[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: demonessa666 
Форум » Ваши произведения » Фанфикшен » Капитуляция (Тайны Смолвилля)
Капитуляция
miss_OdairДата: Суббота, 25.08.2012, 18:24 | Сообщение # 1
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Капитуляция


Автор: Чеди Даан
Бета: Roanna
Фандом: Тайны Смолвилля
Персонажи: Лекс / Кларк
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, POV
Статус: закончен

Описание:
Кларк боится и правильно делает...

Примечания автора:
Очередное мрачное будущее. Со светом в конце тоннеля. Небольшим, но светом...
А вообще у автора есть один пунктик - криптонитовые клетки, оковы, и в принципе, игры Лекса с криптонитом.
 
miss_OdairДата: Суббота, 25.08.2012, 18:24 | Сообщение # 2
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
…И не склеить осколки,
И не вытравить мрак…
Брошенный Богом Мир.
А. Макаревич


Ты скользишь взглядом по прутьям. Они заполнены расплавленным зеленым метеоритом. Его сияние отбрасывает жутковатый свет на тебя, и посторонним наблюдателям, если бы они тут были, сразу становится ясно кто злодей в нашей долгой и запутанной истории. Но здесь только я. Усталый, голодный, измученный. В моем новом пристанище, только жесткая скамья и унитаз. Все серо и голо. Да и я сам лишь джинсах и футболке – босой, растрепанный, загнанный. Ты кажешься неуместным в этой клетке в своем элегантном костюме и галстуке и ботинках, за пару тысяч долларов каждый. Ухоженный, приятно пахнущий. Довольный собой. И моим положением в твоей жизни.

Ты заглядываешь сквозь решетку, и твои глаза останавливаются на мне. На твоем пленнике и твоем подопытном кролике. Меня обдает леденящим холодом - эмоции не отражаются на спокойном лице. Снисходительное любопытство не более. Почти научный интерес в глазах: как долго я могу продержаться и не принимать твои условия? Как долго я смогу оставаться собой после всех мучений, на которые ты меня обрек? Твои ученые разрезают меня по кусочкам, но ты с хладнокровной решимостью каждый день позволяешь моему телу восстановиться под лучами желтого солнца. Земного солнца, которое я когда-то так сильно любил.

Ты назначаешь мне пытки с легкой улыбкой на лице. Ты сообщаешь мне о них каждый день. Сам. Описывая в красках. Не упуская ни одной жуткой подробности. Ты произносишь вслух жестокие слова и ни один мускул на лице не выдает твоих чувств, но по-моему глубочайшему убеждению - этот жестокий ритуал доставляет тебе удовольствие. Ты повторяешь мне, словно пытаясь убедить, что происходящие во благо науки и человечества. Что я опасен и меня надо изучать. Что война близко, а ты защищаешь нацию. Но тогда скажи мне, пожалуйста - почему главным условием окончания бесконечных мучений и боли должна быть моя личная покорность тебе? Ты пообещал, что я выйду из криптонитовой клетки, когда соглашусь исполнять любое твое желание. Каким бы странным и необычным оно мне ни показалось.

Ты хочешь личного раба? Ручное сверхсущество? Зачем тебе это Лекс? Потешить твое самолюбие или излечить уязвленную гордость? А причина в том, что ты много лет не мог разгадать мой секрет?!
Но иногда мне кажется, что я знаю ответ на этот вопрос. Но просто боюсь себе в нем признаться. Мне становится страшно даже от предположений.

Здесь я почти не сплю. Лишь иногда качаюсь в легком забытьи, где-то на грани сознания, пытаясь не сойти ума. Было бы проще, если бы, мое тело не оставалось таким сильным. В такие минуты ко мне приходишь ты. Я чувствую тебя как загнанный зверь своего будущего убийцу.

Ты садишься рядом и смотришь. Я кожей ощущаю твой взгляд и, он не холоден - он обжигает. И хоть я его не вижу - он заставляет страх сворачиваться тугой пружиной у меня в животе.

Очень редко ты прикасаешься ко мне. Твои пальцы скользят по моему лицу и губам, шее, рукам, груди. Ты словно пытаешься убедиться, что я еще не исчез и еще существую. Твой шепот в такие минуты лишает меня воли, делая слабее младенца:
- Ты сопротивляешься, Кларк. Это хорошо. Ты остаешься собой, таким, каким я тебя помню. Но никто не может бороться вечно и однажды - ты сдашься. И будешь моим. Полностью. Весь. Без остатка.
Ты склоняешься всё ниже, и я чувствую твой запах – аромат лаванды, ставший теперь для меня запахом страха и боли. Дыхание опаляет лицо, и мне хочется закричать, оттолкнуть, но я лежу и молчу, притворяясь спящим. В такие минуты мне кажется, я точно знаю - чего же ты хочешь на самом деле, но отказываюсь верить в страшную правду. Проще думать, что все из-за моего инопланетного происхождения и твоего желания власти над миром. Так думать проще и меньше пугает.

Ты смотришь, и, я чувствую - ты улыбаешься. В твоих глазах обещание заставить меня покориться любой ценой. Ты не позволишь мне умереть - об этом я был предупрежден заранее. В первый же день своего заключения. Тогда я кричал, просил, умолял:
- Убей меня, и покончим с этим.
Ты с ухмылкой ответил:
- Нет, Кларк, ты не умрешь. Ты сдашься, а я обязательно увижу твою капитуляцию и с наслаждением приму ее! Ты даже не представляешь с каким.

С тех пор мы не ведем подобных разговоров: я стал умнее - ты терпеливее. Ты просто ждешь, когда мои силы иссякнут. Когда я опущусь перед тобой на колени.
Что ты сделаешь в этот день, Лекс? Я боюсь себе даже представить.

***

- Я согласен!
Два слова. Самые трудные в моей жизни, но я выговариваю их четко и громко. И, остается надеяться - твердо. Я не хочу повторять их снова. Но убежден - ты заставишь меня сделать это. Я произношу свой приговор, глядя прямо в твои безжалостные глаза, и знаю - ты услышал меня. Ты меня услышал. В ответ я вижу недоверчивую улыбку. Значит и ты устал ждать. Значит и ты уже был не уверен. Но в твоей войне боли и нервов выиграл ты. Я проиграл. И сказать «да» для меня единственный шанс прекратить эту затянувшуюся пытку, в которую превратилась моя жизнь. Мой единственный шанс умереть. Я не знаю, каких ты захочешь доказательств, но тебе придется освободить меня. Пусть и с криптонитовым ошейником на шее. С ним даже проще. Проще закончить свой путь.

- Я не расслышал.
Ты склоняешь голову и внимательно смотришь. В твоих глазах почему-то нет торжества и радости. Ты изучаешь меня. Ты слишком хорошо меня знаешь: ты ищешь тайные мотивы. Ты не веришь мне.

- Я согласен повиноваться тебе, кажется, таким было условие? Выполнять любые твои желания?
Пытки и плен научили меня сдерживать себя и свои эмоции, не показывать противнику слабые места. Боль хороший учитель. Наверное - самый лучший. Поэтому ты ничего не сможешь прочитать на моем лице, как бы не пытался. Ведь я - лучший твой ученик.

- Уверен? – ты поднимаешь бровь и улыбаешься одним уголком рта. Подходишь чуть ближе, на расстояние шага к клетке. На расстояние вытянутой руки. Зеленый метеорит светится, пульсирует как живой, и стоит мне только приблизиться - он вспыхнет намного ярче, высасывая из моего тела последние силы. Ты знаешь это. За эти три года ты узнал обо мне все, и следующий приказ для меня очевиден. – Тогда будь добр подойди ближе, я хочу видеть твое лицо, - ты усмехаешься, словно знаешь, каким будет мой ответ, и замираешь в изумлении, когда я делаю два почти смертельных для себя шага.

Я научился терпеть боль в лабораториях ЛюторКорп, но действие криптонита ни с чем не сравнить. Этот камень мое личное проклятие за силу и мощь полученные на Земле. Хватаюсь за стеклянную стену, и вены вспухают зеленными линиями. Пытаюсь держаться, но мои ноги меня предают, и я сползаю, обламывая ногти о сверхтвердую поверхность.

- Кларк, идиот!
Ты что-то кричишь в микрофон, а потом со всей силы вдавливаешь красную кнопку. Я всегда считал, что это предосторожность на случай моего побега, но оказывается, это еще и вызов скорой помощи. Вой сирены оглушает и бьет по ушам, разрывая барабанные перепонки. Я пытаюсь ухватиться за ускользающее сознание, но не могу. Мир накрывает тьмой. Жаль что совсем ненадолго.

Мягкий матрас, почти как дома. Приятный запах летних цветов - я почти забыл его. Тепло пушистого, почти невесомого одеяла. Комфорт для души и тела – очень давно потерянное мной ощущение. Я открываю глаза. Я точно хочу знать - что происходит и понимать - какую плату ты потребуешь за мою свободу? Надеюсь, ты еще не раскрыл мой план. Встречаюсь с тобой глазами. Ты явно заинтригован и … Доволен собой.

- Стоило, так долго терзать себя Кларк? Достаточно было сказать волшебную фразу, и все сразу переменилось.
Ты сидишь рядом и рассматриваешь меня, словно видишь впервые. Но разочарования нет. Неудивительно - ты победил. Осматриваюсь. Я в спальне замка: большая кровать, гардероб и приоткрытая дверь в ванную комнату, письменный стол, приглушенный свет. Ощупываю шею. Так и есть: ты нацепил на меня ошейник, в этом я даже не сомневался. Ты, расслабленный, сидишь рядом на стуле с моим личным пультом управления в руке. Стоит только ослушаться или сделать что-то не так и метеорит заработает в полную силу. Меня скрутит и бросит к твоим ногам как сломанную игрушку. Но я не собираюсь делать глупости. Больше не собираюсь. Теперь у меня есть ясная цель.

- Так значит, ты будешь исполнять все мои приказы? - испытывающий взгляд, новая проверка. Сколько их будет еще Лекс? Сколько их будет? Сколько раз мне придется унизиться, чтобы получить свой шанс на забвение?
– Даже, если я прикажу убить?
Выдерживаю ироничный взгляд. Я готов и чем раньше ты отдашь мне этот приказ, тем лучше, ведь тогда я смогу вырваться на свободу. Единственную свободу, что мне доступна теперь.

- Да.
- И даже если это будет кто-то из твоих близких? Например - обворожительная сенатор Марта Кент? Или прекрасная журналистка Хлоя Салливан?

Такого оборота я ждал, но не думал, что мы приблизимся к этому так быстро. Сглатываю, закрываю глаза, считаю до десяти, набираюсь сил и говорю:
- Да!
Голос срывается. Закусываю до крови губу и смотрю на тебя. Ты улыбаешься, откинувшись в кресле. Щуришься как довольный кот, играющий с полупридушенной мышкой. У тебя на лице выражение – «я знал».

- Хорошо, Кларк, как скажешь.
Ты растягиваешь губы в холодной ухмылке, и я понимаю: время пустых проверок прошло. Сейчас ты озвучишь то, чего хочешь на самом деле, и тут мне главное не сбежать от страха и отвращения.

- Тогда для начала разденься и прими душ. Двери не закрывай ни в ванную, ни в кабинку.
Ты позволяешь своим желаниям наконец-то выйти наружу и с наслаждением наблюдаешь как падают мои немногочисленные вещи на пол. Ты останавливаешь меня, когда я уже готов перешагнуть порог и по-хозяйски оглаживаешь мои ягодицы, бедра и пах. Ты заглядываешь мне в глаза, ты хочешь убедиться, что я все понял правильно. И ты усмехаешься, когда кровь приливает к моим щекам.

- Добро пожаловать в твою новую жизнь, Кларк. И не вытирайся, я сделаю это сам.
Вода и пена заливают каменный пол. Я моюсь под пристальным алчным взглядом и он не оставляет мне ничего своего, безжалостно впитывая мою наготу, изучая и смакуя подробности. Ты молчишь, но рассматриваешь меня так откровенно, что возникает ощущение, будто меня лапают. И я не могу избавиться от этих жадных прикосновений, смыть их водой. И едва закончив слышу новый приказ:
- Иди сюда.
Теперь твои горячие ладони повсюду, исследуют, ощупывают, забираются в самые интимные места. Ты вытираешь меня большим полотенцем, но это больше похоже на осмотр скаковой лошади. Влажная ткань падает к ногам – ты смотришь на кровать и на меня, словно решая сложную задачу. Твои зрачки расширяются и ты почти скалишь зубы в ухмылке. Видимо пришедшая на ум идея, тебе очень нравится.

- На кровать Кларк, руки к изголовью и не дергайся. Пока я не позволю.
Глупец! Как мог я думать, что самые трудные два шага я сделал в метеоритовой клетке? Расстояние в полметра, до роскошной постели, застеленной черном бельем пройти сложнее, чем погрузится в расплавленный криптонит. И ведь я точно знал, что для меня твое вожделение будет самым худшим испытанием в жизни, но не думал, что оно так меня напугает.

Шелк скользит и холодит кожу спины. Меня бьет крупная дрожь, но я стискиваю кулаки, вытягиваю руки к спинке и хватаюсь за нее, как утопающий хватается за спасательный круг. Мое тело как натянутая струна: я чувствую каждую мышцу, каждый нерв, каждую жилу. Горло закрывает спазм, и я выгибаюсь, хватая ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег. Приступ неконтролируемой паники. Дикого страха. Впервые за три года. Впервые за три года пыток и мучений. Мои глаза открыты, распахнуты: я боюсь упустить хоть что-нибудь или не увидеть твое движение. Меня трясет, и я чувствую, как капельки пота скатываются с моего лица. Мне хочется закричать: «делай, что хочешь и покончим с этим», но я сжимаю зубы, стараясь не произнести ни звука.
 
miss_OdairДата: Суббота, 25.08.2012, 18:25 | Сообщение # 3
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
- Тихо, - твой голос почти нежен, - тихо, Кларк. Нет причин для волнения. Закрой глаза, - узкая ладонь прикрывает веки.
Мир погружается во тьму, а я в бесконечное ожидание.

Ты склоняешься надо мной. Твое дыхание согревает, а руки поглаживают, принуждая успокоиться.

- Тихо, Кларк, все хорошо. Все будет хорошо. Я обещаю.
Мне хочется заорать, но я терплю. Ты осторожно садишься рядом, чуть задевая меня бедром, потом нависаешь сверху, жар так и пышет от твоего разгоряченного тела. Он горячей волной окатывает меня. А потом твои губы и зубы начинают терзать мою шею, впиваясь сильно и жестко, кусая почти до крови. Твои поцелуи как ожоги, ранят кожу, но ты зализываешь их. Влажные следы, высыхая, холодят и остужают эту странную боль, остается лишь жидкий огонь внутри. Ты пробуждаешь губами маленькие жгучие лепестки пламени на моей груди и на моем животе. Твой язык выписывает восьмерки в опасной близости от моего лобка. И я рычу и сжимаю зубы пытаясь заставить себя не реагировать, не чувствовать как скапливается желание в моем паху, как он тяжелеет и наливается кровью. Внезапно ты целуешь мои судорожно закушенные губы, ты негромко смеешься и шепчешь обещание:
- Расслабься, Кларк, это только начало.
Шуршит одежда, и я понимаю, ты раздеваешься, твое обнаженное гладкое тело прижимается ко мне полностью, ты толкаешься в мое бедро твердым, как камень членом и что-то мурлыкаешь себе под нос. Ты трешься об меня как большой опасный кот, приникая все сильнее и ближе. Я могу чувствовать даже стук твоего сердца. Оказывается, оно у тебя есть! Как это ни странно.

Ты шумно и тяжело дышишь. Твои руки везде, они снова жадно ощупывают и исследуют. Пробуждая во мне необычные желания. Заставляя содрогаться от отвращения к самому себе. Ты принуждаешь меня раздвинуть ноги, и кладешь ладонь на промежность. Твой кулак сжимает меня сильно и мягко. Пара движений рукой и я уже чувствую свой ствол, прижавшимся к животу, истекающим смазкой.

- Тебе понравится, Кларк. Ты еще будешь просить меня об этом.
Возможно, ты и прав, но когда твои пальцы, чем-то смазанные, начинают кружить вокруг напряженного ануса, я думаю: «никогда, никогда этого не будет»! Но ты явно одержим идеей заставить меня захотеть - ты ласков и терпелив, ты расслабляешь, почти уговариваешь мышцы раскрыться, продвигаешься внутрь мягкими, нежными движениями. И я сам раздвигаю ноги шире и подаюсь тебе навстречу, потому что острое резкое удовольствие, такое неожиданное после трех лет одних мучений и боли, заставляет меня застонать и просить о большем. Я не успеваю остановить крик:
- Еще.
- Конечно мой мальчик, сколько пожелаешь.
Ты растягиваешь меня, ускоряешь темп, я как последняя сучка подмахиваю, насаживаюсь, выгибаюсь, а когда ты выскальзываешь, ощущаю себя пустым и покинутым.

- Посмотри на меня, Кларк. Ну, я жду.
Первое что я вижу – твою улыбку, чуть самодовольную с примесью превосходства, твоя рука гладит мой лоб и скулы, очерчивает губы, кончик пальца забирается внутрь:
- Пососи.
И стоит моему языку слегка дотронуться до тебя – как ты судорожно облизываешь рот языком, несомненно, наслаждаясь прикосновением, потом твоя ладонь спускается вниз, медленно, неторопливо. Ты смотришь мне в глаза, направляешь свой член в мое тело и делаешь резкий толчок вперед, входишь полностью, до конца и громко выдыхаешь:
- Теперь ты мой.

Я бьюсь, выгибаясь от странного ощущения боли смешанного с удовольствием. Чувствую, как ты пульсируешь во мне, чувствую каждое твое движение, чувствую необычное ощущение распирания и растянутости. Ты вбиваешься в меня, не отводя взгляда. Ты трахаешь меня и наслаждаешь зрелищем своей окончательной победы. Ты кончаешь внутри меня и остаешься там, пока не принуждаешь меня самого излиться в твой кулак. Ты падешь мне на грудь - кусаешь, целуешь все до чего можешь дотянуться, ты смеешься, и ликование в твоём голосе пугает меня:
- Ты мой, Кларк, ты только мой.
Ты принуждаешь опуститься мои онемевшие руки, отцепляя по пальцу от спинки кровати, скатываешься и ложишься рядом, оглаживаешь мое предплечье. Я смотрю в твои глаза и вижу в них свое будущее. Будущее - сексуальной игрушки, домашнего животного, фактически вещи и мне становится плохо. Так плохо как мне не было за последние три года. Я сползаю с шелковых простыней на пол и выпрямляюсь.

- Я хочу обратно в свою клетку.
В ответ ты качаешь головой, и я понимаю, ты предвидел это, и, похоже, знал о моих намерениях лучше меня. И на мой невысказанный вопрос пренебрежительно бросаешь:
- Как только Кларк Кент согласился убить кого-то, я все понял. Неужели ты думал, я позволю тебе совершить самоубийство? Так легко избавиться от меня?

Твой взгляд скользить по моему обнаженному телу, и ты самодовольно ухмыляешься.

- Надеюсь, я дал тебе еще один повод для ненависти и для жизни. А знаешь, это было очень неплохо. Не лучший секс в моей жизни, но самый любопытный опыт.

Ярость плохой советчик. Пульт управления уже в твоих руках. Но я все равно делаю шаг и бросок. Сейчас я хочу только одного: убить, и наконец, освободиться. Боль внутри меня почти рвет пополам, кидает к подножию кровати, заставляет скрючиться.

Поднимаю глаза. Ты склонился надо мной. На твоём лице нет и тени улыбки или злорадства. Мое сознание темнеет, уходит, ускользает, как бы я за него не хватался.

Почти нежно ты гладишь мои волосы. Я почти не понимаю твоих слов, возможно мне даже причудилось в зеленом криптонитовом бреду. Ведь ты говоришь почти с любовью.

- Ты вернешься … Твое тело снова захочет комфорта … Просто наслаждения… Ты вернешься… Теперь ты не сможешь долго бороться… Со мной. С самим собой…

***

Просыпаться от боли здесь стало для меня почти привычкой. Ненавистной и, к сожалению - постоянной. Сознание возвращается сразу: тело скручивает жесткой судорогой, выгибает над жестким операционным столом. Меня препарируют без наркоза. Я ору. Кричу во всю мощь своих легких. Когда такое происходит, я обычно кричу. Раньше пытался молчать, но так проще терпеть. В крике можно хоть немного выбросить боль, терзающую тело, чтобы потом не лежать, свернувшись клубком в самом дальнем углу своей клетки. Я ни о чем не прошу и не умоляю. Бесполезно. Я не хочу никому доставлять удовольствие этим. Но кричать необходимо. Иначе я просто сойду с ума.

Кислород заканчивается быстро, легкие сжимаются, горло саднит. Я заглатываю воздух, хватая его ртом, пытаясь вернуть дыхание. Восприятие окружающего мира смазано, истерзанная плоть не даёт ноющим нервам передышки, но я слышу отдельные слова и даже понимаю целые фразы. Услышанное вызывает изумление, не смотря на боль.
Знакомый голос полон гнева и стали. Ты присутствуешь при экзекуции, что само по себе необычно. Обычно ты никогда…

Новый виток пыток и вечность из крика. Потом тишина. Я шумно дышу, пытаясь вернуть самообладание. Контролировать боль и тело. А вокруг, кажется, всё замерло.

Твой ледяной тон не обещает ничего хорошего.

- Вы сказали - наркоз подействует!
- Мистер Лютор… Сэр… С объектом не все еще ясно. Мы, конечно, теперь знаем многое, но не всё. Ему придется потерпеть. Мы уже заканчиваем, - резко звякают металлические инструменты, обещая новые испытания.
- Если вы сейчас же что-нибудь не придумаете, то сами ляжете на этот стол! И вам тоже проведут операцию без наркоза. До полного летального исхода!
Я не успеваю удивиться и теряю сознание. Для меня сейчас это почти подарок. Только вот вопросы остаются.
Чего ты хочешь добиться, Лекс? В этот раз?

Тело ломит. Словно после тяжелой работы или длительного марафона. Не болит, а именно ломит и крутит, вызывая сонливость и слабость.

- Очнулся? Прости… Я не думал, что так получится.

Ты извиняешься?! На это стоит посмотреть!

Открываю глаза. Ты стоишь напротив, внимательно изучаешь. Я снова в той комнате, где ты… Где мы. Занимались сексом. Нужно все называть своими именами. Значит, ты решил больше меня не возвращать в клетку. И я боюсь предположить почему. Впрочем, ответ очевиден.

Ты придумал мне новую пытку. Пытку удовольствием. Ты видимо посчитал, что достаточно сдерживал свои желания и решил оставить новую игрушку при себе. И я точно знаю, что не смогу сопротивляться тебе и твоей страсти. Не смогу оттолкнуть тебя, когда ты прикоснешься ко мне, разжигая внутри эту странную жажду. Я ненавижу себя и свое тело за эту отзывчивость.

Ты словно читаешь мои мысли и садишься рядом. Твоя рука скользит по моему плечу, животу, бедру, и только сейчас я замечаю, что полностью обнажен и криптонитового ошейника нет. Мне хочется прикрыться, но ты останавливаешь меня и качаешь головой.

- Не стоит. Обнаженный Кларк Кент весьма приятное зрелище.
Я краснею, вспыхиваю как свечка, закусываю губу и сжимаю кулаки. Только не показывать свою слабость, только не поддаться на твои провокации! Но ты смеешься. Тихо, чуть иронично. Наклоняешься ближе, смотришь прямо в глаза.

- Не веди себя как девственница на брачном ложе. Если ты помнишь, все уже случилось. Вчера. И тебе понравилось. Так понравилось, что ты решил сбежать. Как всегда. Ведь простые удовольствия не для Кларка Кента. Тем более если он получает их от Лекса Лютора.
Твои губы около уха. Теплый воздух щекочет кожу, оставляя влажные следы.

- Только не выйдет, Кларк. От себя и своих желаний не сбежишь. Говорю как эксперт. Я пробовал.
Ты целуешь мне в уголок рта, и на твоем лице теплая усмешка. Теплая? Или мне показалось? Но ты смотришь с нежностью. Как когда-то. Очень давно. В другой жизни.
- Усталость? Слабость?
Неожиданно для себя киваю головой.

- Не удивительно. В тебе специальный прибор. С криптонитом внутри. И чем дольше ты остаешься в нормальном для себя состоянии, тем больше этого яда он выбрасывает в твою кровь. Через несколько минут тебя скрутит. Думаю, стоит поторопиться, - и ты достаешь изящную небольшую коробку. Я знаю, что в такие укладывают драгоценности. Голубое и белое мерцание на черном бархате завораживает. - Это остановит боль. И сделает тебя почти землянином. Надеюсь понравится. Тебе придется носить его постоянно.

Твой подарок. Он обжигает ледяным прикосновением.

Ты одеваешь на меня символ своей безграничной власти. Мой личный символ повиновения. Настоящее произведение ювелирного искусства. Прекрасное, надменное, совершенное орудие, чтобы всегда держать меня в узде. Массивная цепь из белого золота оттягивает шею, кулон давит на грудь, словно груда булыжников. Медуза Горгона со змеями вместо локонов, сверкающая бриллиантами, щерится на ярко синий криптонит. Холодный как снег, он, никогда не нагревается, не наполняется теплом тела, напоминая о себе постоянно. Знак моей беспомощности и смирения.
Все становится обычным и таким человеческим. Во мне нет силы, но во мне нет и слабости, усталости и боли.

- Зачем?
- Все вопросы потом, - и ты дотрагиваешься до моего предплечья. Жар твоей ладони проникает мне под кожу, ты смотришь, и огонь твоего желания пугает меня. Я отворачиваюсь.
- То, что было вчера, не повторится…
- Не обольщайся Кларк, я буду спать с тобой каждый день, по мере своих скромных возможностей, а ты делать вид, что тебе не нравится, - шорох ткани и я слышу, как твой гардероб летит на пол.

- Ты хочешь принудить меня? - я сам себе не верю, потому что когда ты прижимаешься к моей обнаженной спине и трешься твердой плотью о ягодицы, я не хочу тебя оттолкнуть. Я хочу, чтобы ты не отпускал меня, и хочу ощутить биение твоего сердца. Почувствовать тебя внутри. Эта неожиданная мысль пронзает насквозь, и я хочу сбежать. Но ты властно обнимаешь и притягиваешь к себе. Не позволяя сдвинуться с места.

- Нет, Кларк. Ты уже всего хочешь сам.

Ты чуть сдвигаешь мне ноги, облегчая доступ, ты почти не готовишь меня, просто медленно продвигаясь, постепенно входишь. Твоя рука дрочит мой член, и ты шепчешь мне на ухо всякие непристойности. Твои губы покрывают спину поцелуями, утыкаются в затылок. Ты двигаешься во мне неторопливо и осторожно, заставляя меня дрожать от наслаждения. Растягиваешь и свое и мое удовольствие. Утверждаешь свою победу. Заставляешь ощутить всю глубину моего поражения. Твои ноги переплетаются с моими. Я чувствую тебя полностью, и полностью принадлежу тебе. Это ужасно. И я закусываю губу, чтобы сдержать стон.

- Не держи себя. Покричи для меня! Ну же покричи. Или я остановлюсь.
И ты замираешь внутри, твоя рука теперь просто сжимает меня, не двигаясь, только твои зубы лениво и нехотя покусывают шею. Волна рвется из меня наружу, она не хочет останавливаться, как бы я ее не сдерживал, и мое тело жаждет продолжения. Изо рта рвется крик.

- Пожалуйста!
- Вот так уже лучше.
Ты, наконец, входишь до конца, прекращая меня мучить, прижимаясь ко мне сильнее. Толчок внутри становится катализатором, и я кончаю вместе с тобой, почти плачу от жалости и ненависти к себе. Почти проклинаю себя. Ты вытираешь мои слезы.

- Не все так плохо, Кларк, как кажется.
- Зачем? – я утыкаюсь в подушку, и уже не надеюсь, что ты снизойдешь до ответа.
- От судьбы не уйдешь. Поверь, я пытался. И почти убил тебя. Теперь я не хочу твоей боли или смерти. Я просто хочу быть уверен, что ты никуда от меня не сбежишь. Ошейник всегда можно снять. Поэтому кулон. Поэтому внутри тебя криптонит. Сам ты его не достанешь. И никто не достанет. Он не выявляется на современных средствах исследования тела. И только я знаю его местоположение. Когда ты смиришься и поймешь, что твое место рядом со мной – его можно будет извлечь. Но я думаю, на это уйдет много времени. Чтобы меня убедить. И понадобится немало усилий с твоей стороны, - прохладная ладонь осторожно оглаживает мои ягодицы, - совершенно определенных усилий.

Ты все еще рядом, и я все еще чувствую биение твоего сердца, ты одной рукой обнимаешь меня, словно боишься отпустить, словно боишься, что я исчезну или растворюсь в воздухе. Это странно и непривычно. Точно ты до сих пор испытываешь старые чувства, забытые когда-то давно. Но все равно я не понимаю. После стольких лет мучений и боли.

- Зачем? – я повторяюсь.
- Ты как плохая привычка, Кларк. От тебя невозможно избавиться. И я хочу, чтобы ты был рядом. Пусть так. Пусть не совсем по своему желанию. Так даже лучше.
- Я ненавижу тебя, - после безумного секса мои слова звучат неубедительно. Но именно это я сейчас чувствую.
- Не важно.

Я не в силах понять и принять. Я слишком через многое прошел, чтобы простить. Я все равно найду способ уйти. Видимо я сказал это вслух.

- Не получится, - ты смеешься мне в шею, играешь моими волосами, накручивая отросшие локоны на пальцы. – Не получится, Кларк. Но не оставляй попыток. Правда.

И ты властно разворачиваешь меня и целуешь в губы, жестко и страстно, заставляя задохнуться.

- Никогда не оставляй попыток.
 
Форум » Ваши произведения » Фанфикшен » Капитуляция (Тайны Смолвилля)
Страница 1 из 11
Поиск:


Бесплатный хостинг uCoz
Design by Stuff Studio