[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 6123456»
Модератор форума: demonessa666 
Форум » Ваши произведения » Собственные произведения » Марина Ружанская. Расправить крылья
Марина Ружанская. Расправить крылья
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:27 | Сообщение # 1
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Марина Ружанская
Расправить крылья



На что пойдет Повелитель демонов, чтобы отсрочить или вовсе отменить пророчество о своей погибели?.. И что делать юной ангелессе, когда земля уходит из под ног, а ты остаешься в одиночестве среди врагов? Как выжить, если ты существуешь лишь по прихоти Повелителя, не зная, чем обернется следующий день? Просто жить, как умеешь... а время покажет, куда заведет извилистая тропка Судьбы...
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:29 | Сообщение # 2
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Игры с судьбою смешны и пусты –
Мы за собою сжигаем мосты.
И неизменно во все времена
Только любовь миром править должна.
(мюзикл «Ромео и Джульетта» )
ГЛАВА 1

Вольготно устроившись в широком плетеном кресле и закинув на полированный столик ноги в узких брюках и высоких сапогах, полусидел молодой мужчина. В одной руке покачивая узкий бокал с красным, почти черным от насыщенности вином, свободной рукой он чертил в воздухе отливающие зеленью черные символы. Лишь ему понятный замысловатый узор.
Терраса, где и расположился мужчина, выступала козырьком над ниспадающим водопадом, и, казалось, плыла в молочно-голубом тумане, раздробленном миллиардом маленьких радуг. Рев падающей с пятисотметровой высоты воды сюда не долетал – звукоизолирующее заклинание куполом обрамляло навес, не позволяя шуму проникнуть в святая святых.
Навес – хитрая конструкция из металлических стержней, опор и карнизов, закрытых стеклом, кусочками гранита и парусиной. Пол из прозрачного горного хрусталя поражал чистотой отделки, а вид сквозь него, заставлял замереть сердце и забыть, каково это – дышать. Все вместе создавало причудливую конструкцию гениального архитектора, которая пугала и притягивала одновременно.
Внезапно царившее безмолвие нарушила сдавленная брань за дверью. Высокий, больше похожий на женский, голос, пересыпая речь угрозами и руганью, требовал:
– Мне необходимо срочно увидеть Повелителя!
– Но господин работает, он приказал никого к себе не пускать.
– Это я-то никто! – взвился возмущенный, едва не переходящий на фальцет голос. – Я – второй демон, а ты – ничтожный, пыль под моими сапогами. Да какая пыль – я даже наступать на тебя побрезгую. Пошел вон!
За дверью послышался шум борьбы и грохот упавшего тела. Через несколько мгновений тяжелая дверь из литой бронзы открылась так легко, словно была картонным муляжом в труппе бродячих комедиантов.
В зал, яростно подметая пол белоснежным плащом, вошел худощавый парень. Длинные светлые волосы разметались по плечам, покрыв пушистой куделью острые худые плечи. Женоподобная фигура была облачена в ткани ярчайших расцветок и увешана всевозможными браслетами, цепями и кольцами.
– Михаэль, я же просил не беспокоить меня. Или ты ограбил мимохожего скомороха, пару ювелирных лавок и решил поделиться новостью? – Спокойный, но с едва заметными угрожающими нотками голос мужчины заставил вошедшего только возмущенного фыркнуть.
– Ну знаешь ли, не все любят брутальных небритых мужланов. – Блондин прищелкнул пальцами, возвращая себе нормальный вид. – А вот ты сиди-сиди, на водичку любуйся, пока не сместили.
– Уж не ты ли? – насмешливо приподнял бровь собеседник.
– Да уж не я. – В тон отозвался красавчик. – У них появилась Несущая свет.
Сложный узор, любовно выплетаемый почти четыре часа, осыпался сухой сосновой иглицей.
– Когда? – Взбудораженный известием мужчина провел пятерней по волосам растрепав до того аккуратно собранные в хвост длинные черные волосы.
– Давно.
Собеседник плюхнулся в стоящее напротив кресло.
– Но все держалось в таком секрете, что наш об этом смог узнать только что. О ее появлении знал только Владыка и одна из старейшин – Ингрид конечно, кто же еще. Через несколько дней будет Посвящение и… сам знаешь.
– Знаю.
В угольно-черных глазах не было ни капли испуга, а проказливая, мальчишеская улыбка осветила лицо.
– Как вовремя! Почти триста лет ожидания!
Между сведенными домиком ладонями сгустилась тьма, как у стряпухи, ловко лепящей из податливых кусков теста кренделя и шанежки. Черный туман обернулся узким браслетом-змеей с рубиновыми глазами. Мужчина полюбовался украшением и отрывисто приказал:
– Найди Шанти. Мне нужен локализованный портал с возвратом. Немедленно.
… Через полчаса, в опустевший зал проскользнула закутанная в черный плащ фигура
– Господин?.. – опасливый шепот раздробился мозаикой эха.
Суетливо осмотревшись, таинственный посетитель непринужденно прошелся по залу и, остановившись у стола, протянул руку к недопитому бокалу с вином; как вдруг, восторженно охнул: «Какая удача!» . Пользуясь кинжалом, незнакомец сгреб на подставленный пергамент черные иголки заклинания и так же быстро и осторожно, призраком выскользнул за дверь.
Церемония второго совершеннолетия и Посвящения Свету всегда проводилась в Облачном дворце, где проживал Владыка. В нем же проходили собрания старейшин. Великолепный дворец, с прекрасными и величественными залами, залитыми солнечным светом, украшенный портиками и колоннами из белого алебастра и золотистого янтаря, великолепными фонтанами и мраморными статуями. Казалось, сам дворец лишь воздушный мираж, недоступный, словно несбыточная мечта, но как нельзя лучше подходящий для совершенных крылатых созданий – ангелов.
Однако в этом году, всего за полчаса до начала празднества, юным нервничающим ангелам сообщили, что Церемония пройдет вовсе не в Зале Света, а в Солнечной пещере, в которой Посвящение проводилось во время особо ожесточенных войн с демонами.
В просторном, но мрачном подземелье, с нависающими над головой фиолетовыми сталагмитами, царил полумрак, хотя изумрудный лишайник на стенах давал мягкий приглушенный свет, а дополнительно в пещере были расставлены треноги, в которых поддерживался огонь – но света все равно не хватало.
Элиза зябко поежилась, обхватив плечи ладошками: тонкая шелковая туника не защищала от подземных сквозняков, холодными струями-руками проникавших под церемониальное одеяние, пробирая до костей; либо это просто нервная дрожь, от которой зубы выстукивали чечетку. Поскорей бы все закончилось!
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:29 | Сообщение # 3
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
А вот стоящая рядом подруга Кассандра без умолку трещала, рассказывая не то сама себе, не то неким безликим слушателям о своих впечатлениях. Элиза иногда поддакивая и кивая, нехотя скользила взглядом по навевающему тоску подземелью, погруженная в собственные раздумья.
Сегодня – день второго совершеннолетия, когда каждый из молодых ангелов получит свою Капельку света – хрустальный кулон с заключенной внутри искоркой истинного огня и… Крылья! А буду ли они – серыми, синими, травянисто-зелеными, белыми… у каждого будет свой собственный индивидуальный оттенок, кроме черного. Черных крыльев не бывает. Тьма не умеет летать – это известно даже детям.
А после Церемонии решится его или ее дальнейшая судьба: получит ли молодой ангел возможность путешествовать по Мирам, неся истинный свет другим существам в качестве Воина Света, амура, музы – ангельская магия разнообразна, а каждая светлая душа увеличивает мощь Истинного Света. Либо… останется в Небесном граде обычной булочницей или архивариусом, в одной из небесных канцелярий, смахивая пыль с бесчисленных томов и свитков.
Элли вздохнула: видимо, последний вариант как раз и относился к ней. Вряд ли старейшины доверят неусидчивой, непослушной девушке путешествовать по мирам…. А как было бы здорово – размечталась она – в легком воздушном платье явиться к поэту и, положив прохладные руки на измученную творческой бессонницей голову, вознаградить его вдохновением. Или с солнечным луком в руках соединять любящие сердца… Но вспомнив стрельбище и эротично соединенного со стрелой магистра Селлуса вместо пораженной цели, девушка приуныла.
Тем временем в зале уже собрались Старейшины – одиннадцать архангелов, выстроившихся полукругом возле Источника. Следом явилась и глава Совета – Ингрид Пламенеющая, чьи багрово-красные крылья, на пару с премерзким, более подходящим злобной демонице характером, давно стали притчей во языцех. Последним в зал вошел Повелитель света – Айрэл.
Надтреснутый старческий голос разнесся по подземелью – Владыка приветствовал Старейшин и юных ангелов. Сухая фигура некогда высокого, невероятно красивого мужчины ныне вызывала лишь жалость: желтоватая кожа, покрытая пигментными старческими пятнами с синими прожилками вен, пару тысячелетий назад фиолетовые, а ныне болезненно-выцветшие слезящиеся глаза, клочковатые седые волосы.
Повелитель, сев в высокое кресло-трон подал знак начала церемонии. Вперед вышла великолепная Ингрид, разворачивая свиток с именами юных ангелов. Церемония началась.
Первой к Источнику вызвали худенькую потрясающе красивую девушку – Лайду, уже три года после первого совершеннолетия служащей предметом постоянных распрей между парнями. Нервничающая ангелесса подошла к старейшинам и по знаку Ингрид спустилась по ступеням в Источник. Кипенно-белый туман, клубящийся в чаше, окутал ноги девушки, щекоча босые икры и ступни.
Ингрид, вот уже несколько столетий проводящая Посвящение вместо Повелителя, взошла на подвесной мостик над чашей Источника держа в руках цепочку с кулоном-капелькой.
– Лайда, принимаешь ли ты Дар Истинного Света?
– Да.
Ингрид ободряюще улыбнулась ангелессе и, надев на девушку кулон, поспешно отодвинулась. Будто по команде, туман поднялся вверх и окутал девушку белым коконом, повторяя изгибы девичьего тела… с лебедиными крыльями. Через минуту марево опало, будто молочная пенка в подойнике и в Источнике осталась Лайда с великолепными нежно-салатовыми крыльями. Один из Старейшин вышел вперед, помогая оробевшей девушке выйти из Источника, а Ингрид вновь развернула свиток.
– Керен…
…Уставшая Элиза попыталась прислониться к щербатой колонне – гудящие ноги будто налились свинцом. Вот так, по закону подлости она точно окажется последней. Уже прошла и Кассандра, получив нежно-кремовые крылья, и старый друг – Романд с яростно-фиолетовыми лебедиными крылами.
Наконец, когда из бескрылых осталась лишь Элиза, Пламенеющая скатала уже ненужный свиток и вытянула последний кулон-капельку. Ее торжественный голос разнесся по залу:
– И сегодня, впервые за триста лет, Посвящение пройдет Несущая свет!
Секундная тишина и несколько десятков глаз уставились на последнюю не прошедшую Церемонию ангелессу. Поднявшийся следом гвалт оказался сравним разве что с птичьим базаром, когда на занятый чайками утес наведывается наглая воробьиная стая.
Две тысячи лет назад, во время последней войны с демонами, светлые понесли слишком большие потери. Тысячи погубленных жизней, уничтоженные города и… как апофеоз – стадная паника, начавшаяся, когда Повелителю Тьмы удалось наложить на Владыку света проклятие, отнимающее молодость и силу. Казалось, дни Небесного града сочтены, дело лишь за малым. Этим малым – стало Пророчество и появление первой Несущей свет, девушки с серебряными крыльями.
А теперь что же? Одна из худших учениц, совершенно обычная, неуклюжая девушка… И это она – Несущая свет? Но как же, недоумевала ангелесса, избранных обнаруживают еще в детстве, практически при рождении. Селят во дворце, охраняя как сокровище, а уже с первого совершеннолетия начинают подготавливать к Становлению… если успевают, конечно. Половина среброкрылых даже не успела начать разговаривать – демоны не сидят сложа руки…
Оторопевшая Элиза на негнущихся ногах, не до конца понимая происходящее вошла в теплый Источник.
– Несущая Свет – ты принимаешь этот Дар?
Протягивающая оберег Ингрид казалась нереальным миражом. Девушка облизала пересохшие от волнения губы. Взгляд упал на бесстрастного, даже безразличного Владыку Света. В голове мелькнула мысль: «Небеса! Ну не может этого быть! Куда я лезу!» .
– Д-да.
Кулон закачался на груди, сияя мягким нежным светом. Миг ничего не происходило, отчего девушка занервничала еще больше, но уже через пару мгновений мягкий туман окутал девушку, сливаясь с ней в одной целое. А заливший зал радужный столп света, заставил всех окружающих прикрыть глаза.
Такого восторга Элли не ощущала никогда. Непередаваемая нежность, тепло и радость. Казалось, еще чуть-чуть и она поймет нечто новое, вот только нужно дотянутся во-он туда. Внезапно наполнившая девушку сила отхлынула, оставив в душе покой и свет…
– Отлично!
Стоящих вокруг девушки Старейшин разметало сухой осенней листвой. Матово-черный браслет сухо щелкнул на тоненькой руке, тут же слившись с кожей. По телу девушки прошла судорога: будто тысячи иголок вонзились в самые чувствительные точки. Она закричала птицей, попавшей в расставленные охотником силки.
Да так оно, впрочем, и было.
Через силу открыв глаза, она увидела смуглого черноволосого мужчину, с презрительной усмешкой наблюдавшего за упавшей девушкой.
– Владыка Конрад. Повелитель демонов. – Тихий ненавидящий шепот Пламенеющей разнесся по залу пожарным набатом.
Его портреты были во всех учебниках по истории, лубочные или пергаментные копии которых – статного темноволосого мужчины с жестким ироничным взглядом, несмотря на расовую неприязнь, некоторыми особо впечатлительными ангелессами хранились в укромных местах вроде подушки, либо и вовсе – декольте.
Верховный демон убедившись, что его увидели и мало того, опознали, отвесил шутовской поклон в сторону Старейшин и еще один в сторону ангелес.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:30 | Сообщение # 4
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Миледи.
Молочно-белое сияние – запоздалая атака Светлого Владыки… слишком запоздалая и слишком слабая. Как и предполагалось.
Через мгновение к нему присоединилась Ингрид, которая, шатаясь, отцепилась от противоположной стены зала, куда ее отбросила атака демона.
Конрад отмахнулся от них, не глядя, словно от надоедливых мух. Разве что скрученной газеткой не припечатал. Чернота окутала поток света и словно поглотила, растворив в себе, но не исчезла, а метнулась к Айрэлу и пламеннокрылой, создав вокруг повелителя и Ингрид энергетическую клетку. Где-то минуту продержится, а больше и не требуется. А дезориентированные, обессиленные неожиданной атакой остальные Старейшины опасности пока не представляли.
Напуганные юные ангелы закричали, кто-то потерял сознание. Ухмыльнувшись Айрэлу и Ингрид, с ненавистью глядящим сквозь «клетку» на извечного врага, Конрад схватил стоящую на коленях Элизу за шиворот тонкой, но прочной туники и потянул за собой в открывшийся портал. Бессильно обвисшие серебристые крылья Несущей свет двумя тряпками волочились вслед.
Уже теряя сознание от боли, девушка увидела как из-за колонн, тенями – опасными, непредсказуемыми скользнули фигуры с оружием в руках, а то и лапах, под предводительством златокудрого демона сжимая кольцо вокруг испуганно сбившихся ангелов.
А дальше – темнота…
Ни один уважающий себя демон не станет жить в темном подвале с летучими мышами, грязной паутиной и прочими «демоническими» атрибутами, щедро приписываемыми им «светлыми» .
А тем более Повелитель Тьмы, превыше всего ставящий уют и комфорт. Поэтому рабочий кабинет Владыка обставил дорого и со вкусом красивой антикварной мебелью. Как то: гладко отполированный чайный столик, старинное бюро с множеством ящичков, книжный шкаф из красного дерева во всю стену, заполненный книгами и свитками, мягкие кожаные кресла, стол с мраморной столешницей и огромный камин в стене, на котором красовались массивные бронзовые канделябры. На особом месте стояло старинное двухметровое зеркало в серебряной оправе.
Зеркало мерцало и переливалось всеми оттенками синего спектра: от бледного амианта до насыщенного индиго.
Повелитель, удобно устроившись в кресле, прищурился, одобрительно-оценивающе поглядев на стекло. Посетитель. Долгожданный. Особенно после последней выходки.
Неторопливо поднявшись, он подошел к зеркалу, открывая проход. Посторонился. В комнату шагнула невысокая пухленькая фигура закутанная в темно-синий плащ с капюшоном. Даже не поздоровавшись, незнакомка откинула капюшон, и, пригладив спутанные каштановые пряди, со злостью спросила:
– Зачем она тебе, Конрад? Чего ты добиваешься?
– Оракул. Приветствую. – Мужчина скривил губы в издевательской улыбке. – Прошу – присаживайтесь. Вы всегда долгожданный гость в моем скромном жилище.
– Не паясничай!
– Стараюсь, как могу. Благодаря вам и… вашему пророчеству, оракул.
Женщина прикрыла чуть раскосые, непривычно разноцветные: один синий, другой карий – глаза, задумчиво потеребила пальцами край плаща.
Конрад безмолвно раздавил лежащий в пепельнице окурок и, резко встав, отошел к окну, задумчиво глядя на зеленую дубраву, чуть левее которой переливалось синью озеро, а у самого горизонта блестели на солнце снежные верхушки гор.
– Конрад, ты не можешь быть так жесток. Эта девочка не заслуживает. Я вижу ее душу – невероятно чистую, светлую и одинокую. Она заслуживает дома, семьи и любви, а не мести злобного тысячелетнего демона. Ты бесчестен. Для тебя она лишь игрушка…
– О, сестренка, – сказал демон. – Даже больше чем игрушка. Ты даже и представить себе не можешь, насколько больше.
– Браслет?
– Нет, он всего лишь один из инструментов.
Мужчина загадочно улыбнулся.
– И нечего скалить зубы! – Заорала взбешенная провидица.
– Наэла, – устало сказал Конрад. – Ты все равно не сможешь сделать ровным счетом ничего. Так есть ли смысл у твоих патетических восклицаний?
Упрямо вздернув подбородок женщина сжала кулачки. Уже держась за зеркальную рамку портала, она на мгновение повернулась:
– И не надейся, Конрад, мои предсказания сбываются всегда.
Оставшись один в комнате Повелитель, чуть помедлив, вновь подошел к окну, за которым сверкало на солнце Радужное озеро, и чуть слышно произнес.
– Посмотрим…
Девушка приходила в сознание долго, несколько дней. Вначале выныривала из тягучего темного беспамятства урывками – всего на несколько мгновений, но не в силах даже открыть глаза, вновь проваливалась в темноту забытья. Чуть погодя эти периоды стали длиннее – несколько раз она услышала, как рядом с ней кто-то возится, а после грубый голос произнес:
– Три дня прошло, когда же она в себя придет?
В другой раз почувствовала, как тряпка, смоченная в холодной воде, шлепнулась на лоб, отчего ледяные ручейки потекли по вискам, намочили волосы и ресницы. Не успев даже возмутиться таким обращением, она вновь потеряла сознание.
Сама Элли не знала, сколько прошло часов, а может быть дней, просто вдруг открыла глаза: маленькая комнатка, обычная кровать, слева от постели – грубый деревянный стол и два табурета. Узилище. По-другому назвать эту комнатенку язык не поворачивался. Пусть и не подземелье с отсыревшей подстилкой и крысами, но явно и не гостевая комната. Просто пленница… рабыня – больна, а значит, нужно обеспечить условия, дабы и вовсе не отправилась к прародителям на Небеса.
Повернуть голову вправо сил уже не хватило. Негромко простонав, девушка зашлась в сухом надрывном кашле. Тут же над ней склонилась жуткая демоническая харя в неясном отблеске тускло-желтых магических светильников и вовсе показавшаяся настолько кошмарной, что ангелесса судорожно сжалась и закрыла глаза. Захрипев, Элиза поняла, что не в силах сказать ни слова – легкие горели огнем.
– Очнулась? – Раздался глубокий грудной голос монстра, странно растягивающего гласные. – Давай-ка, поднимайся…
Сильные руки, с легкостью приподняли ее над кроватью, прислонив к подушке, загодя расправив крылья. В губы ткнулась чашка с теплым травяным настоем. Вцепившись в теплый фарфор, девушка стало жадно пить, едва не захлебываясь.
– Не торопись, а то подавишься. – Укорил все тот же голос неизвестного монстра. – Никто тебя не гонит и питье не отбирает.
Напившись, девушка перевела дыхание и исподтишка стала разглядывать свою сиделку. Покрытая бурой шерстью, вытянутая вперед морда, нос с огромными ноздрями, сквозь которые продето золотое кольцо, маленькие глазки. Минотавр. Вернее – минотавриха, поправилась Элли, отметив женское платье соответствующего покроя – сквозь декольте отчетливо выделялись не две, а целых четыре груди.
– Вы кто?
– Я – Марта, служанка. Мне приказали за тобой приглядывать, – равнодушно пробурчала минотавриха, поправив постельное белье и выходя из комнаты. – Спи, давай, а то я еще и виноватой окажусь, что ты медленно в себя приходишь.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:30 | Сообщение # 5
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Девушка послушно скрутилась калачиком – ее одновременно неумолимо клонило в сон и вновь начал бить озноб. Уже засыпая, она вспомнила уродливых демонов, сгоняющих ее друзей и подруг в кольцо, спину прошиб холодный липкий пот: «Живы ли? Все ли целы? Что демоны с ними сделали…» Так и не додумав мысль, Элиза погрузилась в глубокий сон – цветы соннички действовали безотказно.
Видно в травяном настое, которым потчевала ее служанка, помимо лечебных растений была и целебная магия: утром следующего дня девушка хоть и недолго, но уже могла самостоятельно сидеть на кровати с перерывами на сон.
Дети ночи плохо переносили Рассвет, наполненный первозданным светом, поэтому первый посетитель – в лице-морде все той же минотаврихи появился у девушки только поздним утром.
– Что происходит? – Тихо, опустив глаза, спросила ангел. – Зачем меня… похитили? Вернее понимаю, – осеклась Элли, вспомнив кровопролитные войны и в первую очередь уничтожавшихся демонами Несущих свет, будь-то взрослая девушка или недельный младенец. – Но, тогда почему не… убили?
Хмурая минотавриха лишь отмахнулась:
– Понятия не имею, я всего лишь служанка. Думаю, Повелитель все тебе объяснит позже.
– Почему позже? Почему не сейчас?
– Потому! – грубо отрезала служанка. – Мы не обсуждаем его приказы.
– Я вам не нравлюсь? – тихо спросила девушка. – Но я же ничего плохого вам не сделала.
Марта пренебрежительно фыркнула, отчего золотое кольцо в носу закачалось, и отвернулась. Девушка уж было решила, что ответа так и не дождется, но служанка сказала:
– А у вас темных любят и ждут как самых дорогих гостей? Если так, то готова принести самые искренние извинения. Нет?.. Почему-то я так и думала…
Справедливо… Элли опустила голову: «Да многовековая вражда оказывается прочнее монолитной стальной стены. Вот только кому от этого легче? Особенно, когда ты совсем одна» …Прикусив губу девушка молча наблюдала, как сиделка расставляет на серебряном подносе тарелочки: бульон, каша на молоке, сок в высоком стакане.
Через несколько минут вошли двое дюжих мужчин, на удивление человекоподобных, хотя смущенная ангелесса ожидала увидеть кого угодно, хоть гигантского носорога. Мужчины втащили в комнатку бадью, отчего помещение стало казаться вовсе миниатюрным.
Водные процедуры немного сбросили напряжение, в котором пребывала светлая. Следом последовал скромный обед. Правда от мясного бульона Элли с ужасом отказалась, как и все крылатые она была вегетарианкой, или «травоядной» – как презрительно их называли демоны из-за кулинарных пристрастий, а в ответ получали столь же «лестное» определение «трупоедов» . Но в любом случае, еда почти примирила девушку с действительностью, хоть и дико захотелось спать.
Вновь укутавшись в одеяло, девушка поежилась: «А вот сам Повелитель демонов пока так и не соизволил навестить пленницу. Что же ему от меня нужно» ? – Она нервно хихикнула: «А может он и вовсе про меня забыл? А украл, так…. Для коллекции. Ох, нет. Уж лучше бы что-то произошло, чем эта пугающая неопределенность» .
Устало зевнув, Элли подумала, со злостью глядя на браслет, уродливой змеей обхватившей запястье, что пульсирующий черный металл будто вытягивает энергию, превращая деятельную девушку в амебоподобное растение. Не было ни сил, ни желания даже расправить столь долгожданные, пусть даже и чуть намокшие после купания, лебединые крылья. Только бесконечно хотелось спать.
Наутро, вместе с Мартой в комнату проскользнула вертлявая, юная – хотя кто их демонов знает – девушка. Отливающая камедью кожа, рыжие пушистые волосы, сквозь которые проглядывали два маленьких аккуратных рога, веснушки, щедрой россыпью на миловидном личике. «Наверняка воин» , – машинально отметила Элли, увидев длинный узкий меч в ножнах на бедре демонессы и два кинжала, рукоятки которых торчали из голенищ сапог. Демонесса, на пару со старшей служанкой не церемонясь вытянули светлую из кровати, бесцеремонно поворачивая ее так и эдак, будто куклу или восковой манекен, натянули на девушку одежду.
Зеленое платье, спадающее шифоновыми волнами книзу, было с широкими рукавами, закрывающими позорный браслет, и изумительно тонкой вышивкой на груди. Декольте не было – высокий воротничок, расшитый жемчугом, полностью закрывал грудь – кто бы ни выбирал платье, лишний раз нервировать гостью он не хотел. Довершили наряд туфельки-лодочки на низком каблучке, и несложная прическа из нескольких косичек и распущенных волос – максимум удобства.
Светлую откровенно затрясло: от нервной дрожи кожа покрылась мурашками, а внизу живота заныло резкой тянущей болью. Страшно-то как! Неужели Его темнейшество наконец соизволил самолично побеседовать с пленницей и сейчас решиться ее судьба: умрет она или останется жить?..
Критично осмотрев растерянную Элизу, рыжеволосая демонесса схватила девушку за руку и молча потащила по замку через бесконечные залы, переходы, коридоры. Встреченные по дороге существа: как не отличимые от людей, так и откровенно демонические сущности с любопытством останавливались и провожали парочку взглядом: то любопытным, а то и с откровенным презрением. Наконец, выведя девушку в огромный круглый зал, убранство которого составляли оплетшие стены дикий виноград и розы, демонесса ухмыльнулась и, бросив нервничающую ангелессу перед высоченной, почти в три человеческих роста дверью, скрылась в коридоре.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:30 | Сообщение # 6
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Элли нервно рассмеялась – смешок раздробился эхом, вспугнув двух летучих мышей. Мышки надрывно запищали и, вспорхнув из-под потолочной балки, бестолково заметались по залу. Девушка поежилась и перевела взгляд на дверь:
– И что теперь?…Туда? Я же в жизни ее не открою… – растерянно пробормотала ангел, рассматривая бронзовый монолит двери. Но стоило ей дотронуться до массивного кольца, размером с две ее ладони, как створки дернулись и, чуть помедлив, распахнулись внутрь.
За дверью оказалась залитая ярким полуденным светом терраса, на высоте третьего этажа, небольшой навес, защищающий от слишком назойливого светила и небольшой круглый столик, возле которого стоят два кресла. В одном из них устроился мужчина – смуглая от рождения кожа, длинные черные волосы, рассыпанные по плечам, темная одежда и бездонные омуты глаз, вопреки ожиданию, при ярком свете вовсе не черные, а карие. Никакого оружия – да и зачем оно? Владыка Ночи сам был оружием – страшным, не знающим жалости и промаха.
Вся бравада девушки, накручивающей себя эти два дня, при виде своего похитителя испарилась как водные капли в знойный полдень. Если бы в кресле сидел монстр – красноглазый, рогатый, шипастый – это бы не так пугало, как красивый молодой мужчина, на вид не старше тридцати лет. Как же не вязался этот образ с жуткой репутацией Верховного демона. И от этой двуличности было еще страшней.
Растерянно застыв каменным изваянием возле порога, прижимая к груди кулачки и отгородившись крыльями, она едва не бросилась бежать. Но вскочивший навстречу пленнице-гостье Повелитель, подойдя к двери, взял ангелессу за безвольную руку и усадил в одно из кресел.
– Леди, разрешите представиться – Конрад, дитя Тьмы, Повелитель демонов. И позвольте выразить мое искреннее восхищение вашей красотой и выдержкой. Вы разрешите? – спросил верховный демон, беря в руки бутылку с вином и кивая на стоящие бокалы.
Мягкий баритон мужчины, обволакивал пуховой периной, заставляя расслабиться. Элли слышала про магию голоса, но испытывать на себе древнее искусство ей не доводилось. Повелитель демонов за свою тысячелетнюю жизнь овладел им в совершенстве, и девушка, в жизни не пившая ничего крепче молока, не в силах сопротивляться или пуще того издать хотя бы звук, просто кивнула.
Золотистый пьянящий одним запахом напиток хлынул в прозрачный бокал, покрыв хрустальные стенки ледяными пузырьками.
Онемевшими пальцами девушка подняла бокал и нежный звон соприкоснувшегося хрусталя нарушил тяжелую тишину. Поспешно сделав несколько длинных глотков, Элли раскашлялась – непривычный хмельной напиток царапал нос и обжигал горло. Судорожно прокашлявшись, она осмелилась взглянуть на собеседника: ироничный, даже язвительный взгляд – демон откровенно забавлялся, насмехаясь над глупой девицей – и вместе с тем тяжелый, проницательный он, казалось, выворачивал наизнанку. Девушка гордо распрямила плечи, но все-таки не решилась встретить его прямой взгляд, вместо этого рассматривая чудесный вид, открывающийся с балкона.
«Боится – с удовольствием отметил демон, – делает вид и храбриться изо всех сил, но при этом отчаянно трусит. Занятная «игрушка» … давненько такой не было «…
– Элизабет, – словно нехотя начал Конрад. – Давайте поговорим начистоту. Сбежать вы не сможете. Спасать вас также никто не явится…
Девушка подобралась и то ли из-за вина, с непривычки захмелев от нескольких глотков, но осмелилась перебить демона:
– Я же… вроде как Несущая свет… Меня спасут!
– Кто? – С явной иронией вопросил мужчина. – Старый маразматик – Владыка? Слабеющий с каждой прожитой минутой.
– От вашего проклятия, между прочим!
– От моего, – довольно согласился демон, заметив, что глаза собеседницы заблестели и подернулись пьяненьким угаром, пренебрежительно подумал: «Ей можно было и конфетку с ликером предложить – судя по всему эффект был бы тот же. Еще одна святоша» … – Но на самом деле, открою вам секрет, в свое время это был этакий оригинальный бартерный обмен.
– Что вы хотите этим сказать?
– Ничего, кроме того, что уже сказал. А больше вам знать не следует.
– Почему это?! – От души возмутилась совершенно захмелевшая девушка. – И нечего из меня делать дурочку, если я немного моложе вас… то есть, – с усилием, но все-таки вспомнив истинный возраст Высшего она смутилась, а словесный запал чуть утих, – много моложе… но это не важно! И что теперь… вы убьете меня или сделаете своей рабыней, да?!
Чувствуя одновременно злость, растерянность и некую безбашенную лихость, она с ужасом поняла, что не владеет собственным языком. Он вдруг начал заплетаться и говорить то, что произносить девушка в нормальном состоянии ни за что бы не стала.
– А вот это, моя дорогая, решать только вам. Что вам больше по душе: чтобы вами занялся палач, превратив ваше, безусловно, очаровательное тело в далеко не прекрасное, окровавленное и мертвое? Либо… вы предпочтете остаться моей гостьей?
В ответ на потрясенный и одновременно недоуменный взгляд девушки демон покачал головой, и мягко, будто разговаривал со слабоумной, пояснил, одновременно откидываясь на спинку кресла:
– Как вы верно заметили, я уже далеко не молод и за эти тысячелетия банально устал от бесконечной череды убийств. Чтобы вы там не думали убийство невинных мне совершенно не доставляет удовольствия. Я думаю, вы в курсе Пророчества о Несущей и обо мне? Так вот, по силе Несущая едва ли не равна по силе любому из Повелителей и также бессмертна. Вы не знали этого? Впрочем, что я спрашиваю, естественно не знали, это не афишируется, однако это действительно так и поэтому у меня есть основания опасаться его исполнения. А до тех пор, пока пророчество не исполнится, постоянно будут рождаться Несущие, сколько бы я их не уничтожал, вновь и вновь. Пока что счет за мной, не смотря на бесплодные попытки вашего Повелителя что-то сделать. Как сами видите, и в этой неудачной попытке спасти вас от меня Айрэл с Ингрид и вовсе перемудрили, да все также безрезультатно, – с усмешкой заключил демон.
Девушка очень важно и медленно кивнула, подтверждая правоту демона, сама на деле больше заинтересовавшись количеством пальцев на руках – их почему-то стало возмутительно много. Гораздо больше чем десять! И они все шевелятся!
– Но мне надоела эта мышиная возня. А так как лучший способ избавиться от врага, это сделать его своим другом, то мое предложение таково… – исподтишка наблюдая за девушкой сказал демон, – вы останетесь в моем замке в качестве почетной гостьи на срок, скажем… три месяца. Может быть за это время вы увидите, что не все сгнило в Темном королевстве. По истечении срока, если вы пожелаете уйти – я сам, лично, доставлю вас в Небесный град.
От такого неожиданного предложения туман в голове на мгновение прояснился и девушка ошарашено уставилась на мужчину: «Подвох! Здесь точно подвох! Демон не мог предложить подобное» .
– Что будет, если я откажусь?
– Вы умрете. – Просто и буднично, будто речь шла о ценах на репу и картофель, ответил темный. – Поверьте, ничего личного, вы мне действительно приятны, но мне придется, – с нажимом на последнее слово подчеркнул демон, – уничтожить вас. И на вашем месте, леди, я бы дважды подумал, прежде чем еще раз задать этот вопрос. Но если вы останетесь здесь гостьей, уверяю, вы будете жить как королева. С некоторыми ограничениями, естественно…
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:30 | Сообщение # 7
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Элиза поспешно поставила на стол так и недопитый бокал, опасаясь опрокинуть вино. Растерла занывшие виски, в глазах все плыло, словно подернутое пеленой тумана, а балкончик и вовсе стало качать, словно они находились не на террасе, а на палубе корабля в шторм. Энергия стала спадать, уходя неумолимым отливом и принося апатию и усталость, а глаза слипаться. Даже просто обдумывать то, что говорил демон, не получалось. Девушка потрясла головой, пытаясь вернуть мыслям хоть какую-то ясность.
– Но я не понимаю… зачем? Что вы хотите добиться этим? Вы, веками уничтожающий детей Света…ненавидящий…
– Не путай Тьму и Ненависть! – Зло осек Повелитель девушку, но тут же опомнившись, с грустной улыбкой заметил. – Вот поэтому мы и воюем тысячелетиями: бессмысленно, глупо, жестоко. Может, я хочу показать… доказать хоть кому-то, что эти два понятия не тождественны. Тьма вокруг не означает тьму в душе. И если мы с вами поймем, что друг друга нам уничтожать – или как там было в пророчестве – вовсе незачем, тогда и расстаться сможем быстро и безболезненно, – ядовитая усмешка вовсе не вязалась с сахарным тоном демона, но вновь опустившая голову девушка ее уже не видела. – Так как, леди, вы согласны?
Элли с усилием попыталась сконцентрироваться на демоне. Его голос уже звучал будто через пуховую подушку, а солнышко грело так тепло и приятно и все вокруг стало таким ярким и милым, что даже этот страшный демон уже казался почти добрым. Если не смотреть в его колючие злые глаза…
Мама не хотела бы ей такой смерти… Мама тоже любила жизнь.
– Умереть или… просто три месяца погостить у вас… и все?
– Да.
– Я… я согласна.
– Умереть? – не удержался от язвительного вопроса демон.
– П-погостить…
Демон отсалютовал бокалом – молодец, верный выбор – и протянул руку для завершения сделки. Его рука была будто отлитой из стали, а рукопожатие уверенным и крепким, ее же маленькая ручка просто утонула в широкой мужской ладони.
Довольный, как кот вылакавший крынку сметаны, демон улыбнулся и вдруг, перевернув ее ладонь запястьем вверх и чувственно поцеловал, лаская губами нежную кожу. Элли испуганно вздрогнула, непривычная к подобному отношению и с усилием вырвала руку. Шатаясь, попыталась подняться:
– Простите… я что-то не очень… хорошо себя чувствую… Мн-не надо…
Голова закружилась так сильно, что девушка обессилено рухнула обратно. А через минуту даже не сумев встать, просто уснула, уронив пушистую головку на скрещенные на столе руки. Мужчина одним глотком допил крепленое чистым хмелем вино, мельком глянул на циферблат карманных золотых часов и с довольным видом захлопнул крышечку:
– Десять минут. Можно было соглашаться с Майклом на пари. При желании и пяти хватило бы, а наивная птичка уже в клетке.
Молоденькая ангел металась по комнате, сбивая широкими кремовыми крыльями узкие неустойчивые треножники и табуреты. Уже час шел бессмысленный пустой разговор, пересыпанный мольбами, угрозами и просьбами.
– Не смей! Романд, слышишь?! Даже архангелы – лучшие бойцы света опасаются темного Повелителя, находящегося на пике мощи…
Светловолосый юноша с яркими фиолетовыми крыльями, зло скрипнул зубами. Оставить?! Ни за что! Там его Элечка – маленькое светловолосое чудо с обворожительными синими, вечно удивленными глазами. Его любимая. Пусть даже она и не замечает его чувства, но это не важно – сейчас его любви хватит на двоих, а там быть может… Развернувшись он стукнул кулаком по столу, прерывая подругу.
– Я спасу ее, Касси! Не хочу даже слышать этих трусливых слов! Все эти бесстрашные, могущественные «воины света» , как и «владыка» – всего лишь трусливые крысы, оставившие в руках подонка беззащитную девушку. Да пусть он хоть тысячу раз Повелитель демонов! Что ж, даже если я погибну, моя совесть будет чиста – я попытался сделать хоть что-то.
Кассандра, всхлипнула, вытирая тыльной стороной ладони горькие слезы: «Почему?! Ну почему всегда она у тебя на первом месте?! Всегда только твоя ненаглядная любимая Элечка, пусть даже она не обращает на тебя никакого внимания!.. А как же… я? Ведь это же я! Именно я не могу без тебя» !..
– Ну да! Как я могла забыть, бедная маленькая сиротка!..
– Я тоже сирота – сухо напомнил парень, – причем тут это?
– Романд, – сменила тактику девушка, – я же за тебя беспокоюсь.
– А следовало бы за Эльку. Это ее украли, а может… уже и убили…
– Вот поэтому и не ходи! Ее уже не вернешь. Даже Владыка запретил что-либо делать. Несущих убивают тысячелетиями одну за одной. Она всего лишь очередная, ставшая на пути темного Владыки…
– Она – не всего лишь! Ясно тебе?! А я иду сейчас же.
Подобрав загодя собранную сумку, Романд выскочил за порог, выбрасывая из головы все сомнения. Разум не властен там, где решения принимает сердце. Воистину: безумству влюбленных нет преград…
А надрывный шепот обезумевшей от горя девушки услышали лишь безразличные стены, да легкий ветер, унесший в распахнутое окно горькие и страшные слова:
– Если бы ты знал, какая я люблю тебя…и ненавижу! Ненавижу!
Черная слеза скатилась по белоснежной коже ангела.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:31 | Сообщение # 8
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
ГЛАВА 2

Следующий день начался кошмарно. С трудом пошевелившись и открыв глаза, Элли застонала: ощущения были такими, будто ее все-таки отдали палачам и ее тело сейчас подло пытают, выворачивая все внутренности и разрывая голову клещами. Мышцы не слушались, а перед глазами все плыло. Светлую трясло от холода, а во рту было суше, чем в самой безводной пустыне.
Кое-как сконцентрировавшись, она обвела взглядом комнату – большую и светлую, а вовсе не ту каморку, в которой она провела предыдущие дни. В широком кресле возле кровати нога на ногу сидел Повелитель собственной персоной, с интересом разглядывая девушку. Заметив, что она открыла глаза, мужчина хмыкнул:
– Если вам интересно – уже вечер, вы проспали почти весь день.
Элли вяло кивнула, приподнялась на локтях, отметив, что так и спала в на неразобранной постели, и внезапно схватилась руками за лицо, закрывая его ладонями.
– Туда, – темный снисходительно кивнул на неприметную дверку в левой стене.
Девушка подорвалась с кровати, выбежала соседнюю комнатку, оказавшуюся ванной, и склонилась над ближайшим тазиком.
– Что со мной? Я умираю?.. Меня тошнит!.. – с отчаянием прошептала светлая.
– Болезнь такая страшная. Птичья. – заглянув в ванную иронично хмыкнул Конрад, – А вам крылатым – так сам Создатель велел ею переболеть. Правда со временем иммунитет вырабатывается, но для этого поболеть несколько раз придется…
Девушка с ужасом уставилась на демона. Где она могла ее подхватить?! Это заразно?!
– Перепил называется, – как ни в чем не бывало продолжил Повелитель.
Вознаградив разглагольствующего мужчину укоризненным взглядом, который впрочем, не произвел никакого впечатления, девушка охнула и вновь склонилась над тазиком.
– М-да, все-таки у светлых фантастическая восприимчивость алкоголя, а по Айрэлу и не скажешь. Он еще и меня мог перепить… в свое время…. Но вы не расстраивайтесь, все когда-то бывает в первый раз, – философски подытожил темный, выходя в спальню, – в том числе и похмелье…
Судорожно отдышавшись, светлая умылась холодной водой, вяло поплескав ею на лицо. Руки тряслись, ресницы и волосы слиплись, а девушку просто шатало от слабости. Настолько слабой, беззащитной и никчемной Элли себя не чувствовала даже после смерти родителей.
Она устало прижалась лбом к холодному зеркалу, отразившему растрепанную худенькую девушку с покрасневшими от слез глазами и бледным до синевы лицом.
Как же так? Только пять дней назад она была дома, вокруг были друзья, а впереди – Посвящение, крылья и новая взрослая жизнь. А там недалеко и окончание Школы, работа и своя семья. Свой собственный настоящий дом, где бы ее всегда ждали и любили. Где она больше не была одна.
А вместо этого… Похищение, Темная сторона, демоны и Повелитель Тьмы, от единственного слова которого зависит, будет она жить дальше или умрет в муках. И совсем одинешенька…
Чувствуя, как горькая обида захватывает все ее существо, она медленно вышла из ванны. Подойдя к невозмутимому демону, она в защитном жесте прижала руки к груди, подавляя желание закутаться еще и в крылья, и умоляюще взглянула на темного.
Конрад с покровительственной усмешкой покачал головой:
– Мне уже категорически не нравится этот взгляд.
– Отпустите меня, пожалуйста…
– Нет. – Ледяной ответ, не допускающий возражений, после минутной заминки, словно понизил температуру в комнате до минусовой отметки. Элли медленно опустилась на пушистый ковер и расплакалась, всхлипывая сквозь слезы:
– Ну кто я против вас – всемогущего и бессмертного? Какая из меня Несущая, какое пророчество?! Да что я могу вам сделать – это же смешно. Пожалуйста…
Он с высоты своего роста глядел на скрутившуюся у его ног девушку, с трудом сдерживаясь, чтобы не схватить ее за шиворот и хорошенько не потрясти в воздухе как нашкодившего котенка. Поморщившись, Конрад сказал:
– Смешно не смешно, а у нас договор.
Девушка, нахохлилась как мокрый воробышек и прошептала:
– Договор… Какой же это «договор» ?..
– То есть сейчас вы уже отказываетесь от свои слов? Напомню, у вас был второй вариант, почему-то его вы не выбрали?
Ангел, уже понимая, что весь этот разговор бесполезен и ничего не даст упрямо спросила:
– А вы бы предпочли умереть?
– Конечно, я бы предпочел – жить, – ухмыльнулся демон, – но я же не светлый.
Элли опустила голову, крылья повисли безвольными тряпками, в глазах стояли слезы. Только сейчас, протрезвев, до нее дошел ужас ее положения: с точки зрения морали Града ее поступок теперь равносилен предательству. Не зря в Граде с детства учили умирать, умирать гордо, не сдаваясь и не заключая договоров с Тьмой… А она променяла гордость на жизнь. Правда, не будь светлая под действием хмеля…
Ангел вскочила на ноги, сердито расправив крылья, и бросилась на мужчину с детской обидой и упрямством пытаясь ударить его в грудь сжатыми кулачками:
– Ни о чем мы не договорились! Вы просто-напросто меня опоили и обманули! Мерзавец!
Демон, даже не замечая ударов, легко поймал ее руки и с силой сжал хрупкие запястья, а второй ладонью отвесил хлесткую пощечину:
– Прекрати истерить!
Она затихла, с беспомощным страхом глядя на разъяренного демона. Щека горела огнем, а фаланги пальцев едва не ломались в железной хватке темного. Наклонившись к самому лицу девушки, Конрад медленно с расстановкой и неприкрытой угрозой произнес:
– У нас договор. А последствия его досрочного расторжения тебе должны быть понятны, без вариантов: или – или. Насильно тебя никто не поил и слова клещами не вытаскивал. Все было сугубо на добровольных началах – и выпивка и договор. Хочешь умереть – да на здоровье! Я могу подождать и следующую Несущую – еще триста лет не срок. А что касается тебя… – он усмехнулся, – в качестве исключительного благородства я даже позволю самой выбрать вид казни. Есть пожелания?
– Нет, – тихий ответ девушки прошелестел осенней листвой.
Отпустив ее руки – на запястьях остались синяки от стальных пальцев, он ухмыльнулся:
– Не слышу?
– Простите, Повелитель, я… я вела себя недостойно.
Он удовлетворенно кивнул и уже на пороге вновь обернулся:
– Ах да, еще по поводу запретов: категорически не рекомендую даже пробовать воспользоваться магией, то же относиться и к полету. – Демон кивнул на черный браслет-змейку. – Будет больно. Очень. И запомните, я могу быть как очень радушным хозяином, так и… не очень. Надеюсь больше разговоров о том, какой я мерзавец и как вас напоил, вынудив на сделку, не будет. Настоятельно советую вам выполнять условия договора и не нарушать маленькие ограничения… Сегодня больше не смею вас тревожить, отдыхайте.
– Вы и есть мерзавец, – едва слышно прошептала девушка, утыкаясь в плед на кровати, когда за демоном захлопнулась дверь, – но проблема в том, что… гостья звучит все-таки лучше, чем труп…
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:31 | Сообщение # 9
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Скрутившись калачиком, девушка почти час просто лежала неподвижно, равнодушно глядя на стену. Вместо привычной грубоватой ткани, ее щека касалась дорогого гладкого шелка. Невероятно изысканное серебристо-голубое покрывало, пахнущее фиалкой. Как много она бы сейчас отдала, лишь бы вновь оказаться на своей жесткой приютской кровати, застланной дешевым полотном, а не гадать, скрутившись на королевском ложе, увидит ли завтра рассвет? Все не так! Ну не должно так быть… Но так есть… Мамочка, как же тебя не хватает!..
Раздался стук в дверь и Элли, изнуренная и униженная, виновато вскочила на ноги: а теперь кто и зачем явился по ее душу? Но видно движение было слишком резким: девушку вновь замутило и повело в сторону. Устало опершись о перину, она попыталась успокоиться, опасаясь, что снова начнется головокружение.
В комнату, так и не дождавшись приглашения, проскользнула горничная: с виду обычный человек, в накрахмаленном черном платье, белом переднике и чепце. В руках женщина держала серебряный поднос с одним единственным стаканом.
– Вам нужно это выпить – так приказал Повелитель, – ее голос и лицо не уступали по выразительности деревянному манекену.
– Я не буду это пить, – покачала головой девушка.
Служанка, не слушая возражений, впихнула Элли в руки стакан сухо оповестив:
– Будете. Также Владыка сказал, что вы должны вымыться, – приказным тоном сообщила горничная и пошла в ванную.
– Даже так. – Сердито повторила Элли, краснея уже от смущения и ярости.
Оглядев мятое и грязное после похмельной ночи платье, она неохотно согласилась: «Ладно, мне это действительно нужно… Но все-таки… Ну и пусть в действительности за красивым определением «гостьи» скрывается все та же жалкая пленница, но мог хотя бы так не подчеркивать мое бесправное положение «. Зажмурившись, она залпом выпила жидкость – горячий настой лавой пробежался по гортани вниз и через минуту мысли прояснились, а тело, наконец, стало слушаться.
Отдохнув минут десять, Элли поставила стакан на поднос и прошла вслед за горничной. Та уже убрала комнату и наполнила водой огромную ванную, больше похожую на маленький бассейн – в нем с легкостью поместилось бы человек шесть. Бросив в воду несколько кристаллов, служанка влила туда полдюжины флакончиков и пузырьков и выставила на скамеечке еще добрых два десятка.
– Вам помочь?
Элли непонимающе уставилась на женщину. Та пояснила:
– Вымыться?
– Н-нет… я сама. А скажите, как ваше имя?
– Зара. – Коротко ответила служанка, и видя, что девушка собирается еще что-то спросить, отрезала. – Простите, но Повелитель не позволяет слугам фамильярничать с гостями. Если вам больше ничего не нужно, разрешите. – Она присела в поклоне и удалилась, шурша черными юбками.
Стянув платье, Элли опустилась в горячую воду, с непривычки сильно намочив крылья. Наконец, кое-как устроив серебристые перья поверх плиток, устало откинулась на край ванны. Из комнаты послышались голоса. Один явно принадлежал Заре, второй, тоже женский – судя по разговору еще одной служанке.
– И с чего бы этой светлой такие почести?
– Кто знает? Может смазливое личико приглянулось – попользует как наложницу, а после убьет, или солдатам отдаст. А может еще зачем – мало ли какие причуды у мужиков бывают, чтобы голодранку как королеву содержать. А эта явно не прынцэсса, – служанка хихикнула, – на соль для ванны с маслами как на сокровища глядела, куда ей на шелках спать. Небось у себя там нищенкой была, пока «повезло» Несущей стать… А так и нет ничего, кроме мордашки смазливой…
Элли, уже не в силах сдерживаться, сползла ниже в воду, закрывая лицо руками и захлебываясь в беззвучной истерике. Значит содержанка, да? Обычная шлюха, вот кем ее считают в этом замке… Ну что?! Что я вам всем сделала?!
Ночью девушка проснулась далеко заполночь и долго лежала без сна, глядя на яркий лунный луч, пробившийся сквозь незанавешенные гардины. А может быть попробовать… сбежать?.. И что дальше?… Без Посвящения они изучали магию лишь в теории, лишь после получения крыльев юные ангелы начинали действительно изучать магическое искусство – уже на практике. Этому отводились оставшиеся два года в высшей школе… Но все равно ведь можно попробовать построить портал. Вот только этот браслет… демон предупреждал, что будет больно, но если она сможет выбраться из замка, а там – открытое место, без разницы где, лишь бы не в закрытом помещении, плюс магия Рассвета… Может быть что-то и получится. Только если ее поймают… Она облизала пересохшие губы, вновь утыкаясь в подушку. Страшно, как же страшно. Но оставаться здесь на положении наложницы Повелителя – еще страшней и ужасней…
Наконец дождавшись предрассветного часа, когда замок погрузился в самый крепкий утренний сон, Элиза осторожно спустила босые ноги на пол. Через окна сбежать не получится – замок стоял на утесе, и его восточная сторона нависала над глубоким обрывом. А ни разу до того не летая пытаться удрать по воздуху – чистой воды самоубийство – особенно с этим непонятным браслетом; значит остается просто и банально – через дверь…
Крылья, непривычно большие, цепляющиеся за мебель и стены то сами по себе расправлялись, то вновь складывались на спине. Кожа, от страха и взбудораженных нервов покрылась мурашками.
Аккуратно подойдя к двери, девушка застыла, долго, почти десять минут прислушиваясь к тишине в коридоре, все никак не решалась отворить резную створку. Наконец, задержав дыхание, она медленно нажала на ручку и, приоткрыв дверь, тихо выскользнула наружу. Желтая луна, освещала широкий коридор с узкими стрельчатыми окнами. В коридоре не было ни факелов, ни фонарей – детям тьмы не нужно дополнительное освещение в родной им стихии.
Не успела девушка сделать несколько шагов, как испуганно замерла. В коридоре явно кто-то был. Липкий страх сдавил горло.
– К-кто здесь? – Едва слышно прошептала ангел, но усиленное каменными стенами эхо, раздробило вопрос, сделав едва слышный шепот гулким и громким.
Обождав, и решив, что у страха глаза велики, а уж у нее – пуще того, размером с тележное колесо, не меньше, она сделала еще два шага. Вдруг ей почудился легкий ледяной смешок, пробравший холодом до лопаток, от которого девушка нервно сжалась, прижимаясь к холодной кладке. Тьма в глубине коридора заворочалась, сгустилась, обрела формы: непропорциональные, а от того еще более ужасные и, раззявив аморфную, но вполне угадываемую пасть, огромными скачками направилась в сторону девушки.
Выставив вперед руки, девушка сделала первое, что пришло в голову: попыталась сплести заклинание Изгнания тьмы. Но, не сумев закончить даже первую строку, ангел сползла на пол от чудовищной боли. По телу прошла болевая судорога, браслет накалился, впитывая в себя магию и сжигая кожу. Элли закричала от нестерпимой боли.
Так вот, что имел в виду демон под запретом пользоваться магией! Но кто мог подумать, что будет так больно!
Захрипев от ужаса и болевого шока, Элиза попятилась, нащупывая за спиной дверь комнаты, и ввалилась в свое узилище, поспешно захлопнув и накинув щеколду. С той стороны что-то ударилось о доски, затихло, и стало царапать, грызть показавшуюся вдруг папирусно тонкой дверь.
Прошло несколько безмерно длинных и страшных мгновений, как внезапно пугающее до дрожи наваждение исчезло.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:32 | Сообщение # 10
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Только тогда девушка, наконец, вспомнила, что привычка дышать – очень нужная и полезная, в сущности, вещь. Несколько раз судорожно вздохнув, она закашлялась, прикрыв ладошкой растрескавшейся покрытые кровавой корочкой губы. Шатаясь, кое-как добралась до кровати и, тяжело привалившись к спинке кровати, горько заплакала. Болело все тело, словно девушку долго и изощренно пытали, либо просто жестоко избили, оставив вместо живого тела один кровоточащий синяк. Сильно ныла рука, словно ее и вовсе отрезали живьем – там, где проходил контур черного браслета, кожа вздулась кровавыми волдырями. Обняв подушку, она размазывала горькие злые слезы, а в душе тесно переплелись отчаяние и безнадежное одиночество…
Тьма тем временем, покрутилась у двери, довольно принюхалась и неспешно потрусила по коридору к небрежно прислонившемуся у открытого окна мужчине. Подбежав к обожаемому господину, создание мрака потерлось о его ноги, ластясь словно кошка. Мужчина задумчиво опустил руку, довольно жестко потрепав сумрачное создание за холку: тьма довольно заурчала и растаяла предутренней дымкой.
На террасе запахло вишней – рядом с Повелителем пристроился светловолосый демон, закуривая длинную тонкую сигарету.
– Ну и что это было?
– Наша гостья, – со смешком подчеркнув последнее слово, пояснил Конрад, тоже вынимая крепкую сигарету, – решила характер показать – сбежать. Пришлось немного попугать… Надеюсь, эта глупая идея больше ей в голову не придет. Впрочем, от такой наивной дурочки можно ожидать чего угодно.
– Я не это имел ввиду. Ты, кажется, собирался ее соблазнить и влюбить в себя, – напомнил падший, – а не орать и пугать каждый раз, как видишь. С такими успехами она будет шарахаться от тебя как от чумного, сбегая едва твоя мрачная физиономия появиться в конце коридора.
– Я помню, – огрызнулся Повелитель. – Да, сорвался… Но, Тьма, как же она меня раздражает! Бесит так, что хочется придушить эту идиотку голыми руками! Боюсь, что все это будет тяжелее, чем я думал…
– Она еще ребенок. – Философски пожал плечами падший. – А ты уже определись что ли: возлюбить или придушить? Ну а если тебе так хочется отыграться на ней за всех светлых, тогда сразу отказывайся от своих планов… И слуг бы заодно поуспокоил или я могу этим заняться, а то с таким террором девочка загнется через пару дней. Забыл? Несущие слишком восприимчивы к эмоциям окружающих.
– Помню, нечего рассказывать мне прописные истины, – холодно сказал Владыка. – И ни от чего я отказываться не собираюсь. Я триста лет ждал. Уж лучше потерплю эту малахольную дуру.
– Терпи-терпи, и радуйся, что Несущие – только девушки, – открыто ухмыльнулся Майкл, – поскольку от терпения вскоре надо бы переходить к более существенным действиям.
– Если бы я еще знал с чего начать… – пожаловался Конрад. – Ты же у нас покоритель дам всех возрастов и рас – как думаешь, с чего начать соблазнение юного нецелованного ангелочка?
– Так уж и нецелованного?
– Боюсь что да, – вздохнул Повелитель, – руку попробовал поцеловать, а она чуть от ужаса не умерла.
– Тогда, может, стоило пожестче: пытки там, насилие – я бы поспособствовал, – осклабился в предвкушении младший демон, – а ты после прикинулся бы спасителем, то да се – она бы как шелковая ходила? Ну как вариант?
Повелитель прищурился, глядя на дверь, за которой надрывно плакала ангел, и буркнул затягиваясь:
– Никуда она не денется, и так приручу…
Вот парадокс: Наэла любила полуночный Облачный замок, когда серебристая луна расцвечивает серебром шпили башен дракона, а бывая в цитадели, пифия любила Черный замок на рассвете, когда солнечные лучи, напоенные самым чистым первозданным светом, золотят стены, играют бликами на окнах. Но его жители не видят этой красоты, в это время укладываясь спать, точно так же как Светлые обитатели Облачного дворца видят десятые сны в полночь.
Вздохнув, оракул пошла вдоль балюстрады увитой темно-зелеными лозами с нежно-розовыми мелкими цветками, раздраженно и бездумно срывая нежные лепестки с походя оборванного бутона. Ну вот, вновь вместо дела занимается ерундой. А ведь и библиотеку нужно разобрать и слуг рассчитать за месяц, да и в собственных записях порядок навести, а то в беспорядочных каракулях и демон Хаоса не разберется: тем более что последние предсказания одно другого противоречивей, будто мироздание сошло с ума…
Скоро должна смениться третья стража, разрушив ночное умиротворение перекличкой. Где-то недалеко заиграла флейта. Нежная мелодичная песня то взлетала ввысь жаворонком, то стремительно падала коршуном за добычей, то журчала лесным ручейком. Облокотившись на перила, Наэла замерла. Легкий ветерок принес аромат цветущего жасмина вперемешку с запахом роз – Западная башня, оплетенная малиновыми бутонами, будто горела. Пифия поежилась…
…Третий день шли бои за Небесный град. Демоны, разорвав кольцо защитников, отчаянно сражавшихся за каждый клочок земли, ворвались в горящий город. Наэла металась по улицам, пытаясь прекратить это безумие, остановить любой ценой. Как же это ужасно!.. Мальчишки! Глупые мальчишки, не наигравшиеся в детстве в солдатиков, и теперь вместо оловянных чурбачков, играющие жизнями…
Пылающая факелом резная арка сложилась карточным домиком и рухнула, едва не придавив зазевавшуюся девушку. Отпрыгнув, Наэла отбежала и прижалась к прохладной стене дома, прикрыв глаза, и пытаясь унять бешено заколотившееся сердце.
Во дворец! Вот куда нужно. Наверняка они оба будут там. Накинув капюшон и подобрав юбки, шарахаясь от каждой тени, она отправилась во дворец. Сюда еще не докатилась основная волна сражения – бои в основном шли в северной части города, а сюда сумели проникнуть лишь несколько разрозненных отрядов темных. Разбившись на небольшие группы, а то и поодиночке, демоны, впрочем, не нарывались на открытое столкновение. Пользуясь тьмой, не столько нападали на одиноких светлых, как поджигали дома. А огонь для всех крылатых был большой бедой, ведь загоревшиеся крылья потушить почти невозможно, а без крыльев, да ночной порой их сила мизерна.
Задыхаясь от гари и быстрого бега, Наэла добралась до дворца и остановилась, в ужасе глядя на некогда прекрасный сад: смятые, будто великаном в безумной пляске розы, осушенное до растрескавшейся земли парковое озеро, Западная башня, ощерившаяся черным провалом. А вокруг плясало пламя, набирая силу и мощь, пожирая высушенные магией тьмы апельсиновые деревья.
На площадке, отбрасывая аморфные тени, скачущие от пляшущих огней, друг напротив друга замерли два Повелителя – светлый Айрэл и Конрад. Ненавидящие взгляды, казалось, обжигали, а руки ни на секунду не опускали обнаженные мечи.
Секунда. Вдох. Выдох. Светлая и Темная половины схлестнулись в сражении, словно яростное море с ветром, пытаясь решить, кто же главнее. Невероятная скорость боя не поддавалась обычному зрению, и серебристые вспышки оружия слились в сплошную какофонию.
Наэла заплакала. Размазывая злые колючие слезы по щекам, она закачалась и вдруг, словно оглушенная бросила вперед – пусть лучше она.
– Нет!
И так и не поняла, чей же меч рассек надвое бровь и правую щеку, оставив страшный шрам, в мгновение превративший лицо в кровавую маску.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:32 | Сообщение # 11
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
А все только начиналось.
….Отогнав нахлынувшие воспоминания, Наэла облизнула губы, только сейчас почувствовав соленый, с привкусом железа, вкус крови. Две тысячи лет прошло, а воспоминания так живы и ярки, будто все произошло только вчера.
Спустившись по винтовой лестнице, пифия вновь оказалась в дворцовом саду. Осмотревшись, она заметила единственные светящиеся окна на восточной стороне. Кто-то не спал. И с этим кем-то, не смотря на постоянно откладываемый разговор, следовало побеседовать как можно быстрее.
В отличие от Цитадели, где появление Наэлы в последние несколько тысячелетий было более чем нежелательным, в Облачном замке загодя разрешение Повелителя получать было не нужно и деятельная пифия могла передвигаться где, и сколько хотела.
Наэла приоткрыла дверь в покои Айрэла и проскользнула внутрь. Однако в первых комнатах Владыки света не оказалось. Наконец, пробравшись сквозь бесчисленные занавеси, она приоткрыла губы для приветствия и пораженно замерла.
Вместо привычного старца с седыми волосами перед зеркалом красовался великолепный златокудрый мужчина, с нежной, будто светящейся кожей и пронзительными фиолетовыми глазами. Айрэл – молодой, полный сил – как пару тысячелетий назад.
– Айрэл?..
Неверяще глядя на великолепного ангела с солнечными, будто сотканными из чистейшего света крыльями она провела тыльной стороной ладони по его щеке.
– Ты всё-таки смог победить заклятье! Это невероятно! Ведь все знамения и пророчества вторили друг другу в том, что это невозможно…
Повелитель раздосадовано прикусил губу. Незваная гостья увидела вовсе не то, что должна была. Не сейчас. Рано.
Но пифия, словно не замечая недовольного взгляда, взбудораженная новостью вспоминала.
– Заклятие могло быть разрушено согласно тому пророчеству только после погибели Конрада, но этот поганец явно чувствует себя живее всех живых и к Прародителям отправляться не собирается. Тогда как? Если только не…
Опасно сузившиеся глаза пифии встретились с сапфировым взглядом Владыки и звонкая пощечина отметила щеку ангела отпечатком пятерни.
– Сволочь, какая же ты сволочь! Ты ее продал. – Звенящий голос отвернувшейся пифии не спрашивал, а просто сообщал. – Месяц назад почти при каждом Погружении одно и тоже видение… «Света каприз: не духа, а плоти, Мира разрушит устои и клети…» Так вот какая «плоть» имелась ввиду…
Осекшись, она вновь повернулась к Айрэлу:
– Зачем? Я понимаю, Конрад – он первый ребенок Тьмы, он… Он демон! А ты?!
– А что – я? – Огрызнулся Айрэл. – Думаешь, мне легко? Было… Два тысячелетия назад именно ты предсказала погибель демону от Несущей свет, и что же? Я – старая дряхлая развалина, а эта сволочь убивает Несущих одну за другой и катается как сыр в масле?
– Айрэл, нельзя стать счастливым, строя золотые дворцы на чужом горе, а пуще того – на смерти другого. Ты же знал! Понимал, что он просто убьет и эту девочку, замучает до смерти.
– И чтобы ты сделала на моем месте? – Язвительно поинтересовался Айрэл.
Пифия замолкла, уставившись в одну точку на стене, и молчала так долго, что Владыка уже решил, что не дождется ответа, но тихий голос вдруг прошелестел:
– Боролась.
Повелитель зло отвернулся, глядя на двух саламандр в камине, кружащихся в любовном танце.
Светлый Владыка Айрэл Исцеляющий сидел в своем кабинете в Радужной башне, опустив гудящие от усталости, ледяные ноги в кадушку с горячей водой. Закутавшись в плед, он разминал старческие, покрытые сеточкой синих прожилок пальцы. Но ни теплая вода, желтая от горчицы, ни плед из шерсти горных коз не могли согреть древние кости…
Повелитель устало откинулся на спинку кресла. Через три дня Посвящение и его пройдет очередная Несущая свет. Вновь пробудится безумная надежда и так же погибнет, рухнув с опаленными сломанными крыльями. Как и предыдущие.
Впрочем, тогда, после войны, Пророчество и Несущие казались действительно выходом, оружием. Уже через несколько столетий превратившиеся в обычный фарс, если не сказать хуже… А
Отогнав горькие мысли, старик поднялся, кряхтя от усилия и удивленно замер: старинное зеркало в серебристой оправе мерцало антрацитовой чернью. Вот пошло волнами, словно море при девятом вале. Только цвет его не имел ничего общего с сине-зеленой морской глазурью, то была угольная пыль.
– Ну надо же! Невероятно!..
Впрочем, почему бы и нет. Любопытство не только кошку сгубило, и Айрэл, помедлив, подошел к зеркалу, открывая портал. С той стороны возникла наглая и до боли знакомая физиономия.
– Вечер добрый, Повелитель. – Демон поздоровался первым.
– Добрый… Можно и так сказать, – Согласился ангел, с опаской рассматривая старого врага, но пытаясь не подать вида, что визит демона его, мягко говоря, удивил.
– Может быть, я войду?
Помедлив, Айрэл посторонился. Конрад, перешагнул зеркальную черту и прошел в комнату. Деловито осмотрелся и присвистнул.
– А неплохо ты тут обустроился! Впрочем, за две тысячи лет мог все-таки поменять этот безвкусный столик.
– Ты пришел обсудить мою мебель? Или съеденные на завтрак младенцы и замученные младые девы уже прискучили, так решил в столяры податься?
Конрад, проигнорировав реплику, без спроса устроился в кресле.
– Одно другому не мешает. Но я бы хотел поговорить.
Светлый сел напротив, едва не охнув от резко стрельнувшей в позвоночник боли – как некстати радикулит разыгрался, и ничем ведь не лечится, зараза такая! Ни магия не берет, ни припарки не помогают. Одно слово – «Исцеляющий» . Темный, наблюдающий за недругом либо не заметил, либо мастерски разыграл обычную ледяную невозмутимость, отчего Айрэл почувствовал себя еще неуютней и как можно непринужденней спросил:
– Впервые за две тысячи лет и именно ты хочешь поговорить? О чем же?
Мгновенный ответ застал мужчину врасплох.
– О Несущей свет и Посвящении.
Ангел протестующе поднял руку.
– Вот как… Конрад…
– Триста лет – долгий срок, – прервал Айрэла демон. – Я заранее предугадываю, что ты можешь сказать. Но это скучно и совершенно не интересно. Она слишком поздно появилась. Ты фактически без сил, управлять своим даром вы ее не учили, так как скрывали ее появление даже от нее самой. Так оберегали от меня, – сочувствующе и одновременно нагло ухмыльнулся демон, – да все впустую.
– Я понимаю.
– Поверь, на этот раз действительно ничего личного. Я, не желая дальнейшего появления Несущих свет, хочу прекратить их последующее появление раз и навсегда. Взамен я отменю свое проклятие… и не просто так, а полностью возвращу тебе твою молодость.
В руках демона появилась бутылочка темного стекла.
Взгляд Айрэла замер на драгоценном сосуде.
– Фактически мы с тобой вернемся к изначальному времени, расставив фишки на исходной позиции. Каждый останется при своем, ничего не потеряв: не будет ни Несущих, ни проклятия. Впрочем, – демон белозубо улыбнулся, – мы всегда сможем начать игру заново.
Повелители помолчали, размышляя каждый о своем.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:32 | Сообщение # 12
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Да. Ты прав, – наконец, медленно, будто пробуя каждое слово на вкус, произнес ангел, – я хочу вернуть свою молодость. Ничего личного, надеюсь, девушка не будет долго мучиться.
Владыки миров встретились взглядами.
«Ну вот, может еще и столик прихвачу, а то в другой раз у этого сквалыжника и камней не допрошусь» , – довольно подумал Конрад, а вслух, придвигая к себе загодя прихваченные бумаги, произнес:
– Что же, обсудим детали предстоящего мероприятия…
– Боролась?! – Огрызнулся Айрэл в ответ на укоряющий взгляд пифии. – Как? Если твое пророчество – это бред! Он с легкостью уничтожает всех Несущих, как бы мы не охраняли их, как не тряслись над их жизнями… А мне как-то в старческом теле несладко жилось, знаешь ли.
Возмущенная пифия только открыла рот, чтобы высказать этому…этому… От злости, Наэла даже не смогла сразу подобрать слова, только сжала руку, будто схватившись за веник стрекучей крапивы, чтобы отстегать как следует этого несносного… как Владыка предостерегающе поднял руку. Очертания его тела поплыли, и перед провидицей предстал уже привычный пожилой мужчина: дряблая обвислая кожа, выцветшие голубые глаза, седые клочковатые волосы. Одернув балахон, он сел в стоящее рядом кресло.
Наэла выжидающе скрестила руки на груди, с явным презрением глядя на ангела. За дверью раздался топот, и кто-то замолотил кулаком в дверь:
– Повелитель?! Повелитель?..
Разноцветные занавеси разлетелись крыльями, впустив худощавого юношу, едва отметившего первое совершеннолетие. Совершенно запыхавшийся от быстрого бега паренек, дабы как можно скорее сообщить Повелителю чрезвычайно важную весть.
– Там такое! Такое! Старейшина Ориен меня отправил прямо к вам, так и сказал, и быстрее, говорит. Скажи Повелителю, что там, вот!
Старшие недоумевающе переглянулись.
– Отрок, – прервала посыльного пифия. – Так что же передал старейшина Ориен?
– Как что? – удивился мальчишка. – Я же говорю, на нас напали!
– Как?! – растерялся Владыка, впрочем, и пифия удивленно приподняла брови домиком. – Этого не может быть, он же обещал…
Ироничный, издевательский взгляд оракула встретился со взглядом ошарашенного новостью Айрэла.
– В смысле, – тут же поправился светлый, – как они посмели?!
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:33 | Сообщение # 13
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
ГЛАВА 3

Большой зал без окон, деревянный пол из грубо струганной липы, чтобы ноги не скользили. Протянутые под потолком веревки-паутинки, развешанное по стенам оружие – от асассинских звездочек до массивных алебард; муляжи противников.
На маленьком столике, развесив изрядно потрепанные углы, лежала карта прилегающих к замку земель. Двое мужчин, склонившись над пергаментом, водили руками над лесами-долами и увлеченно спорили.
– А я тебе говорю здесь лучше. Ты только посмотри, место – загляденье.
– Может и загляденье, но до воды далеко, а не на дереве же подвешивать.
– Ну можно еще кого-нибудь привлечь, например, злобного вурдалака или гарпию какую.
– Давай лучше тебя привлечем? Одним махом и от нытья твоего избавлюсь и девушку порадую.
– Не-эт. Меня нельзя – я единственный и неповторимый.
– Это в каком же месте ты неповторимый?
– В каком-никаком, а девушкам нравится. – Горделиво расправил плечи белобрысый.
– Это «никакое место» с колокольчиком что ли?
– Да ну тебя, – обиделся парень, вновь склоняясь над картой.
Собеседник довольно осклабился и уже серьезно продолжил:
– Так все, вот здесь тропа проходит возле бурелома. Мы проедем вдоль опушки и, – линия шахматным «конем» завернула направо, – вот здесь повернем. А после все время прямо и за этим холмом ручей.
Блондин усмехнулся, подхватывая с лавки узкий длинный меч и выходя на середину зала.
– Все понял – сделаем. Спарринг?
Новая комната, предоставленная практически сразу после разговора с верховным демоном, была раз в шесть больше предыдущей. Светлая и просторная, она выходила окнами на восток. Это было первым условием – получить комнату с окнами, любыми, пусть даже они будут размером с плошку. Ведь, ангел, не видящий солнечных лучей, то же самое, что человек без еды. Несколько недель еще проживет, а после буквально за пару дней сляжет и отправится к Прародителям.
Летать запретили, так же как и пользоваться магией. Категорически.
То ли демон боялся, что девушка-таки попытается сбежать, то ли этому была иная причина, но стоило подумать о полете и расправить крылья, как вначале запястье, с тянущим его книзу черным браслетом, отзывалось болью, а вслед начинало ломить зубы и крылья, будто от ледяной колодезной воды. Про магию и говорить нечего – так и не прошедшая опухоль, образованная предыдущей попыткой, все еще ныла и чесалась.
Утром следующего дня, а точнее часов в одиннадцать – невероятно ранее утро для детей Тьмы – в комнату Элизы со всем пиететом и галантностью, одетый в дорогой костюм для верховой езды, вошел Конрад.
Девушка, которую слуги обрядили в костюм наездницы, в темных землях мало чем отличающийся от комплекта противоположного пола, в мужской одежде чувствовала себя неловко, то и дело пытаясь расправить чересчур обтягивающие брюки и поправить узкий жакет.
– Миледи, вы великолепно выглядите, – заметил демон, галантно целуя руку девушке. – Только… может все же стоит убрать крылья?
– Как?! – Вспылила девушка, раздосадованная непривычной одеждой и насмешкой демона. – Откуда мне знать, как это делается, если вы меня похитили во время церемонии!
Испуганно ойкнув, она зажала рот руками, снизу вверх глядя на демона: а ну как сейчас разозлится и прикажет бросить ее в темницу!..
Насмешливые искорки, на секунду мелькнувшие в бездонной черноте глаз, так же мгновенно исчезли.
– Да, леди, это целиком и полностью моя вина.
Соглашающийся демон оказался еще страшнее, поэтому Элли на всякий случай отступила на пару шагов назад, однако демон, словно не замечая, продолжил.
– Позвольте вам помочь. Закройте глаза, и не подглядывайте. Ну же! Или вы думаете, что я тут же превращусь в монстра и откушу вам голову?
Смущенная девушка зло глянула на демона, но послушалась.
– Расслабьтесь и представьте, что крылья становятся легче, прозрачнее, – бархатный голос мужчины, обволакивал, расслаблял.
Девушка послушно сосредоточилась – наморщив узкий лобик, она усиленно представляла прозрачные, будто утренний воздух, крылья. Но представляться, как назло, ничего не хотело – перед внутренним взором стояла наглая ухмыляющаяся физиономия темного.
– Леди, спокойнее. Помните, вы сможете вызвать крылья при первой необходимости.
Ангел глубоко вздохнула и попыталась избавиться от раздражения, представляя что-нибудь хорошее: восход солнца над озером сменился картинкой огромного серебряного блюда с мороженым-ассорти и кусочками шоколада.
– Вот и все, совершенно ничего сложного.
Ангел открыла глаза – крыльев действительно не было. Ставшее таким привычным за неделю пуховое облако словно испарилось, и девушке вдруг стало так страшно, словно крылья являлись хоть и эфемерной, но защитой, а тут еще и этот… демон… стоит, улыбается.
Шелестящее покрывало крыльев за спиной возникло внезапно. На взмахе, инстинктивно, не подчиняясь девушке, серебристый ореол попытался ударить ухмыляющегося повелителя, оттолкнуть прочь. Возмутительно легко уклонившийся демон, в отличие от вазы и цветочного горшка, ухмыльнулся.
– Ну что же, пока до полного контроля вам далеко, но на этот случай и надет корсет со сквозной шнуровкой на спине. А теперь еще раз, с начала…
Наконец девушка разобралась с крыльями и одеждой, и Конрад, галантно предложив руку смущенной ангелессе, проводил девушку вниз. Там размещалась просторная светлая столовая в бежевых тонах, с огромным камином и длинным столом, накрытым на четыре персоны, за которым с легкостью поместился бы взвод солдат, а то и рота. За массивной столешницей из черного дерева уже сидели худощавый парень со светлыми волосами и стройная девушка с черными, чуть вьющимися локонами, в элегантном брючном костюме – тройке. Золотоволосый юноша, казалось, светился небесным сиянием.
Вошедшая Элли зло сощурила глаза, разглядывая блондина. Падший ангел. Предатель. Архангел, перешедший на сторону Тьмы.
– Леди, позвольте представить – Михаэль – один из сильнейших воинов, впрочем, судя по вашему возмущенному личику, вы его узнали. А это, – Конрад указал на демонессу, – наш гений, маг-теоретик, изобретатель – Шанти.
Представленная демонесса что-то невнятно буркнула в ответ, тут же занявшись содержимым тарелки, зато бывший воин света вскочил и поцеловал ангелессе руку, рассыпавшись в приветствии и изысканных комплиментах. На что Элли, украдкой вытерев целованную руку о платье, прошипела:
– Предатель.
– Зачем же так сурово и одиозно? – Удивленно приподнял бровь Владыка Тьмы, приглашающе отодвигая стул для ангела. – Непререкаемых истин не бывает. По сути, мы делаем одно дело, а все остальное лишь политика.
– И какое же дело мы делаем? – Возмутилась ангел.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:33 | Сообщение # 14
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Очищаем зерна от плевел. Вы награждаете достойных, мы наказываем недостойных… Тем самым служа одной цели – Равновесию.
– Знаете, Повелитель, – задумчиво произнесла девушка, – я бы сказала, что у вас талант… играть словами. И не только ими.
– О да, и с таким подходом вскоре Цитадель превратиться в филиал Небесного града, – с откроенным презрением глядя на девушку, процедила демонесса.
– Шанти!
– Что – Шанти?! – Гневно прикусив губу, брюнетка бросила салфетку и резко поднялась из-за стола. – Прошу меня простить, что-то аппетит пропал…
Раздосадованная Элиза уткнулась в тарелку, отложив глухо звякнувшую вилку и вцепилась в стакан с соком. Повелитель, пытаясь замять неприятное впечатление, ободряюще улыбнулся девушке:
– Не обращайте внимания, леди, все гении несколько эксцентричны и впечатлительны.
Но та лишь вздохнула и отвернулась.
Замок снизу из долины смотрелся великолепно: башенки, стены, вовсе не черного, а скорее серого цвета, только темно-синяя черепица крыш выделялась на их фоне. Стоящий на горе замок, казалось, вырастал из ее подножия, являясь единым монолитом со скалой. Снизу он был окружен густым смешанным лесом: дубы, ели, клены, березы, орешник, а широкая дорога, змеей спускалась в долину.
Очарованная панорамой, Элиза, предоставив своей кобылке – мышастой Зайке самостоятельно выбирать темп, вертела головой, пытаясь в подробностях рассмотреть все окружающее великолепие. В Небесном граде обучали верховой езде, там были и прекрасные единороги и очаровательные пегасы, поэтому девушка уверенно держалась в седле, и могла не отвлекаться на управление лошадью, как новички.
Повелитель ехал слева на злющем, напоминавшем по характеру своего хозяина, черном Буране, подстроившись под неспешный темп Зайки, и изредка поглядывал на девушку. Но нетерпеливому коню, вскоре надоела неспешная трусца и он, язвительно фыркнув на медлительную кобылку, вырвался вперед. Зайка, гневно закусив удила, рванула вслед.
Спустившись вниз, всадники легкой рысцой, проехали городок у подножия горы. Элли с любопытством рассматривала жителей города: были здесь и уже виденные минотавры и красноглазые клювоголовы, и еще несколько десятков не поддающихся определению рас.
На одной из улиц девушка в восхищении остановила лошадь, увидев стайку ребятишек горных демонов – человекоподобных кошек, с удивленными желто-зелеными глазами. Особую прелесть им добавляли пушистые хвосты, продетые в прорези на штанишках-юбках и подвижные маленькие ушки.
«И острые клыки и когти, способные в клочья разорвать лист железа» , – вдруг вспомнила девушка цитату из учебника. Но не в силах сдержать улыбку, продолжала рассматривать маленьких разбойников, играющих в чехарду.
На следующей улице встретились лесные демоны – стройные, худощавые, в зеленых одеждах, с охотничьими луками в руках. Трое мужчин возвращались из леса, неся на двух дрекольях привязанную тушу кабана.
Встречающиеся жители степенно кланялись, приветствуя Повелителя, и долго с любопытством наблюдали за удаляющейся парочкой, перешептываясь и делясь впечатлениями.
Уже выехав за околицу, девушка поинтересовалась:
– Скажите, почему вашу сторону называют Темной – ведь это чудесный край – цветущий, солнечный или… на самом деле мы едем по гниющему болоту, а рядом вместо зайцев и перепелок – ползают змеи и пауки?
Повелитель расхохотался:
– В следующий раз, чем забрасывать государственные дела, тратиться на лошадей так и сделаю – пару иллюзий и дело в шляпе! А вы обернитесь – с хитрой усмешкой посоветовал мужчина, – проверьте, может как раз трехглавая ядовитая гидра нам в след скалиться.
По правде говоря, девушке именно так и хотелось сделать, к тому же после слов демона нестерпимо зачесалось между лопаток. Но она гордо выпрямилась в седле и задала очередной, так и просящийся с языка вопрос.
– Жители к вам так тепло относятся…
– А вы думали, я узурпатор и тиран?
Так и не дождавшись ответа от смущенной девушки, он пожал плечами:
– За любой помощью они бегут в Цитадель, да я и сам частенько узнаю об их проблемах. Приходится контролировать многое. А что, ваш Повелитель не общается запросто со своими подданными? Или старческий маразм не позволяет? – Не удержался от подколки демон.
– Благодаря Вам! – Обиделась Элли. – Даже дети знают, что это вы прокляли Повелителя, наложив на него это отвратительное заклинание!
– Наложил. И считаю, что заслуженно и справедливо.
– Вы считаете это справедливым?! Напомнить вам, про Ночь безумных демонов – вы же вырезали даже детей и беременных женщин!
– Вот уж удивительно, – зло присвистнул Повелитель, – может, я открою вам одну из тайн мироздания, но у нас это же событие называют Ночью кровавых ангелов. И первыми эту резню начали не мы!
– Я не желаю слушать ваше вранье! – Взвилась Элиза. – Что я знаю точно – нет больших искусников во лжи, чем демоны.
Дальнейший путь проходил молча. Повелитель, скрипнув зубами, замолчал. Девушка, злясь на демонов, на саму себя, на все эти тысячелетние войны и Повелителей, подхлестывала кобылку, недоумевающе косившую на наездницу из-под длинной челки.
«Мда-а… Ну и как приводить в исполнение план, если каждое слово воспринимается собеседником в штыки? Впрочем… это все вопросы этики и морали» . Мысленно отвесив себе затрещину, демон подобрался, и подъехал поближе к девушке, направляя лошадей вдоль дороги к небольшому холму.
За несколько шагов до песчаной насыпи, внимание Элизы привлек жалобный писк в кустах. Остановив лошадь, девушка прислушалась.
– Там что-то есть в кустах…
Поерзав в седле, она нахмурилась и попыталась мысленно направить туда чувства, но руку с браслетом обожгло болью и ангел, обиженно поджав губы, спешилась.
– Леди, вы куда?
– Туда.
– Весьма информативный ответ, – хмыкнул демон, спрыгивая следом на землю.
Продравшись сквозь заросли орешника и осины, девушка, а следом и демон вышли к петле лесного ручья, делающего здесь довольно крутой поворот. На изгибе ручья, уцепившись лапками за нависающую над протокой корягу, бултыхался в ледяной воде маленький котенок черной пантеры. Для такой крохи, едва как пару дней открывшей глазки, и неширокий ручей должен казаться морским проливом.
Ахнув, девушка, не раздумывая, бросилась в воду.
– Стой!.. – И уже вполголоса. – Ну и дура…
Но ангел, не слушая мужчину, уже прыгнула в ручей, подняв тучу брызг. Воды оказалось чуть выше колена. Ледяная проточная вода моментально пропитала костюм, налилась в сапоги, вмиг ставшие будто отлитыми из свинца. Зацепившись за некстати подвернувшийся камень, девушка вскрикнула, чувствуя, что падает. От испуга раскрылись крылья, взвившись над головой двумя парусами, но нелепо взмахнув руками, ангел так и не сумев погасить замах, рухнула в ледяную воду.
– Мда… – вполголоса прокомментировал демон, – Плохо не когда света слишком много, а когда он без мозгов.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:34 | Сообщение # 15
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Коротенькое заклинание телепорта и котенок с ангелом оказались сидящими у ног мужчины. Мокрый нелепый вид, стучащие зубы, покрасневшая от холода кожа, и как апофеоз – набрякшие в воде крылья, невероятно тяжелые и неповоротливые… Вид жалкой, намокшей курицы.
«Ну вот, даже подвиг не дала совершить во имя… кхм… добра и справедливости. Однако, – с удовольствием отметил демон, – тоненькая фигурка в обтягивающем как вторая кожа костюме не оставила бы равнодушным и каменного истукана»
При легком напряжении воображение легко дорисовывало худенькую ангелесу и вовсе без одежды, а облипающая одежда очерчивающая контуры груди и нижних прелестей только раззадоривала.«.
Подавив внезапно возникшее желание, он подхватил на руки ангелессу и чахоточного котенка: «И где только Майкл это недоношенное создание взял?..» , и шагнул в заранее установленный в двух шагах от ручья телепорт.
Горящий огонь в камине отбрасывал длинные тени на потолок и стены, создавая причудливую абстракцию. Оранжевые языки пламени с треском голодного волка, дорвавшегося до сочной мозговой косточки, разгрызали сухие березовые поленца, наполняя комнату теплом и уютом. Сразу у камина в широком кресле, завернувшись в пуховый плед, сидела девушка, пристроив на коленях черный урчащий комочек. Рядом на столике дымилась кружка с кипяченым молоком. Пейзаж довершал слившийся с сумраком Повелитель, с отвращением наблюдающий за пасторальной картинкой.
«Фу, и как она эту гадость пьет? И в кота в этого вцепилась, словно клещ. Тоже мне девочка-цветочек» .
Вдоволь налюбовавшись, Конрад шагнул в освещенный огнем камина участок. Усталые синие глаза встретились с ледяными черными.
– Глупость наказуема.
– Это не глупость!.. – вполголоса, чтобы не разбудить уснувшего малыша, возмутилась девушка. – Я спасала живое существо.
– Вся эта бравада и показушность не стоят и прожженного медяка.
– Вам не понять!
– Ну хорошо, – вздохнул демон. – Пойдем по длинному пути. Скажите, леди, если бы в ручье было не это… хм… милое существо, такое пушистое, беззащитное и погибающее, а нечто волосатое, с деформированной мордой, с козлиными копытами, уродливыми рогами и красными глазками, вы бросились бы также самоотверженно его спасать?
Девушка опешила, пытаясь понять: всерьез он это говорит, или просто издевается.
– Так вот, я только что описал детеныша сатира. Действительно беззащитного добродушного существа, защитника леса, к тому же совершенно не умеющего плавать. Можете не отвечать, леди. Доброй вам ночи.
Огромный зал из темно-красной яшмы, казалось, был покрыт разводами – потеками застывшей крови. Ничего лишнего: овальное помещение, жертвенный камень с желобами-стоками для крови, защитные контуры на стенах и невероятно сложные, идеально вычерченные вручную пентакли на полу и потолке.
Никакой древности и пыли – все новенькое, специально подобранное для одной единственной жертвы. Жертвы добровольной, отдающей жизнь и душу своему палачу только по собственной воле. Поэтому не было ни цепей, ни веревок, должных держать отправленную на заклание в смирении.
Темноволосый мужчина, которого можно было бы назвать красивым, если бы не жесткое, даже жестокое выражение лица, с угрюмой складкой между бровями, сидел на краю каменного алтаря о чем-то глубоко задумавшись. Бездумно, медленно он провел рукой по холодной поверхности.
– Триста лет я ждал. Осталось совсем немного…
 
Форум » Ваши произведения » Собственные произведения » Марина Ружанская. Расправить крылья
Страница 1 из 6123456»
Поиск:


Бесплатный хостинг uCoz
Design by Stuff Studio