутки, ведь вампирам-то не надо было спать, и они почти не делали привалов. А мне приходилось, урвав пару часов сна, потом вновь их нагонять.
И все равно я часто отставал. Утешало лишь то, что вонь от следа кровососов была такой сильной, что я не боялся его потерять. Да еще и эти «записки», которые мне оставляла моя Несси. Только моя девочка могла до этого додуматься – писать прямо на деревьях.
Ох, где же она сейчас? Когда я бежал за ней, я мог хотя бы знать, что она жива. А сейчас?
Я вспомнил последний раз, когда видел ее. Тогда эти кровососы зачем-то остановились на привал на пару дней, и я всегда старался быть рядом с Несс, настолько, насколько это было возможно. Я не хотел рисковать, боялся, что если подойду слишком близко, то эти мерзкие паразиты могут ей навредить.
Но в тот раз я не выдержал – когда я увидел этого белобрысого кровососа, с его лапами прямо на шейке моей Несс… Я не мог бездействовать, я напал. И, как и всегда, все обернулась кошмаром. Наверное, я по жизни неудачник, раз все, что бы я ни делал, в конечном итоге заканчивается плохо.
Я попытался отогнать болезненные воспоминания и сосредоточился на лице Несс, таком, какое оно было, когда я видел его в последний раз, когда она стояла, приставив клыки к своему запястью, готовая, действительно готовая, оборвать свою жизнь.
Ее лицо казалось мне похудевшим и повзрослевшим. Вокруг глаз залегли глубокие тени, но сами глаза, мягкого коричневого цвета, сияли, когда она смотрела на меня.
Раньше я всегда завидовал Эдварду, потому что Белла порой точно так же смотрела на него. Хотя нет, вру. Беллз никогда не смотрела на своего любимого Эдда так, как Несс – на меня. Белла всегда как будто стеснялась немного, не верила сама, что это происходит наяву, ее глаза помимо любви и света всегда выражали робкую тень сомнений.
А Несс, моя Несси глядела прямо, бесстрашно, со всей силой и страстью и радостью.
Как же мне ее не хватало!
Как же я проклинал себя за то, что вчера ночью я, как последний лентяй, вместо того, чтобы караулить их лагерь, спал беспробудным сном и вскочил, ошарашенный, только когда взревели двигатели самолета в паре километров к северу. И мгновенно понял, что означает этот звук – они улетают, и теперь я уже не смогу гоняться за ними. Я же оборотень, а не Питер Пэн, и летать не могу.
И все равно, зная, что уже не успею, я рванул на звук двигателей, заставляя свои еще сонные лапы мощными толчками нести меня вперед. И увидел только маленький красный огонек в небе, отмечающий движение самолета.
Если бы я не спал, то, быть может, мне удалось бы еще хоть разочек увидеть ее, или даже воспользоваться определенной суматохой, которая всегда возникает при отъезде и попытаться с ней убежать. В конце концов, оборотни бегают быстрее вампиров, и даже с Несс на спине, я уверен, я бы смог уйти от погони.
Но все это были пустые мечты. Я ничего не сделал. Я ничем не смог помочь. Я бесполезен.

Между тем оказалось, что я все же зря думал, будто у меня бессонница. Сам не заметив как, я провалился в тяжелый, без сновидений, не сулящий отдыха сон.
За то время, пока мы еще с Нахуэлем и Леей путешествовали в самолетах, у меня выработался рефлекс просыпаться, когда самолет начинал снижаться, идя на посадку, и от перепадов давления начинало закладывать уши.
Потому и в этот раз я моментально вскинулся на локтях и, как обычно, первое что я ощутил – всепоглощающий ужас от того, что я лежал один, рядом не было Несс. Интересно, я когда-нибудь к этому привыкну, перестану каждый раз заново испытывать по-новой эту боль из-за того, что она не со мной, она в опасности, а я бессилен что-то сделать?
Это немного напомнило мне Билли.
После той аварии, в которой погибла мама, а отец до конца жизни остался инвалидом, Билли никогда не жаловался – наверное, берег нас, детей, таил все в себе. По крайней мере, поначалу, когда было тяжелее всего. При сестрах он пытался держаться бодро, чтобы не сломать их еще больше, они и так были потрясены всем случившимся.
Но он не мог притворяться постоянно, и когда мои сестры уехали, а мы с ним остались вдвоем, ему порой не хватало сил создавать видимость, будто он не страдает.
В тот раз я как обычно перед школой, уходя, помогал ему забраться на инвалидное кресло. Он мог бы и сам, но в первый год у него еще не очень хорошо было и с моторикой одной из рук, потому, когда была возможность, я ему помогал. Благо, что я уже тогда был достаточно силен для этого.
Билли обычно просыпался еще до моего прихода, но в тот раз мне пришлось его будить.
-Отец, - позвал я как можно мягче. Боюсь, в моем голосе тогда звучала жалость, хотя я знал, что так нельзя – сочувствие только еще больше расклеит его.
Я наклонился еще ближе к его уху: «Отец!»
В этот раз он услышал – его ресницы слегка дрогнули, и Билли открыл глаза, почти такие же черные, как и у меня. И я никогда не забуду выражение его лица в тот первый миг, после пробуждения. Он попытался приподняться и беспомощно обмяк на кровати, с выражением почти животного страха на лице.
-Пап, с тобой все в порядке? – Испугался я и засуетился вокруг постели.
-Да, да. – Он успокаивающе похлопал меня по плечу. – Все нормально. – Он словно насильно растянул губы в улыбке, но я заметил, что глаза его были слегка влажными.
Чуть позже он объяснил мне, в чем дело. Каждый раз, во сне, он забывал о своих ногах, ему снилось, будто он бегал, ходил, жил как раньше. Ему часто снилась мама, живая и здоровая, улыбающаяся. И потому всякий раз, просыпаясь, понимая, что все это был сон, не чувствуя своих ног, он испытывал примерно то же, что и в то мгновение, когда пришел в себя в больнице после аварии и услышал звучащие как приговор слова доктора: «Сожалею, мистер Блэк, но вы уже никогда не сможете ходить».
Помню, услышав эту его исповедь, я заплакал, хотя уже давно считал себя слишком взрослым, чтобы рыдать. С тех пор Билли больше ни разу ни словом, ни взглядом не напоминал мне об этом разговоре. Я помнил, каким он был, когда мама была еще жива. Мне говорили, что я своей жизнерадостностью «пошел в отца», и это было так. Думаю, именно эта природная живость, почти детское, порой, восприятие реальности и помогли тогда ему восстановиться, снова стать Билли Блэком.
А вот я сейчас, думаю, ощущал примерно то же самое, что и Билли тогда. Только с одним различием – у него судьба отняла часть тела, а у меня - часть моей души.
Потому что в моих снах Несс всегда была рядом, я чувствовал ее дыхание, запах ее волос, кожи, ее гибкое тело. Но ровно до того момента, когда я открывал глаза и начинал автоматически искать ее глазами рядом. А ее не было, и это было… неправильно. Так не должно было быть. Она должна спать тут, рядом со мной, доверчиво положив голову мне на плечо и щекоча мою шею своими кудряшками. Я должен обнимать ее, знать, что она тут, в безопасности, под моей защитой.
От сознания собственного бессилия и никчемности, я невольно приглушенно зарычал сквозь зубы и с силой сжал пальцы в кулаки. Послышался треск. Черт, а я и не заметил, как вцепился в ручку какого-то чемодана. Что ж, не повезло его владельцу.
Я умудрился незамеченным вылезти из самолета, как только он остановился на взлетной полосе. Так-с, осталось узнать, в какой стороне находится Вольтера, и как туда добраться – я уже успел заметить, что местность здесь не изобилует густыми дикими лесами, а в винограднике или посреди поля и дороги, думаю, не сложно будет заметить гигантского, ростом с лошадь, волка. И стать звездой местной газеты из серии «НЛО» под заголовком «В Италии видели гигантского волка-людоеда» мне как-то не хотелось.
Так что придется как-то по-другому передвигаться. Автостопом? Хорошо бы, только вряд ли кто-то захочет меня «подвезти». В любом случае, я, выходя из аэропорта, по пути стащил какой-то туристический буклет из киоска с сувенирами. Вообще, воровать в человеческом мире было до смешного просто – никто из людей был просто не в состоянии заметить, к примеру, быстрого движения моей руки, когда я что-то брал. Да уж, еще немного такой жизни, я и стану то ли побирушкой, то ли карманником, если, конечно, не свихнусь к тому времени. Перспективка та еще!
В буклете помимо всего прочего была карта дорог и маршруты автобусов. Оказалось, что до «места назначения» не так уж и много – километров шестьдесят. Я легко пробегу столько за пару часов даже в человеческом облике. Оставалось только дождаться, пока стемнеет, и потом бежать вдоль дороги так, чтобы меня не было видно в свете фар.
Так я и сделал, только предварительно снял ботинки, которые тоже «позаимствовал» в одном из магазинов. И сразу же с облегчением вздохнул – я любил ходить и бегать босиком, чувствуя ногами землю, как будто это живое существо. К тому же мне было не так-то просто подобрать обувь по размеру, да еще и такую, которая выдерживала бы несколько часов быстрого бега по пересеченной местности.
Потому разувшись и скинув куртку, я рванул в сторону Вольтеры. Если бы я просто так бежал, то, наверное, даже наслаждался бы этим бегом – ночной прохладный воздух мягко гладил кожу, не сбивая дыхание. Темное небо и серп луны превратили все вокруг в синюю сказку.
Но сейчас мне было не до этого. Ноги несли меня сами, я не думал об этом, для меня бег был таким же рефлексом, как и дыхание. А размышлял я о том, что ждало меня впереди, о той неизвестности, которая, порой, пугает куда больше любого знания. Только бы Несс была жива. Хотя нет, в том, что она ПОКА жива, я не сомневался – я это чувствовал каким-то внутренним чутьем. Я не мог объяснить его природу, но это не мешало мне на него безоговорочно полагаться. Но вот что будет со мной и моей Несс дальше…
Я добежал до города как раз вовремя – когда уже начало светать. Еще только приближаясь к городским стенам, оставшимся еще со времен средневековья, я начал морщиться от отвращения. Повсюду, буквально на каждом метре земли, можно было почуять след вампиров. Какие-то следы были уже достаточно старыми, каким-то было не более суток.
Войдя в город через старинные каменные ворота, я начал незаметно, краешками глаз смотреть по сторонам, принюхиваться, пытаясь определить, следит ли кто-нибудь за мной или нет. Ведь они должны ожидать моего прихода и, держу пари, они к нему готовы. Я не совсем понимал, куда, собственно, мне следует идти, но не беспокоился об этом. Эти кровососы своего не упустят – думаю, еще до полудня меня в надлежащем виде доставят к Аро, если только он сочтет меня достойным такой чести – лично с ним разговаривать.
А может, меня просто разорвут на мелкие клочки за ближайшим углом, да так быстро, что я не то что перевоплотиться – моргнуть не успею.
Я медленно – спешить было некуда – шел, чувствуя под ногами гладкие камни мостовой. Сейчас, совсем скоро, все должно было решиться и, наверное, поэтому мое сердце, бившееся так спокойно во время бега, сейчас то замирало, то начинало стучать с бешеной скоростью. Я был наготове.
Внезапно что-то, я сначала даже не осознал, что – привлекло мое внимание. Запах. Аромат. Среди всей это сладковатой приторной вони едва заметно слышался чистейший аромат Несс.
Это открытие заставило меня тут же припасть к каменной поверхности улицы, в надежде получше учуять, куда ведет этот запах. Хорошо, что в этот ранний час город только-только начал просыпаться, и вокруг не были ни души. Потому что неизвестно еще, что бы подумали люди, увидев распластавшегося на мостовой здорового парня, который что-то старательно вынюхивает. Как бы психушку не вызвали.
Я прикрыл глаза, чтобы лучше сосредоточиться, и пошел, нет, побежал за запахом Несс. След вел в узкий темный переулок, и я свернул туда не задумываясь, так властно звал меня за собой этот аромат, прекрасный и мягкий, несмотря на то, что он смешивался с вонью кровососов.
Увлекшись, я не сразу услышал за своей спиной шаги. Не человеческие шаги. Я резко обернулся, соображая, хватит ли в этом переулке места для волка, если я захочу перевоплотиться.
Передо мной стояли четверо вампиров. Настороженные, но нападать они явно не собирались, по крайней мере, пока.
-Джейкоб Блэк, - произнес один из них, то ли спрашивая, то ли подтверждая этот факт.
-Да. – Поспешно ответил я и невольно скривился, потому что вампир сделал шаг по направлению ко мне и его запах, казалось, в прямом смысле обжигал мне нос.
Впрочем, кровососу, кажется, моя близость была не менее отвратительна – он отклонил шею так, чтобы его лицо было как можно дальше от меня, и я заметил, что его тело замерло так, словно он перестал дышать.
-Следуй за нами. – Бросил он коротко и, отвернувшись, прошел назад мимо своих товарищей, которые выстроились в две линии вдоль стен, образовав узкий проход.
Я понял, что должен идти за ним, хотя радости мне это открытие не прибавило.
Я глубоко вдохнул, надеясь что смогу пройти через этот строй кровососов быстрее, чем у меня закончится кислород и придется сделать еще один вдох.
Мои руки задрожали, когда я сделал шаг по направлению к этим прихвостням Волтури. И я, хоть убей, не мог бы остановить или сдержать эту дрожь. Все мои инстинкты требовали, чтобы я перевоплотился, напал, бросился на этих паразитов. Но я держался. Когда я оказался в самой середине их колонны, меня так и подмывало оглянуться назад, защитить спину от нападения, зарычать. Я шел, стараясь, главное, не коснуться никого из вампиров, зная, что тогда могу не сдержаться. Впрочем, Волтури сами не горели желанием заключить меня в дружеские объятия – когда я к кому-то приближался, тот с шипением отпрянывал от меня, как от прокаженного.
В общем, эти паразиты сначала вели меня по каким-то темным закоулкам, потом мы нырнули под арку и оказались в ярко освещенном холле. Я заморгал, привыкая к свету и одновременно к тошнотворному запаху сладкой мертвечины, который был здесь застоявшимся, густым, как вата.
-О, мой друг прибыл. – Раздался мелодичный голос, и я автоматически зарычал, оскалившись, потому что узнал его. Аро. Ну надо же, самолично меня встречает. Еще бы узнать, чего ему от меня надо.
Вокруг, в ответ на мой рык, раздалось шипение. Один Аро невозмутимо, словно ничего не услышал, продолжал, обращаясь на сей раз к своим прихвостням.
- Проводите нашего друга в зал переговоров.
Шипение смолкло, и стоящий ближе всего ко мне вампир с оливковой кожей бросил «пошли». При этом он протянул руку так, словно собирался подтолкнуть меня, но в последнюю секунду передумал и брезгливо отдернул пальцы.
Меня вновь куда-то повели, пока я не очутился в полном одиночестве в какой-то зале. Я видел достаточно мест, где жили вампиры, и только эта полутемная комната, отделанная в темно-красных тонах, действительно напоминала жилище «классического» вампира.
Я отвлекся, разглядывая богатое убранство: резную мебель, картины на стенах, что подскочил от мягкого звука открывающейся двери.
В комнату вошел Аро. Так спокойно, словно его тут ждал не оборотень, едва сдерживающий себя, чтобы не перевоплотиться и не вцепиться в глотку всем находящимся рядом вампирам, а ручной чихуа́хуа. Сначала это меня удивило, я даже в некотором роде почувствовал уважение к его смелости. Но потом мои глаза заметили легкое движение прямо за плечом Аро. Там стояла тоненькая, полностью скрытая плащом фигурка. Ха! Знаменитый щит, защищающий своего господина – Рената.
-Рад приветствовать тебя, Джейкоб, - Аро подошел ко мне, но не слишком близко, остановившись примерно в двух метрах от меня. Но и этого было довольно – по моему позвоночнику прошла дрожь, и мне понадобилась вся моя сила воли, чтобы не перевоплотиться. Рената заметила это, и я услышал ее молящий шепот «хозяин». Но Аро успокаивающе поднял руку.
-Зачем все это? – Не выдержав крикнул я яростно. – Где Несс, что с ней?
Рената тихо беспокойно заворчала, услышав, насколько я взбешен. Но Аро и бровью не повел.
-Всему свое время. Но ты, кажется, очень, хм, привязан к Ренесми, это так?
Я молча смотрел на него, не желая подтверждать то, что и так было очевидно. Вне сомнения, Аро прекрасно осведомлен о том, что значит для меня Несс. Он видел это еще четыре года назад в мыслях Эдварда, когда Волтури прибыли к Калленам, чтобы уничтожить, как им казалось, бессмертного ребенка. Аро прекрасно, не хуже меня самого, знал, как я «привязан» к моей Несси.
Мое молчание было расценено как согласие. И вампир продолжал, все так же мягко, глядя прямо мне в глаза так, что я не мог отделать от ощущения, будто он видит меня насквозь.
- В таком случае, у меня есть к тебе предложение, от которого ты, как говорится «не сможешь отказаться».
-Какое? - Буркнул я хмуро, заранее предчувствуя, что это предложение мне очень и очень сильно не понравится.
- Подожди. Для начала, я должен быть уверен, что об этом никто не узнает.
-Я никому не скажу.
-А твоя стая? Вы же слышите мысли друг друга.
- Я могу их скрыть, если потребуется, я уже не раз делал это.
- Ну что ж. – Аро сосредоточенно посмотрел на меня, сдвинув брови и словно что-то мысленно прикидывая. – Надеюсь на это, и в любом случае знай, если ты не сможешь, если кто-то узнает о нашем разговоре и все мои планы рухнут, то твоя девчонка умрет первой.
Тут впервые за то время, что мы беседовали, его голос стал резким. Глаза яростно блеснули, и мне даже показалась, что белая пелена, которая покрывала их, на секунду исчезла, и глаза стали ярко-алыми.
-Поэтому, слушай. – Уже мягче добавил он и стал излагать свое «предложение».
А я стоял, остолбенело, и слушал. Когда он закончил, я пару секунд не мог прийти в себя от ужаса, от безнадежности всей ситуации. У меня не было выбора, я не мог позволить им убить Несс, но и согласиться на ТАКОЕ. Нет! Нет! Меня, казалось, пробивала дрожь, хотя это было невозможно – я же был оборотнем и не мог замерзнуть.
Видя мое состояние, Аро просто молча наблюдал за мной сквозь полуопущенные веки. Не торопил. Наконец, увидев, что я, кажется, полностью осознал его «предложение», он заговорил: «Я понимаю, что это решение для тебя не простое. Но тебе и не нужно отвечать мне прямо сейчас - у тебя будет достаточно времени, чтобы все обдумать. Спешить нам незачем, потому у тебя есть ровно пять месяцев на раздумье. Только не забудь – если хоть одна живая душа узнает о нашем разговоре, можешь считать, что Ренесми мертва.».
Я все еще не шевелился, не в силах даже кивнуть. Между тем Аро изящно хлопнул в ладоши, и вновь явилась его охрана. Меня вывели из этого логова кровососов прямо на одну из оживленных улиц города, где мои проводники меня и покинули. Всюду под палящим солнцем сновали туристы, слышался смех, шум воды из многочисленных фонтанов. Безмятежное синее небо, казалось, издевалось надо мной.
Я не мог видеть всю эту радостную суету, и потому поспешно ушел. И брел, сам не зная куда, до тех пор, пока не очутился где-то уже за пределами города. Местность была безлюдная, и мне на пути попался гигантский, замшелый валун. Я вскарабкался на него и сел, обхватив голову руками. Мои пальцы впивались в волосы, грозя вырвать их с корнем, но я даже не чувствовал этого. Как не чувствовал и лучей палящего солнца на своей спине, и ветра, трепавшего мне волосы.
Мне нужно было принять решение.
 
Форум » Ваши произведения » Фанфикшен » Алмазова Марина.Солнце полудня 1: Развязка. (Майер Стефани «Сумерки»)
Страница 1 из 212»
Поиск:


Бесплатный хостинг uCoz
Design by Stuff Studio