[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 6«123456»
Модератор форума: demonessa666 
Форум » Ваши произведения » Собственные произведения » Марина Ружанская. Расправить крылья
Марина Ружанская. Расправить крылья
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:52 | Сообщение # 61
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Романд, – Шанти придержала парня за рукав, – это не она…
– Как?..
– Хм, а какие симпатичные мужчинки, оказывается, крутились вокруг этого белобрысого ничтожества! – Восхитилась красноглазая, обратив царственное внимание на новеньких.
– Странно звучит, – вмешался Повелитель, – учитывая то, что ты сейчас и есть это белобрысое ничтожество.
– В логике тебе никогда нельзя было отказать. Конрад. Впрочем, действительно фигурка хоть куда, жаль грудь маловата, но я это исправлю. Итак, – она подмигнула, – раз твоя любовница так любезно предоставила мне свое тело, начнем новый виток нашей истории, родс-ственнички? А ты как думаешь, сколько ее душа продержится, прежде чем сдохнет?
– Думаю, что долго, – спокойно ответил Повелитель. – Гораздо дольше, чем ты думаешь, Хаат.
– Ты надеешься, что я ее отпущу?
– Посмотрим…
– Посмотрим, – задумчиво поддакнула красноглазая. – Но, согласись Конрад, я же – гений! И даже не пытайся с этим спорить, оказывается к ангелам тоже можно найти подход и перетянуть их не только во тьму, но и куда дальше!
Рисуясь, явно показушно-театральным жестом Хаат хлопнула в ладоши и через миг Кассандра и один из Советников скрючиваются на полу в болевых судорогах, а на их шеях появляются широкие ошейники из черного металла.
Довольно ухмыльнувшись, Хаат, послав воздушный поцелуй дражайшим родственничкам, исчезает вместе с рабами.
Этот мир был восхитительно пуст, огромен и наполнен первозданной яростью и энергией. Несколько десятков постоянно извергающихся на планете вулканов, обширные пустоши, непроходимые горы и перевалы создавали совершенно невероятные пейзажи.
За несколько часов возвести приличный замок труда не составило. Благо на предварительные теоретические расчеты времени было хоть отбавляй.
Замок получился чересчур массивным, громоздким и неуютным, но идеальным для возможной обороны: осажденные могли с легкостью отбивать атаки неприятеля годами.
А, хороша! Хаат крутанулась перед зеркалом, оглядывая новое тело со всех сторон. Ноги – длинные и стройные, и талия – двумя ладонями можно обхватить. А вот крылья… жаль-жаль, что даже тени не осталось. С крыльями она явно смотрелась прелестно и сексуально, так что не удивительно, что Конрад клюнул на эту пустышку.
Переодевшись в привычную одежду – узкие бриджи, заправленные в высокие сапоги и свободную белую рубашку с узкими манжетами, Хаат устроилась в широком кресле.
Что же, приказания розданы, некоторые чересчур упрямые рабы наказаны – во избежание, порядку для и удовольствия ради. Некоторые наказаны посмертно. А теперь остается только ждать, когда все будет исполнено и… того сладкого момента, когда это тело станет полностью принадлежать только ей. Вряд ли эта нежная душа протянет больше суток, хотя и жаль – со светлыми так забавно разговаривать.
Почувствовав легкое головокружение, Хаат усмехнулась:
– А, малышка очнулась?
Элли ощущала себя как в клетке – непривычное и неприятное чувство. Однако, несмотря на дискомфорт, чувствовала она себя неплохо. Впрочем, должно быть Венчание сыграло здесь не последнюю роль. Но ведь на это и был расчет.
Хаат же, достав из портсигара тонкую сигарету, продолжала разглагольствовать.
– Подружками мы вряд ли станем, сама понимаешь – жить тебе осталось недолго. Впрочем, для поднятия тонуса можем заключить пари о том, сколько ты протянешь…
Элиза не выдержав, искренне рассмеялась, а Хаат от неожиданности даже не разозлилась, с любопытством наклонила голову, прислушиваясь к столь неожиданной реакции на свои слова:
– Что здесь смешного?
«Ой, прости, что перебила, – устыдилась светлая, – продолжай, пожалуйста» .
Хаат задумчиво покрутила между пальцами сигарету, хмыкнула и, затянувшись… зашлась в жутком кашле.
– А-кха-кхе! Ты что даже ни разу не курила?!
Элли пожала плечами: «Ничего не могу поделать. А что, что-то не устраивает» ?
– С-светлая… здоровой помереть хочешь – правильно, молодец. Я зато дольше твоим телом попользуюсь.
Элли поморщила носик, и с любопытством наблюдая за столь древним и диковинным образчиком, с которым придется временно делить одно на двоих тело, задала давно интересующий вопрос:
«Не понимаю только одного, с чего ты решила, будто я слабее тебя» ?
Теперь уже рассмеялась Хаат и ехидно заметила:
– С того, что врать легче, чем говорить правду, а любить сложнее, чем ненавидеть. А значит и гораздо больше существ во Вселенной, которые уже принадлежат мне и которых я могу иметь как захочу, чтобы получать силу.
Забросив ноги на полированный столик, она полюбовалась розовыми коготочками и продолжила:
– А те, кто отстаивают другое – просто наивные идеалисты и глупцы, вроде тебя. Вот только такие романтики долго не живут. Это закон жизни, детка.
Во время тирады Элли подобралась, чувствуя, что начинает злиться:
«Во-первых, я тебе не детка, а во-вторых, облезешь, стерва! – заявила светлая, гордо задирая подбородок, и с невыразимым удовольствием оттопырила средний палец. – Пошла ты» !
Судя по выражению лица собеседницы, подсмотренный у Майкла жест пришелся как нельзя кстати. Что он означает девушка так и не поняла, так как во время демонстрации нового и, как уверял падший, весьма полезного в жизни знания, появился Повелитель. Но судя по взбешенному Владыке, девушка сделала вывод, что изученное и вправду является чем-то полезным и видимо крайне неприличным.
И в конце-концов, главное ведь не понимание, а воодушевление, не так ли?
Оставив Хаат в бешенстве от наглости и с дикой головной болью – в напоминание, девушка вновь то ли уснула, то ли просто притихла.
– Ах, вот значит, куда мне сходить!… – скривила губы красноглазая, трясущимися от злобы пальцами растирая виски. – А что – хорошая идея, и я с удовольствием посмотрю, что ты на нее скажешь, когда я всласть попользуюсь твоим телом. У тебя, сучка, небось, кроме Конрада в постели-то никого и не было!
Пинком распахнув дверь в коридор, она рявкнула:
– Келли!
На яростный вопль из одной из соседних комнат выглянула недоумевающая демонесса – занявшая помещение на пару с Кассандрой, с высочайшего позволения Хаат, как одни из самых полезных рабынь. Остальные довольствовались каморками для прислуги на первом этаже. Пока что народу в замке почти не было – сила еще плохо слушалась свою владелицу. только самые нужные и проверенные. Всем остальным рабам было отдано приказание явиться в течение следующих суток.
– Срочно! Сейчас же найди мне какого-нибудь эльфа!
– Кого?
– Кого хочешь – светлого, темного, серо-бурого в крапину!
Ошарашенное лицо демонессы вызвало новую вспышку гнева.
– Мужик мне нужен, что тут непонятного?! Любой! И вина три… нет, пять бутылок!
Келли скривилась про себя – ну ладно секса ей захотелось – все-таки пару тысячелетий без мужика это не фунт изюма, а вот вино – стоит ли рисковать?..
– Госпожа, светлая не пила спиртного…
– Ты смеешь мне перечить?! – истерично взвизгнула Хаат, сжимая ладонями раскалывающуюся от боли голову. Келли понятливо поклонилась:
– Ни в коем случае, Госпожа.
После ухода Хаат в зале повисла тишина – все понимали, что ничего хорошего теперь не будет. А минимум – это начнется новая эра противостояния: когда ложась спать, приходилось гадать, а встретишь ли ты рассвет?
Тяжело вздохнув, Наэла присела возле бессознательной Ингрид, нащупывая пульс и жестом подозвала стражников:
– В лазарет – быстро. – И повернулась к задумчиво молчащему Конраду. – Зачем ты ее отпустил?
– А что прикажешь здесь с нею драться? Если ты не забыла – она единственная из нас, по прихоти нашей разлюбезной матушки, – где-то далеко раздался раздраженный рев черной драконицы, но мужчина только досадливо отмахнулся, – действительно бессмертна. И при том, вспомни предыдущий раз и мою, уже прошлую столицу. С той лишь разницей, что если мы вновь сцепимся – на этот раз под основание будет разрушен Град. Впрочем, не имею ничего против разрушения этой богадельни.
Провидица взглядом проводила стражников, уносящих Ингрид, и вновь обернулась к брату:
– Но ты мог ее убить сразу при переходе! Если уничтожить оболочку, теоретически, Хаат вновь вернется в магическую тюрьму…
В зале будто похолодало – могильный холод пробежался по оголенным нервам сквозняком и сменился штормом ярости, а у всех присутствующих сдавило горло. Вновь восстановить дыхание удалось лишь через несколько минут.
– Если еще раз, хоть кто-нибудь попробует высказаться в подобном ключе, – подчеркивая каждое слово, с неприкрытой угрозой произнес Повелитель, – я даже не буду предупреждать. Он умрет немедленно. Всем ясно?
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:52 | Сообщение # 62
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Между прочим она ее сама призвала! – Вновь вспылила Наэла. – И не смей мне угрожать, я между прочим старшая!..
– Кто-кого призвал? Что вообще происходит?.. Что с Элькой?! – перебив Наэлу и не обращая внимания на возмущенный взгляд Провидицы, привыкшей к намного более почтительному обращению, шагнул вперед Романд, обращаясь к Конраду, – Слышишь, что ты с ней сделал, мерзавец?!
Наступила тишина. Наэла закатила глаза, прижимая ладонь ко лбу. Майкл хмыкнул про себя что-то вроде: «Надо же, какой упертый юнец» . А Шанти с расширившимися от ужаса зрачками закрыла лицо ладонями: «Значит всего-лишь подруга детства, так» ? и тут же едва не застонала: «Глупый, ну он же убьет тебя» !
– Мальчик, тебе жить надоело? – ласково-преласково осведомился Повелитель демонстративно проводя частичную боевую трансформацию.
Худощавый Романд, с пшеничной шевелюрой, торчащей во все стороны смотрелся рядом с Повелителем взъерошенным щенком рядом с матерым волкодавом.
– Нет, мне надоело!..
– Прекратите! – не дав ему договорить вперед шагнула Шанти, закрывая собой ангела и вызывающе уперла руки в бока. – Как драчливые петухи на ринге, честное слово!
Но темный только откровенно-издевательски ухмыльнулся:
– Что ж ты – рыцарь без страха и упрека – а девушкой прикрываешься? Но и в самом деле, что-то я опускаюсь до уровня малолеток. Шанти, объясни этому щенку что происходит.
– А ты не прикрываешься? – отставляя Шанти в сторону, спросил Романд и обвел взглядом примолкший зал. – Да вы все, такие мудрые и всемогущие, а вместо того чтобы что-то делать жертвуете тем кого не жалко? Или ты скажешь, что она не плакала из-за тебя?
Повелитель зло скрипнул зубами:
– Даже если когда-то плакала это уже не твое дело.
– Да ну?
– Да. Потому что теперь она моя и только моя жена.
– С какого перепугу?
– С такого: мы Обвенчаны, – Конрад ухмыльнулся и притворно-сожалеющим тоном сказал, – так что извини, парень, но упустил ты свое счастье, порасторопнее надо было быть.
Ангел сжал кулаки в бессильной ярости, на его скулах играли желваки – но слов не было: «Если это правда, а такими вещами не бросаются вслух просто так, значит… Все потеряно и его Элечка уже принадлежит другому. А принадлежала ли она ему – Романду хоть когда-нибудь? Какая теперь разница. Если Венчание состоялось – значит и она любит своего избранника. Даже если этот избранник – сама Тьма. Вот ирония, и впрямь любовь – зла. Но и бросать ее на произвол судьбы не дело» …
Устало выдохнув, он поднял голову, глядя на замершую соляным столбом Шанти. Девушка горько опустила голову, глядя в пол, будто надеясь отыскать в переплетении мраморных жилок ответ или подсказку-дорожку, на которую можно было бы шагнуть и идти дальше. Вот только не было на ледяном камне никаких ответов.
– Я все-таки не понимаю, что ты собираешься делать дальше? – Нарочито безразличный голос Майкла прозвучал возгласом рефери «Тайм-аут» . Прислонившийся к колонне падший одновременно казался расслабленным и скучающим, будто турист на отдыхе, которого вместо квартала Красных фонарей привели на фабрику резиновых перчаток. И только хорошо знающие воина понимали, что падший как никогда собран и готов действовать, если надо – со смертельным исходом. Нужен только приказ.
– А мы даже не знаем в каком из миров она сейчас. Но в любом случае две души в одном теле все равно не уживутся – кому-то из них придется уйти, – поддакнула Наэла.
– Вот именно поэтому я ничего и не буду делать. Пусть девочки сами между собой разбираются.
Неожиданный ответ Повелителя прозвучал выстрелом в балетной школе. Десяток недоверчиво-пораженных лиц, один и тот же возглас.
– Что?!
– Что слышали. Она сама справиться. И я точно знаю, где сейчас моя жена.
– А если нет? – медленно произнесла Шанти, убирая за ухо нависшую на лоб прядку и стараясь не глядеть в сторону Романда.
– До венчания я бы тоже сомневался. Теперь – нет. Вы даже не представляете каково это – знать! Эля сама справиться, а я предлагаю заняться более неотложными делами.
– Ты ведь понимаешь, что она вновь соберет армию и мы вновь окажемся втянуты в кровопролитную бойню.
– А бойня бывает не кровопролитной, Наэла? Брось. Но в отличие от тогда, теперь у нас есть реальный шанс. И по поводу армии: у нас пропало около двух тысяч воинов, не удивляюсь, если и у светлых не все в порядке. Может, меньше, чем у нас, но все же… Я думаю, армия у нее уже есть.
Более практичный Майкл хмыкнул:
– А что ты подразумеваешь под неотложными делами?
– Для начала, – предвкушающая улыбка расплывается по лицу Повелителя, он собирает силу в кулак – нити вытягиваются, протягиваются за полмира и… стены уже ненужной тюрьмы рушатся, становясь самой обычной пещерой.
За спиной Владыки раскрываются огромные, сплетенные из тьмы крылья.
Майкл с восторгом секунду смотрит на Конрада и прищелкивает пальцами: за ним появляются привычные лебединые крылья, только цвета сажи. Падший восторженно присвистывает:
– Ну все, теперь точно все девушки будут мои!
Зато возмущенная Наэла не стесняясь пытается отвесить разошедшемуся братцу оплеуху:
– Как мальчишки, честное слово!
– Да-да… – отмахивается темный, откровенно наслаждаясь так давно подзабытым чувством завершенности. – Кстати, по поводу мальчишек, может пройдем к братцу, хоть попрощаться напоследок или заклинание попробовать снять?
Его голос вдруг становится приказным и резким:
– Шанти – со мной. Майкл, возьми кого-нибудь в помощь и займись войском, в том числе и светлых – надо как-то организовать эту светлую кодлу: как мирных обывателей, так и воинов.
– Эмм… вряд ли они будут меня слушать.
– Будут. – Теперь уже вперед выходит Наэла. Вскидывает руки, а Повелитель зеркально повторяет ее жест.
Общая магия собирается в один аркан и над дворцом вспыхивает восьмилучевая звезда в центре которой сплетаются два знака: черная драконица и белый единорог. Знак единения стихий. Перемирие между светлыми и темными. Второй раз за всю историю и вновь по тому же поводу. Для любого нарушившего – немедленная смерть.
– Совсем другое дело, – Майкл одобрительно кивнул и огляделся, его взгляд неожиданно остановился на Романде, – пойдем что ли, молодое поколение. Буду готовить себе смену.
Эльф! Где я ей эльфа найду за пять минут?!
Возмущенная до предела Келли зло кивнула двум охранникам – теневые демоны, перебежчики с Темной стороны, пристроились к ней в тыл, сопровождая авангардом.
Но хочешь не хочешь, а приказ выполнять надо.
Его Высочество светлоэльфийский принц одного из окраинных миров возвращался в свои покои. День не задался с самого утра: любимая наложница переполошила весь гарем, подняв едва не революцию. Отвратительная пересоленная каша сдуру испробованная не на лакее до сих пор отдавалась гадкой отрыжкой, а новая фаворитка папочки – страшная как вестница мора и вовсе претила эльфийскому чувству прекрасного. А уж в купе с гадкой кашей!
Зайдя в покои, он стащил сапоги, влезая в мягкие домашние тапочки и довольно вздохнул: ну вот хоть сейчас отдохнет от этого приюта для блаженных. И почувствовал как мраморный жесткий пол с тонкой циновкой ручной работы приближается с угрожающей быстротой. Но буквально сразу его вновь вздернули на ноги, заломав руки за спину и связав веревкой. Двое рослых мужчин с пепельно-серой кожей стали по бокам, а не высокая рыжая девушка с двумя острыми рожками оценивающе оглядела спеленатого принца и довольно кивнула: «Берем» !
Естественно принц закричал. Безобразие! И куда только стража смотрит?!
– Заткните его чем-нибудь! – недовольно рявкнула рыжая красотка. Стражи засуетились:
– Чем?
– Мне до задницы, чем! Главное чтобы оно, – презрительный взгляд на принца, – заткнулось и перестало верещать недорезанной свиньей.
– Так это… может просто язык ему отрезать?
От такого кардинального предложения принц заткнулся и впал в столбняковое состояние.
Келли с сожалением покачала головой, отвергая такое заманчивое предложение. Кто знает, как Госпоже захочется развлечься, в крайнем случае самой эльфа на лоскутки порезать, а вызывать ее недовольство порчей «подарочка» желания нет.
– Вы… вы не имеете права! – Отмерло светлоэльфийское высочество. – Я принц! Я перворожденный в конце концов!
– Вы заткнете или нет этого идиота?!
Охранники переглянулись, понимая, что сейчас им достанется на орехи, эльф станет «мертворожденным» – а искать другого остроухого желания не было. Их взгляды заметались по комнате, перебирая из чего бы можно сделать кляп. К огромному сожалению демонов, все вещи в комнате были слишком большими, чтобы их можно было запихать в эльфа. Наконец их взгляды остановились на самом принце…
Вино было замечательным – крепленое, не меньше чем столетней выдержки, но разъяренная Хаат даже не заметила его вкуса. Выпитая залпом от злости первая бутылка прошла на ура. Хмель обжег горло и растекся горячей лавой по венам. Сразу похорошело.
«Что ты собралась делать» ?
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:52 | Сообщение # 63
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
«А, это вновь ты, – мысленно отозвалась Хаат, – это хорошо – третий не лишний, третий – запасной. Правда не в твоем состоянии, но это ничего, наоборот – это так возбуждает! Не волнуйся тебе понравится, а мне так точно, особенно смотреть на твою несчастную мордашку во время процесса» …
Вторая бутылка убывала чуть помедленнее. Первый раз в жизни на женщину навалилась непонятная тоска и еще что-то совсем уж неясное, от чего хотелось выть и биться головой о стену. Хаат вскочила на ноги, разъяренно меряя комнату, к своему удивлению уже с трудом огибая кушетки и ножки дивана – и это всего лишь с одной бутылки?!
– Ну где эта нерасторопная мерзавка?
Дверь открылась резко с полпинка, мелькнувшая в коридоре Келли втолкнула в проем связанного эльфа, торопливо поклонилась и вышла. Сразу подобревшая красноглазая, оценив стройного прекрасного эльфа, вихляющейся пьяной походкой подошла к связанному эльфу и властно и пренебрежительно потрепала принца по щеке.
– Какая у нас ми-илая жертва. Ты ведь будешь хорошим мальчиком и сделаешь все что я захочу? Да-а?! – прохрипела Хаат дергая на себя связанную тушку эльфийского принца. Малость помятый вид светлоэльфийского красавца ее не смущал, так же как и вытаращенные, как у глубоководного карпа, только в этом случае – от ужаса глаза. Возмущаться эльф не мог по определению, а точнее по чисто физиологическим причинам – суровый кляп из перекрученой пары носков такой вольности позволить не мог.
Впрочем верхняя часть эльфа девушку и не интересовала. С нездоровой целеустремленностью Хаат обшаривала ширинку мужчины, откровенно и настойчиво лаская его. Эльф вытаращился на девушку как на явление Великой Богини леса воочию, а девушка одним движением перерезала веревки и вновь отошла к позабытой бутылке. Принц растер запястья, возмущенно отплевался от кляпа и замер, ожидая продолжения представления. Оно не заставило себя ждать: еще отхлебнув вина, Хаат вновь вернулась к эльфу и прижалась к нему всем тело, призывно изгибаясь:
«Ой, меня сейчас стошнит» … – с ужасом пролепетала светлая.
«Не дождешься – сейчас это мое тело» .
«А если постараться» ?
Хаат только издевательски хмыкнула и провела коготочками по щеке мужчины, оставляя красные полосы:
– Тебе ведь нравится это тело? – Она расстегнула блузку и прижала ладони принца, ошалевшего от нежданно подвалившего счастья, к обнаженным грудям. – Ну что ты замер или боишься?..
Принц недоверчиво замер, а после ухмыльнулся, подходя ближе, и стал грубо ласкать девушку.
«Вот значит как ты со мной, да?! Ну ладно» … – Обиженно всхлипнула Элли и замолкла.
Хаат озадаченно прислушалась к нежданной тишине, хотя на пьяную голову сосредоточиться оказалось не так-то просто, и вдруг скорчилась будто от желудочных колик:
«Как ты?.. Я сильнее тебя» !
«Ничего ты не сильнее и это мое тело» ! – пропыхтела Элли и вновь притихла.
Хаат оттолкнула разохотившегося эльфа и подхватила едва початую бутылку, выпивая за раз почти половину. На сей раз опьянение почти достигло кондиции – комната расплывалась и качалась будто палуба корабля в шторм.
«Все закончилось» ?.. И тут же вновь согнулась от спазмов боли.
«Не смей» ! – взвыла она, – «Не смей меня жалеть» !
«Но ведь ты такая одинокая и несчастная, – отозвалась светлая, – даже мужчины нет, который тебя бы приласкал и понежил. – И подумав, добавила. – Эльфов и тех приходиться принудительно по кустам отлавливать» .
– А-а-а! В Бездну все эти телячьи нежности, – провыла Хаат, пытаясь совладать с бунтующим телом и, выпрямляясь, рявкнула на эльфа, – раздевайся!
Вернувшись в свои покои Келли устало вытянула ноги на диванчике. Что за жизнь – ни минуты покоя?! Там прислуживай, тут прислуживай! А скоро – буквально через несколько часов начнут собираться наемники, завербованные за несколько последних десятилетий и подписавшие контракты – кровью естественно – вновь новые заботы. Хорошо хоть твари ненависти – упыри, бесы, ракшасы и множество-множество других, соберутся сами, как только почувствуют призыв своей Госпожи. Да и размещать их не надо. Демонесса довольно улыбнулась своим мыслям: что же армия соберется неплохая, конечно, меньше чем хотелось бы, но гораздо больше, чем могли бы надеяться противники. А после?! После будет подан десерт – сладкое блюдо месть!
Рыжая подошла к окну, открыла настежь створки – разгоряченной коже хотелось почувствовать ветерок, успокоивший бы взбудораженные нервы. Но дующий с гор пустыни ветер был сухим и прерывистым. Сзади раздался всхлип. Келли поморщилась. Эта светлая ее раздражала даже больше чем доставучая среброкрылая. Даже не смотря на все недостатки Несущей скопом – чересчур неуемное любопытство и ненормальную жалость и любовь ко всем и всему. А эта: как предавать и мстить, так она молодец, а как нести ответственность – так слезы и сопли. А нечего выть: видели глазки что покупали, теперь ешьте хоть повылазьте!
– Эх, хорошо пошел! – восхищенно присвистнула демонесса.
– А?.. – светлая удивленно подняла заплаканное лицо.
– Эльф, говорю, красиво полетел. – Демонесса по пояс высунулась в распахнутое окно, провожая взглядом траекторию полета остроухого. – Везучий, зараза! Прямиком в бассейн.
– Это который с крокодилами? – вздрогнула Кассандра.
– Угу… значит не очень везучий, – равнодушно пожала плечами темная, закрывая створки, – выберется как-нибудь или крокодилы хоть пообедаю.
«А вот Госпожу проведать не мешает, узнать чего еще душеньке или скорее душенькам угодно, чтобы после не оказаться виноватой. Интересно склеилось ли с эльфом» ?
Обратно в комнату Келли вернулась только через полчаса. Точнее ворвалась рыжим ураганом, с треском захлопнула дверь и прищелкнула пальцами, создавая чашку горячего крепкого кофе.
– Это дурдом! Высшие – мать их за пятку и в задницу Бездны! Знаешь чего эльф себя птахой вообразил?! Потому что это ненормальная в хлам пьяная! Она его раздела и разревелась! Сказала, что такого ужаса в жизни не видела! И заявила, что пока эльф хрен достойный не отрастит, пусть даже не глаза не показывается. А после устроила истерику, заявив, что измельчали мужики за последние тысячелетия и ушла допивать вино. Это вообще нормально?!
Светлая покраснела – все-таки такие вольности для нее были непривычны и что-то невнятно проговорив, вновь замолкла.
– Но это еще не все! – продолжала возмущаться демонесса. – Эльфу-то хоть бы что: выловили из бассейна и отправили на конюшни – чего рабочим рукам пропадать. А вот эта… последние двадцать минут пьяная в пень сидит на полу в обнимку с чучелом грифона, недопитой бутылкой вина и рыдает, что ей птичку жалко!..
Келли раздраженно пила кофе, а Кассандра разглядывала густой ковер на пол, а после вдруг спросила:
– А ты из-за чего здесь оказалась?
Тихий вопрос светлой застал демонессу врасплох. Келли скривилась – нашла подругу, с кем пооткровенничать?! Но неожиданно для себя ответила:
– Из-за брата.
– А что с ним?
– Уже ничего. Что может быть с мертвым? Его казнили по приказу «повелителя» , – она ненавидящим тоном выделила титул своего бывшего владыки, – на площади, прилюдно как какого-то карманника или разбойника с большой дороги.
– Вот как?…
– Да, – рыжая полуприкрыла глаза. – А ведь он был самым лучших, умным и сильным. Лучший воин, сильнейший маг, и красивый как полубог – даже здесь выделился. Этакая белая ворона среди темных – русые волосы и пронзительно-синие глаза. И невеста у него была видная, подающий надежды маг-аналитик – Шанти, да ты все равно ее не знаешь. Тоже дрянь та еще – даже слезинки не уронила, когда его казнили!
– А за что его?
– Ни за что! – подорвалась Келли, в ее глазах загорелись огоньки безумия. – Он ни в чем не был виноват, ясно тебе?
– Да-да, конечно, – испуганно согласилась светлая.
– Вот именно, – подтвердила рыжая и уже успокоившись спросила. – А ты как? Ну ладно я темная, нам ров между Тьмой и Ненавистью перешагнуть, а вам светлым – это же целая пропасть. Из-за чего?
– Влюбилась, – коротко ответила светлая, но не силах сдерживаться – поплакаться хоть кому в жилетку выпалила. – А он по иронии судьбы тоже любил, но не меня, совсем даже не меня! А эту дрянь! Я так надеялась что она сдохнет, а она все никак – живет и живет, даже казнить ее не успели!
– А загадочная эта – Эля что ли?
– Да.
– Вот дает! – восхитилась демонесса. – Девчонка-то оказывается не промах – все кобели за ней как за сучкой в охоте!
Кассандра обрадовано вскинулась – ведь нет ничего лучше якобы сочувствующего собеседника. Светлой наводящие вопросы нужны не были, ей просто хотелось выговориться, все равно кому. И если рассказ демонессы был короток и сух, то Кассандра будто вновь заживо проживала все события. Слишком свежи они еще были в памяти.
Келли не слушала, а лишь изредка кивала в паузах и раздумывала о своем: «Мда, что-то явно пошло не так как хотелось Госпоже, о чем и говорит ее ненормальное поведение. Но что именно? И знать бы еще как это повернуть в свою сторону? Но что-то поиметь с этого обязательно нужно» …
Утро красило стены Ледяного замка багрянцем рассвета, могильной тишиной… и похмельем. Хаат с трудом оторвала голову от подушки, обвела присутствующих – двух служанок и Келли мутным взглядом и, рухнув обратно в подушки, простонала:
– У меня внутри – любовь… Лучше бы это был кол в заднице!
– Почему?
– Я хоть знаю, что с ним делать.
«А ты думала, что сильнее меня» ?
«Сгинь» !
– Но, Госпожа, вы же одна из Высших, неужели вы не можете с ней справиться?
– А она, по-твоему, кто?! Если Наэла в свое время отдала почти всю силу для Несущей свет, значит у нее тоже сила одной из Высших!
– Я понимаю, но она светлая, и даже пусть она сопротивляется, но ее душа уже должна была начать разрушаться, разве не так?
Хаат медленно подняла голову, пораженной нежданной отгадкой:
– Да… если только не…
Женщина подорвалась с постели, упала, вновь поднялась и на дрожащих ногах зигзагами добралась до зеркала. Постояла, пытаясь с похмелья привести мысли в порядок и соединила пальцы в аркане «Истины» . Вокруг нее разлилось изумрудное сияние и на лбу вспыхнул символ Венчания.
От разъяренного вопля задребезжали оконные витражи и вспорхнули вспугнутые летучие мышки.
– Эта стерва успела Обвенчаться!!!
– И что?
– Она знает, что ее любят! И поэтому я не могу на нее влиять, а вот она на меня сколько угодно…
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:53 | Сообщение # 64
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
ГЛАВА 16
– Я не хочу-у мороженое, я хочу пиро-ожное! С кре-эмом!
Шанти в очередной раз взболтала некую вязкую зеленую жидкость в пробирке, а после устало опустила голову и тихонько застонала:
– Ты замолчишь или нет, несносный ребенок?..
Сидящая рядом на стуле Айви демонстративно надулась и на зло заныла еще активнее, дополняя нытье такими вдохновленными завываниями, что любая гарпия, а то и баньши удавилась бы от зависти.
Заглянувший в лабораторию в поисках Повелителя Михаэль сочувственно глянул на бледное от недосыпа лицо демонессы с явно заметным нервным тиком, на девочку и понимающе протянул:
– М-да, эта малявка кого хочешь достанет.
– Я не малявка, я скоро цвести буду! – возмутилась Айви и показала оторопевшему от такой наглости падшему язык. – Сам дурак!
Майкл только широко ухмыльнулся, сделал ручкой и захлопнул дверь.
Создание противоядия для светлого Повелителя шло медленно – уже третий день Шанти безвылазно сидела в лаборатории, выкраивая лишь по несколько часов на сон и еду.
Первоначально для смертоносного заклинания Конрад взял за основу природные яды, в частности яды, вырабатываемые теневыми дриадами, а после дополнил их многоуровневыми каскадными заклинаниями, получив практически совершенное, необратимое заклинание.
Обычная магия здесь была бессильна, но недаром Шанти была лучшим аналитиком Темной стороны за последний десяток тысячелетий. Искать, придумывать иной раз невообразимые комбинации – что может быть интереснее? А ведь в сущности – что такое магия? Это наука: логичная, математически идеально выверенная и нужно только увидеть каркас, разложить на составляющие, а после вновь собрать воедино части. Сейчас аркан Повелителя представлял собой комнату, в которой несколько часов назад заперли котенка-егозу с клубком ниток. Теперь же этот клубок нужно смотать обратно, найдя тот самый кончик ниточки. Тем интереснее!
Впрочем, работа продвигалась бы куда плодотворнее, если бы ее мысли не метались как горные сайгаки, разрываясь между лабораторией и неким синеглазым ангелом.
Мыслями девушка все время возвращались к восхитительным семи дням. Дням безрассудной страсти и любви. Неужели она не может быть счастлива? Тогда после истории с Рэдом… когда его казнили – она думала, что свихнется. Нет, на самой казни она не проронила ни слезинки, просто стояла с неестественно выпрямленной спиной и смотрела. Только когда серебристое лезвие палача рыбкой нырнуло вниз, пресекая нить жизни, ее сердце будто на секунду остановилось. Даже не смотря на то, что Повелитель был прав. Не смотря на то, что эта сволочь, этот психопат и садист, в одиночку уничтожил целый город ради забавы. И он же был мужчиной, которого она любила больше жизни…
Тогда же на площади под топором палача и улюлюканье толпы, казалось, навсегда умерла и часть ее. Та часть, которая могла и хотела любить. Оставив холодную, расчетливую, математически выверенную до последнего шага стерву. Точнее – неживую проекцию, которая замкнулась в своем тесном двухмерном мирке из логики, реактивов и колб, и изо всех сил сопротивлялась сближению с кем-то.
Первой брешь в этой плотине пробила маленькая смешная девочка с золотистыми косами. Шанти усмехнулась: и впрямь Несущая свет…
Девушка украдкой вытерла набежавшие слезы. Жаль только, что второй удар по самообладанию был чересчур сильным. Будто кузнечным молотом… вот только на наковальне вдруг оказалась не стальная заготовка для подковы, а едва бьющееся сердце.
В комнате стало как-то подозрительно тихо. Подняв глаза, Шанти заметила прижухавшуюся в уголке Айви, с любопытством рассматривающую брюнетку.
– Ты плачешь, – утвердительно заявила малявка. – А почему?
– Потому, – тоном «не твое дело» , который раз за два дня отрезала демонесса и вновь отвернулась к ретортам и на всякий случай дополнила: – Не твое дело.
– Ага! – вновь возопила Айви. – Как иголкой в меня тыкать, так это мое дело и мне надо проявляться эту… как ее?.. те… нат… соз… нательность, а как что интересное – так сразу маленькая, да?!
– Слушай, ну что ты ко мне прицепилась?! – уже едва не срываясь в истерику, закричала девушка, с трудом сдерживаясь, чтобы не отвесить слишком любопытной и доставучей девчонке подзатыльник. – Соринка в глаз попала, ясно тебе?
– Врешь! – припечатала девочка, ее зеленые глаза сузились и она не сдержавшись облизнулась. – Пахнет от тебя хор-рошо! Почти как от Эльки! Да и от Владыки последний месяц также… Вку-усно!..
Шанти с запозданием припомнила, что теневые дриады в отличие от нормальных, питаются не солнечным светом, а лунным и… чувствами. Да уж! Попала, так попала. Расставив колбы с реактивами по ячейкам, девушка запихнула их магический ящик-печку и с огромным усилием взяв себя в руки, как можно небрежнее спросила:
– И чем же?
Девочка призадумалась, полуприкрыла веки, посверкивая изумрудами глаз из-под ярко-красных длиннющих ресниц. А после наклонила головку на плечо и певуче промурлыкала:
– Любовью… страстью!.. Так и тянет раньше времени выпустить нежные бутоны и раскрыть цветки… напоенные самыми чувственными ароматами… приманивая самцов с цветными крылышками. Оплести пойманную жертву ветвями и… сплясать под луной сумасшедший танец любви… – голос девочки стал бархатным, чувственным, а хитрющие глаза, казалось, затягивали в безумный зеленый водопад. – Ты ведь тоже этого хочешь, да?..
Шанти чувствуя, что уже не в силах сопротивляться этому сумасшедшему вихрю, шагнула вперед и опустила голову – во рту появился вкус полыни с медом, а мысли путаться и запинаться – чары дриады начали действовать. А сопротивляться им можно только сразу, заранее поставив с добрый десяток блоков.
Да! О Тьма и Небо, как же хочется хоть иногда почувствовать себя свободной и нужной кому-то!.. Как же жарко, душно, и эта одежда так мешает…А она – два дня взаперти сидит в лаборатории и отчаянно трусит. Да и он при каждой встрече отводит взгляд и сухим тоном сообщает: Повелитель приказал то-то, Оракул просила это… и все. Нужно снять эти так мешающие тряпки. Сейчас же. Иначе она просто задохнется…. Ни намека, ни обмолвки, ни взгляда. Пусто. Сколько еще продлиться эта пытка?..
Демонесса уже находилась в неком трансе: опустив безвольно болтающиеся руки, она покачивалась на тонких каблучках и в неком оцепенении уже перестала ощущать удушливый аромат диких лилий, расползающийся по лаборатории.
– Так почему-же ты не делаешь этого?.. Чего боишься? Ты ведь уже цветешь…
– Шанти? – мужской голос от двери застал девушек врасплох. Шанти лишь покачнулась, не в силах освободиться от гипнотического транса темной дриады, зато мелкая рыжая нахалка только шкодливо хмыкнула, покачиваясь на туфельках с пятки на носок.
– Ну я пойду? Прогуляюсь. Детям вообще полезны прогулки по свежему воздуху, – захихикала Айви, снова превратившись в безалаберного подростка и прошмыгнула к двери. На секунду остановилась в проеме и поманила стоящего возле входа Романда, а когда недоумевающий парень склонился, вдруг озорно сверкнула зелеными глазищами и впилась обжигающим поцелуем ему в губы.
Всего на мгновение. Но его хватило…
Выскочив за дверь, Айви прижалась ухом к двери, подслушивая весьма пикантные звуки, доносящиеся из закрытой комнаты. Страстные стоны перемежались со звоном бьющихся реторт и треском разрываемой одежды. Тихонько захихикав в кулачок малявка показала язык воображаемой Шанти и злорадно сказала:
– Была бы я большой – ты бы часом не отделалась. Ну а так хоть часик в меня никто иголки тыкать не будет и бисквита лишать, – вспомнив один неприятный момент, она вздохнула: «Только бы Конраду не спалиться, а то не видать мне месяц газировки как своих ушей: буду сидеть на диете из сырой землицы и воды» …
Но так как предполагаемое наказание, плюс слезы-хлюпанье и стояние в углу были отдаленной страшилкой, а вкусняшки всего лишь несколькими этажами ниже, выбор незамедлительно пал на второе.
– Та-ак где у нас тут кухня и пирожны-ые?..
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:53 | Сообщение # 65
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Непонятно как переместившиеся час назад из лаборатории в спальню любовники, лежали в обнимку на неразобранной кровати. В сжигающем разум сумасшествии отвлекаться на что-нибудь существеннее, чем объятия и поцелуи было просто некогда. Разбросанная в живописном порядке по комнате одежда разноцветными кучками, будто грибы после дождя украшала пейзаж.
Парень нежно гладил девушку по стройным обнаженным ножкам, подавляя желание провести ладонью по внутренней стороне бедер и вновь схватить в объятия и до забытья целовать в податливые припухшие губы. Ненормальная дикая вспышка желания почти опустошила физически, но в ответ принесла ни с чем не сравнимое удовольствие.
Интересно, вдруг подумалось ему, если маленькая дриада способна на такое, то на что способна взрослая – страшно подумать. Да уж ни один самый сильный афродизиак не сравниться с воздействием теневой дриады.
– Как хорошо… – прошептал парень, целую девушку в нежную ямочку между ключицами, – просто невероятно, волшебно… А то ты такая холодная была эти дни как айсберг. Даже подойти было страшно.
– Это я-то холодная?! – переспросила Шанти, выбираясь из объятий мужчины и от души треснув обнаглевшего светлого. – Да ты сам все эти три дня смотрел на меня как на пустое место!
– Ничего подобного, – одновременно пытаясь увернуться от затрещин и поцеловать плечико любимой, возмутился светлый. С большим жизненным опытом демонессы увороты парню пока давались плохо. – Это ты меня видеть не хотела, будто бы и не было ничего между нами. Сразу после возврата стала вести так, будто впервые меня видишь, а если и видишь, то словно вместо меня какое-то гадкое насекомое!
Девушка вывернулась из объятий Романда и села на кровати, скрестив руки на груди.
– Да ну?! Я что-то не заметила, чтобы ты даже попытался ко мне подойти и даже просто поговорить.
– Да к тебе как не заглянешь – ты сидишь как статуя, уткнувшись в свои колбы и склянки! Или буркнешь в ответ что-нибудь злобное и взглядом так «приласкаешь» , что зубы сводит. Что я мог подумать?! Конечно, что ты меня видеть и знать не хочешь… не говоря уже о любви.
Шанти вскинулась разъяренной коброй, собираясь высказать этому обнаглевшему светлому пацану все что о нем думает, как вдруг замерла и недоумевающе моргнула:
– Колбы… – подхватывая лабораторный халат, превратившийся в креативную модельную тряпку с оторванным рукавом и художественными разрывами в интересных местах, заорала. – Реактивы!!! Я – труп!
Послеполуденное августовское солнце старалось изо всех сил, будто прима на последнем прощальном концерте. Ведь совсем скоро в права войдет новая хозяйка сезона – сядет на золотой трон из резного клена и развесит узорчатую паутину бабьего лета. А там не за горами сезон дождей и первая хрусткая наледь на листвяном опаде.
Вот только троим – двум мужчинам и женщине – сидящим в просторном светлом кабинете старинного замка, было не до красот уходящего августа. Мужчины, разложив на небольшом чайном столике схемы, карты и списки что-то рассчитывали, до хрипоты спорили между собой и вновь утыкались в разложенные свитки. Женщина молча сидела на соседнем диванчике, сбросив туфли и подобрав под себя ноги, она не спеша пила чай из фарфоровой чашечки, прислушиваясь к репликам мужчин.
– Итого, у нас около пятнадцати тысяч воинов. Вот смотри сюда, получается десять тысяч – постоянная сборная армия из наших всех кланов, четыре с половиной тысячи резервистов и… – светловолосый парень зашуршал бумагами, вытаскивая очередное донесение, – можно набрать ополченцев, общим количеством…
– Не надо, – прервал помощника Повелитель, внимательно пробежал взглядом список и хмыкнул, – один опытный воин будет стоит трех, а то и пяти мальчишек и обычных жителей из ополчения. Лишние смерти мне не нужны. Основная задача – разобраться с Хаат, но раз уж так сложилось, то это задача Элли. Наша рыбка будет помельче, количеством побольше, но при любом раскладе всех мы не положим…
– Все это хорошо, конечно, но нам обязательно нужны светлые, – глядя на карту долины, где предположительно находился замок ведьмы, недовольно произнес падший. – Если их первая атака придется утром, – основная защита противника рухнет как карточный домик. Наших, естественно, попридержим, чтобы не сгорели в Рассвете, а после выставим вторым фронтом. А без светлых… если использовать второй вариант атаки, будет слишком много погибших… Ты точно уверен, что она расположиться именно здесь? Может все-таки отправить разведгруппу?
– Да знаю я этот мирок, – отмахнулся Повелитель, – мертвый, совершенно безжизненный, но зато с фантастически мощной энергией – идеальное место для базы. Насколько помню, она еще в прошлый раз случайно на него наткнулась. Но единственное безопасное место, где там можно что-то соорудить – на Изломах. В северо-западной части материка в долине на границе Великой впадины – разделяющей материк на две части, между пустошами и горами.
– М-да… жаль, что она сама не рискнет напасть. На своей территории мы бы всыпали как следует!..
– Вы так серьезно обсуждаете возможность покончить с тварями ненависти, – не выдержала Наэла, – но забываете тот факт, что ваши войска не будут стоить и прожженного медяка, если Хаат будет в силе.
Мужчины оторвались от карт, списков и схем и безмолвно переглянулись с шовинистично-солидарным видом.
«Женщины – что с них возьмешь» ?.. – ухмыльнулся Майкл.
«Жаль на кухню нельзя отослать – Высшая, да сестра как-никак» … – согласно возвел глаза к потолку Конрад.
Оракул, заметив переглядывания мужчин побагровела от злости, но Михаэль, скручивая уже ненужный свиток, пояснил:
– Во-первых, не покончить – эта зараза неистребима как сорняки, сколько не пропалывай, все равно через день-другой или, как в нашем случае столетие-другое, но придется браться за тяпку. А во-вторых, – а почему бы пользуясь случаем, когда эта зараза соберется в одном месте, и не уменьшить ее количество, чтобы хоть пару тысячелетий спать спокойно? Кстати, что-то мой помощничек запропастился – называется, на пять минут вышел узнать как успехи Шанти. Что-то эти пять минут резиновыми вдруг стали – на целый час растянулись.
– Как он, кстати?
– Неплохо, – ухмыльнулся падший. – Меч мой, кстати, так и не отдал, заявил, что трофейный и я его получу только если рукояткой в зубы. Воин будет отменный, через пару столетий. Правда опыта ему ой как недостает и не только жизненного, а судя по отношениям с нашим гением еще и любовного.
– Так в чем проблема, дал бы пару уроков?
– Жизненных или любовных? – Разулыбался падший. – Да пробовал уже, две позы объяснил…
Из распахнутого настежь окна раздался детский визг, а следом грохот – одному из дворовых псов ребятня привязала к хвосту разбитые глиняные черепки и он с яростным лаем не разбирая дороги носился по двору. Наэла зло вспыхнула, слушая треп мужчин.
– Вы вообще серьезными бываете?! Все это и так напоминает бред сумасшедшего, а тут вы еще!
– И что же тебе кажется глупым? – спокойно осведомился брат.
– Все! Жили себе – жили спокойно, а теперь?… Ну посудите сами: солнышко светит, дети играют, взрослые влюбляются, а тут армии Ненависти, убийства, предательства, Айрэл при смерти. Вы тут сидите попеременно обсуждаете то военную компанию, батальоны и тактику, а то любовные похождения. Тоже мне…
Владыка повел плечами, разминая затекшие от долгого сидения мышцы, машинально взлохматил волосы – третий час мужчины пытались разобраться с расстановкой сил и резервами. Объявленное перемирие стабилизировало обстановку, но светлые войска все равно не будут слушать ни одного темного командира. Да, Михаэлю выдали всю информацию, отчеты и сведения, но не более того. В том числе, согласно данным, Хаат удалось заполучить почти четыре сотни светлых. Точнее уже бывших светлых.
Если бы ведьма напала на Град – светлые, конечно же, дали бы отпор. Но убедить их идти в бой в другом мире – даже пусть и против общего врага, но под командованием демона – не получится. Не забыта история о том, кто первоначально вытащил Хаат из небытия, пусть даже после этого он сам ее и заточил в магическую тюрьму. После тысячелетий вражды доверие не возникнет из ничего и не смотря на перемирие такие приказы темный Повелитель отдавать не в силах.
Оставалась одна надежда на Шанти и исцеление младшего братца. Чем скорее, тем лучше. Затишье и так слишком затянулось, пора было на что-то решаться. Сканирование мира, где расположилась Хаат показывало, что с каждым часом на планете все прибавляется тварей ненависти. Какой из миров для начала экспансии выберет Хаат – гадать не хотелось…
Хотелось курить. А больше всего на свете сейчас хотелось держать в объятиях любимую. Устроив ее на коленях, перебирать тяжелые золотые косы и гладить пуховое облако серебристых перышек, глядя в наполненные нежностью синие глаза. А еще лучше лежать на супружеской кровати и ни за что не выпускать маленькую соблазнительную жену из объятий.
Вместо этого же приходится решать, кого поставить в левый фланг – минотавров или кентавров, распоряжаться насчет оружия, брони, предполагаемых воздушных атак и позиций магов… А его девочка – так далеко и с ней нельзя перемолвиться даже словечком. Точнее можно, но для этого опять-таки нужен Айрэл… Заколдованный круг получается… И Шанти все никак не разродится противоядием!
Возможно поэтому, ответ сестре вышел чуть более резким, чем следовало:
– А ты чего хотела? Чтобы над землями нависали черные тучи, грохотал гром и непрерывно били молнии? Или из каждого куста и оврага скалилась чья-то зубастая морда, а жители в ужасе прятались по чердакам и подвалам и тряслись от страха? Вот это действительно был бы бред. – Сухо отрезал Повелитель. – Где-то смеются и играют дети, а где-то, может быть в соседнем доме, в это же время истязают беременную женщину. Или колышется зеленая весенняя роща, под осинами во мху журчит лесной ручей, а на ветках этих же деревьев развешан десяток висельников. Вот это – действительно правда. Даже когда идет жестокая война – все живые существа все равно поют песни, влюбляются и одновременно убивают и сами идут на смерть!
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:53 | Сообщение # 66
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Я понимаю, – отвела взгляд провидица, – но это ожидание непонятно чего просто убивает! И Шанти уже три дня без толку сидит в лаборатории. Что она там делает? Она же у вас едва не гением считается!
– Светлые Целители тоже вроде как являются лучшими лекарями Вселенной, – спокойно парировал Майкл.
Женщина откинулась на спинку диванчика, помассировала подушечками пальцев виски и после пятиминутного молчания сменила тему:
– … Конрад, все ваши расчеты строятся на том, что Хаат будет вне игры или, по крайней мере, почти без сил. Но что ты будешь делать, если твоя жена не справится?
– Справится. А если нет, значит плохой из меня муж…
В дверь тихонько, деликатно постучали. Через секунду в проеме показался дородный повар в прорезиненном фартуке и длинных до локтя резиновых же перчатках. Раскатистый басок приветствия разлетелся по комнате и мужчина шагнул в комнату. В левой руке повар держал ухо. На другом конце уха обреталась Айви.
Мрачная, но от души перемазанная кремом, вареньем и обсыпанная сахарной пудрой мордашка лоснилась.
Поклонившись, мужчина отпустил ухо и девочка ойкнув и злобно поглядывая на вредного дяденьку, ладошкой растерла пылающий, но такой родной орган и плюхнулась на пол. А ее мучитель, указывая трясущимся от гнева пальцем на малявку пробасил.
– Вот.
– Что?
– Повелитель, – всплеснул руками повар, – уберите «это» с кухни, умоляю! Она же мне за какой-то час все пироги объела, творог и изюм из куличей из середки повыколупала, стервь лягушачья, крем с тортов облизала!
Стервь под суровым взглядом темного надулась и на всякий случай всхлипнула. Пора было начинать давить на жалость.
– А я всего-то отлучился на часок – вздремнуть после обеда. А тут такое! А уж что с пирожками сделала-а!..
– Айви, – рявкнул Повелитель, – какого беса ты делала на кухне?! Почему ты не с Шанти?
Девочка понурилась и всхлипнула еще жалостливей, понимая что сейчас и история с афродизиаком всплывет. А за использование способностей, которыми разрешено пользоваться только после совершеннолетия Повелитель по головке не погладит…
– Ну я… Да я перекусить просто вышла! А что нельзя?! – перешла в оборону Айви.
– Немножко перекусить? – Ласково переуточнил высший. – Час?!
– Ну и ладно! – В сердцах выкрикнула девочка. – Просто вы старые заплесневелые дураки и ничего не понимаете! Вот Эля меня понимает, а вы – нет, потому что скоро мхом покроетесь! И так вам и надо! Даже Шанти, которая вроде молодая, а все равно только зудит и зудит над ухом и поэтому она сама виновата!
– В чем?
Айви прикусила язычок, понимая, что заговорилась и сболтнула лишнее. Глядя на Повелителя в состоянии близком к неконтролируемой ярости, вздохнула: проговорилась-таки… Но Повелитель уже поднялся с кресла, с угрозой переспрашивая:
– В чем Шанти виновата?
– Час! Час в печке под действием трех – трех! десятков заклинаний и полтора десятка алхимический эликсиров! Когда положено не больше четырех минут и шестнадцати секунд! Это же – кошмар! – горестно завывала Шанти, судорожно натягивая лабораторные перчатки, при этом совершенно не обращая внимания на расхристанный настежь халат, надетый на голое тело. – Я убью эту малолетнюю идиотку!
Успевший проскочить следом в портал Романд имел неосторожность заглянуть через плечо демонессы и тут же схлопотал по лбу щипцами.
– Не лезь под руку!
Разъяренный вопль демонессы мог поспорить с воплем токующей гарпии. Светлый благоразумно отступил на шаг, подумал и отошел еще на пять. На всякий случай. Шанти уже не замечала ничего вокруг, полностью сосредоточившись на скляночке. Озадаченно нахмурившись, она осторожно установила пробирку с почему-то белесо-розоватой жидкостью на подставку и зависла… по первоначальному замыслу на выходе предполагалось получить фиолетовую.
Девушка осторожно провела руками над колбочкой, сканируя состав жидкости и прошептала:
– Это невероятно!..
Сработавший за спиной портал даже на секунду не прервал обреченную медитацию темной, с маниакальным упорством исследующую содержимое. Только когда рядом склонился Повелителя она, с ошарашенным взглядом вылупившегося птенца, обнаружившего за стенами белого овального домика огромный мир, встретилась с ним взглядом. Конрад довольно кивнул и выхватил уже остывшую склянку, глядя сквозь нее на свет.
– То что надо! А я уже начал сомневаться, за что я плачу тебе такое громадное жалованье. Можешь же когда хочешь! Правда методика твоя новая весьма интригует и впечатляет, – глядя на расстегнутый халат, точнее на отсутствие такового ухмыльнулся Владыка и перевел взгляд на Романда, стоящего у стола в наспех натянутых трусах и подытожил, – впрочем, у гениев свои причуды. Главное результат.
Светлый на реплику высшего смутился и покраснел, зато Шанти сжала тонкие губы и горделиво выпрямилась.
Глаза демонессы загорелись алым, губы приоткрылись, показывая острые клыки, а за спиной хлопнули два иссиня-черных крыла. Сложив руки на груди она демонстративно выставила вперед стройную ножку и усмехнулась, принимая вызов: «А что, Ваше темнейшество, вас что-то не устраивает» ?..
Повелитель удивленно приподнял бровь – такой он девушку не видел больше ста лет. С тех пор как казнили братца Келли. Эта рыжая дрянь, кстати, тоже пропала по Зову Хаат. Зато больше не приходилось гадать, кто именно «крысил» в замке и хотел убить Элю… А вот Шанти…
Одобряюще отсалютовав пробиркой с зельем: «Хорошо смотришься» ! Повелитель подбадривающе кивнул ошалело молчащему Романду и телепортировался.
Оставалось завершить лишь мелкие детали предстоящей кампании.
Личные покои Хаат напоминали склад печатного дома или центральное хранилище крупной библиотеки. Книги маленькие, книги большие, из старой потертой кожи, или белых хрустких листочков; свитки, глиняные таблички, непонятные светящиеся шарики, палочки с набитыми точками и линиями все это лежало на столах, ковре, на подоконниках и кровати. Худенькая светловолосая девушка, сидя посередине этого безобразия на темном ковре с длинным густым ворсом в позе лотоса, раздраженно просматривала сваленную литературу, злобно бурча под нос:
– Я все равно найду способ от тебя избавиться!.. Найду! Надо только понять как разорвать эту помолвку и я с удовольствием… нет, не так: с невообразимым удовольствием сгною твою жалкую душонку! Буду убивать ме-едленно, чтобы ты корчилась от боли и ужаса, а я буду впитывать каждую секунду твоей агонии, разрывая на части по кусочкам! Слышишь?!
Полыхающий красными угольями взгляд скользит по буквам-иероглифам-пиктограммам и очередная книжка-свиток-табличка летит влево, приземляясь на внушительную кучу уже просмотренных. Вдруг по телу красноглазой прошла судорога, пробежала иголочками по нервам, заставив застонать от боли и, прежде чем потерять сознание, ведьма только и успела подумать: «Опять» …
Элли села на ковре, с удовольствием вытянула руки, прогнулась, разминая мышцы. Все-таки, оказывается, чувствовать и управлять собственным телом – это невероятное удовольствие. Хотелось раскрыть крылья – просто для удовольствия, но эта одежда была явно не предусмотрена для крылатых. Переодеваться на какой-то час тоже смысла не было.
Жаль времени не много, хотя с каждым разом пробуждения длятся все дольше: вчера она просыпалась в своем теле целых два раза почти по часу. Но, ведьма пока все еще сильна и вынудить ее уйти добровольно из тела, значило отправить ее навсегда обратно в Бездну, поэтому красноглазая будет сопротивляться до последнего. О том, что будет, если Хаат не сдастся, думать было страшно.
И не менее страшно было даже представить, если ничего не получится, Хаат не сдастся и они с Конрадом никогда больше не встретятся. Как же хорошо, спокойно, надежно в его объятиях. Конечно, он ее обманывал, да еще как! Убить даже хотел… И пусть бы еще поизвинялся за свое поведение, но теперь она мужняя жена и вспоминать былое как-то глупо. В конце-концов, она теперь точно знает, что она любит и ее любят. А вспомнив несколько достаточно интимных сцен, девушка зарделась и улыбнулась, воскрешая в памяти нежные поцелуи любимого.
Ладно, нет резона заранее настраивать себя на худшее – только расстраиваться. А уныние – грех! Тем более что чаша весов уже начала склонятся на сторону ангела. Хаат медленно но верно погибала. А если бы еще удалось встретиться с любимым!.. Нет, все. Нечего думать об отдаленном. Все получится, хоть и не сразу. Обязательно получится!
Может прогуляться по замку? Толку сидеть взаперти в комнате. Вот только… Девушка подошла к зеркалу – радужка вновь приобрела прежний синий цвет, а потому появление в таком виде вызвало бы, мягко говоря, неадекватную реакцию – хоть бы и вовсе не убили. Это Госпожу они боятся до колик, но не светлого ангелочка. Впрочем, этим как раз можно и воспользоваться.
Та-ак… вдруг вспомнила девушка одно из школьных развлечений. А точнее одно легенькое заклинание, изменяющее цвет глаз – Посвящение для этого аркана не требовалось, так как не относилось к высшей магии, а было на уровне бытовых – включить-выключить свет. По правде говоря, этот аркан относился к стезе искусства и применялся актерами для создания требуемого облика; нерадивые студенты же использовали его для более развлекательных мероприятий. Темноволосый парик, глаза пострашнее плюс черный плащ – и женские комнаты интерната визжат от ужаса при виде красноглазого вампира. Остаток ночи «вампиры» обычно проводили по разным углам воспитательской комнаты, а после пару недель старательно отмывали посуду в столовой. Вспомнив отвратительный запах мыла, девушка покривилась…
Правда, больше часа эта иллюзия не держалась, но сверх времени Элли гулять и не собиралась.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:54 | Сообщение # 67
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глаз привычно защипало, свет на пару мгновений погас, а когда туманная пелена спала, зеркало вновь отразило красноглазую ведьму. Светлая довольно обозрела дело рук своих: все-таки иногда хулиганские выходки в прошлом могут сослужить и хорошую службу в будущем, и открыла дверь в коридор, едва не сбив входящую Келли.
– Госпожа, – учтиво склонилась демонесса, мельком оглядывая девушку: «а госпожа ли» ?; ничего компрометирующего не выглядела и облегченно выдохнула. С каждым днем Хаат вела себя все более по-идиотски и все более странно. То в бешенстве требовала стакан молока, а когда его приносили – свежее и парное, с горем пополам надоенное элитным отрядом наемников – швыряла его в стену. А то требовала белого вина пятитысячелетней выдержки, отжатого эльфийскими девственницами. Бутылки с алкоголем, впрочем, тоже находили последний приют либо на полу – разбитые о стену, либо за окном в многострадальном бассейне с аллигаторами. Остальные причуды и приказы, за редким исключением являли собой все то же безумие…
Особенно верным рабам доставалось на рассвете, когда ведьму просто выворачивало наизнанку.
Элли, заметив взгляд демонессы, пробил холодный пот – как же вовремя она «подкорректировала» внешность, а то попалась бы как рыбка на крючок. Вспомнив добрым словом двух Повелителей-интриганов, она попыталась скопировать неприступный и величественный, как ей казалось, вид. Эх, надо было тренироваться больше, мысленно посетовала она, вон Конрад при желании подданных одним взглядом в священный трепет приводит, а я разве что в недоумение.
Но Келли выражение монаршей физиономии видимо удовлетворило, потому что темная сразу успокоилась и поспешила отчитаться:
– Прибыла большая часть наемников и около десяти тысяч тварей по вашему Зову. Желаете сами взглянуть?
А почему бы и нет? Какое-никакое – а развлечение. И расстановку сил узнать не помешает – вдруг пригодится. Царственным кивком выразив согласие, Элли вышла в коридор.
Демонесса развернулась, почтительно пропуская Госпожу вперед и пошла чуть слева и сзади. Девушки прошли по темному коридору с узкими окошками-бойницами в самом вверху под потолком, пропускающие слабый приглушенный свет заката. Дополнительно коридор освещался факелами, расставленными через каждый десяток метров. Массивные стены и низкий потолок давили своей многотонной толщью, поэтому Элли порадовалась, что в свое время вдоволь налазилась по подземельям и пещерам, фактически получив иммунитет к прирожденной клаустрофобии крылатых.
В конце коридора находилась открытая площадка, террасой выступавшая над восточным крылом замка. С нее проглядывался внутренний двор с кузнями, конюшнями, складами оружия и продуктовых запасов, а также с бараками-казармами для наемников. За стенами же замка волновалось живое море – тварей, монстров – по-другому назвать «это» язык не поворачивался. Многие из них, кто не переносил солнечный свет ни в каком виде, до темноты прятались во множестве пещер, рассыпанных по предгорью.
– Однако, по вашим первоначальным указаниям и подсчетам, не хватает около двух тысяч наемников и все продолжают появляться Низшие из миров, которых коснулся Зов. Наши маги едва не сутками держат порталы, поэтому армия будет пополняться. Вы уверены, что хотите атаковать тот мирок именно завтра, не дожидаясь подхода остальных сил?
– Я… э-э… – замешкалась с ответом Элли.
– Впрочем, я просмотрела диспозиции по тому миру, который завтра будет уничтожен, вы правы – мир слабый и ничего не будет стоить его захватить. Я уже отдала приказ, чтобы обычных жителей, до тех пор, пока мы не отберем требующееся вам число жертв для обряда, не трогали. Конечно, после из них придется перебрать не одну сотню, чтобы отобрать подходящих, поэтому я взяла на себя смелость отдать приказ о несколько большем числе пленных, чем следовало оставить в живых. Спустимся вниз?
Элли высокомерно кивнула, соглашаясь со словами темной, раздумывая про непонятный обряд и жертвы. Как же все-таки неприятно находится в подвешенном состоянии, деля себя на части…
Девушки спустились на первый этаж по винтовой лестнице и вышли во двор.
– Тем более, для обряда, чтобы все-таки уничтожить светлую, э-э… внутри вас, – продолжила разговор демонесса, с опаской поглядывая на Госпожу, – раз уж так получилось… нужно не меньше десяти тысяч жертв. Наемники, конечно, будут слушаться беспрекословно, а вот тварей придется сдерживать, иначе вырежут-сожрут всех подчистую.
Сверху, не меньше чем с сорокаметровой высоты, двор казался маленьким пятачком земли. Сейчас же пространство, окружающее замок впечатляло – да это же целый город! По улочкам этого города сновали как похожие на людей, так и откровенные страхолюдины. Пробегающие мимо рабы и наемники поспешно кланялись и скрывались прочь, провожаемые любопытным взглядом. Страха девушка не чувствовала, скорее интерес и брезгливость.
«Да и чего боятся, – подумала Элли, – я для них сейчас едва не божество. Всесильное, всемогущее… Подставное, правда, но это не важно» …
– Правильно, что отдали эту светлую солдатам, – прервала размышления девушки демонесса. – Все равно от нее толку никакого. Только и была польза, что отравить Айрэла, а так – никчемный балласт. Ну хоть наемники развлеклись.
– Что?!
– А что такое? – подозрительно сузила глаза темная. – Вы, разве, не помните?
Элли, сделав непроницаемое каменное лицо, медленно отвернулась, украдкой облизала губы и сухо, ледяным тоном, подражая некому небезызвестному Повелителю, ответила.
– Естественно, помню.
Келли не поверив ни на йоту, сузила глаза, следя за «госпожой» , а после непродолжительного молчания, небрежно, как бы, между прочим, уточнила:
– И вас не интересует где сейчас находится она или ее тело?..
Элли, в ужасе мысленно представляя те зверства, которые вытворяли солдаты с девушкой, внешне оставалась совершенно бесстрастной. Не время показывать эмоции. Все-таки общение с двумя Высшими даром не прошло.
Судорожно придумывая достойный ответ, девушка выдохнула и вдруг почувствовала, как ее внезапно захлестывает жгучая волна бешенства. Ощущение было совершенно непривычным, но ураганным, будто разрушительное торнадо, сметающее остатки разума.
Какая-то мелкая тварь смеет ей перечить и угрожать?! Смерть!
Ее руки поднялись сами-собой, призывая Силу и выплетая неизвестный аркан. Ладони запорхали словно две бабочки, вот только вместо пыльцы на крыльях, они несли смерть.
Келли отшвырнуло на добрый десяток метров, протащило по гравию, которым был посыпан двор и впечатало в каменную стену. Раздался хруст ломаемых ребер и темная схватилась за горло, пытаясь разжать невидимые ладони.
Находящиеся во дворе наемники даже не повернулись – ну вздумалось Госпоже наказать нерадивую рабыню – что тут такого? Казнить или миловать – только ее право и поэтому все, что говорит Госпожа должно выполняться беспрекословно и мгновенно.
Пять ударов сердца и наваждение будто спало, а Элли словно вынырнула из ледяного омута: «Что я делаю?! Не хочу! Нет» ! Разжав кулак, отчего демонесса кулем свалилась на землю, светлая выпрямилась и, глядя на предательницу, некогда набивавшуюся в подруги, произнесла, четко с угрозой выделяя каждое слово:
– Я не обязана пояснять свои вопросы и приказания. Тебе ясно?
Демонесса что-то прохрипела, что при должном воображении можно было принять за утвердительный ответ, и Элли приказала:
– Через пять минут принеси мне все отчеты о подготовке к завтрашнему «мероприятию» . Быстро!
Кто знает, сколько времени она сегодня пробудет в теле и сознании, а информация лишней никогда не бывает.
Медленно поднявшись в башню, она села на кровать, обняв себя руками. Ее трясло – от ужаса и осознания произошедшего. Все-таки Хаат, оказывается, тоже влияет на нее. И… как бы это влияние не стало необратимым.
Девушка устало вздохнула: «Нужно как можно быстрее связаться с Конрадом. Иначе я потеряю больше, чем жизнь. Я потеряю – себя» …
Экран ровно мерцал голубоватым светом освещая угол темной комнатки. Сидящая на стуле перед монитором Шанти повела плечами, разминая затекшие мышцы и вновь склонилась над клавиатурой.
Все-таки замечательные изобретения в техногенных мирах, а уж в техномагических и вовсе – предел мечтаний! Тишину комнаты нарушал шелест клавиш под нажимом пальцев, да мерное чавканье из стоящего посреди комнаты аквариума, в котором обитали хищные фиалки, самолично выведенные и недавно покормленные разделанной кроличьей тушкой.
«В связи с систематическим нарушением вашей стороной договорных» …
Пальцы замерли над клавиатурой. Дело близилось к полуночи, а мужчины все еще о чем-то совещаются. Только Оракул несколько часов назад отбыла в Град. Впрочем, лекарство подействовало и его светлейшество Айрэл пришел в себя – кризис миновал, теперь будет легче. Интересно, что за планы у Владыки? Судя по вскользь оброненным фразам, это явно связано со светлым братом. Вот только что именно?..
«… обязательств по оплате за поставку оружия» …
Мысли сбивались и плясали джангу, не желая хоть как-то упорядочиться. Самое стандартное письмо на которое обычно уходило не больше пяти минут уже полчаса переползало со строчки на строчку ленивым дождевым червяком, так же таща за собой длинный хвост плоских канцеляризмов. Почему-то мертвящая, выверенная скупость официальных писем вдруг стала жутко раздражать. Захотелось некоего безумия и сумасбродства: чтобы лежать с любимым в высоком луговом разнотравье, чтобы пробежаться босиком по мокрому от летней грозы асфальту или до головокружения целоваться в морском прибое, в тесных объятиях покачиваясь в набегающих волнах…
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:54 | Сообщение # 68
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Элли с Конрадом теперь обвенчаны. Может быть и нам?.. Правда чтобы решиться, нужно как в пропасть с разбегу – страшно… А если сомневаешься – то нечего и пытаться. Но как наверное это восхитительно ощущать другого так же как самого себя!
«Временно, до полного расчета вашей стороной, на неопределенный срок будет полностью приостановлена поставка боевых амулетов и свитков с боевыми заклинаниями. А в случае неоплаты через три месяца по вашему летоисчислению к вам будут применены санкции, вплоть до» …
Очередной распечатанный листок лег в стопочку, чтобы следом перекочевать в папка «На подпись» . Дела, дела… Когда же они закончатся? Девушка мельком глянула на аквариум – плотоядные фиалки закончили трапезу и, сгрудившись в уголке, переговаривались неясным шепотком, а иные уже начали негромко похрапывать. Правильно, после плотного обеда, никогда не мешает вздремнуть.
Потянувшись за следующей папочкой с документами, девушка вздрогнула от неожиданности, когда мужские руки, легонько погладив волосы, скользнули под вырез свободной блузки освобождая полные груди от бюстгалтера. Девушка охотно прогнулась назад под ласками мужчины, а когда губы любимого проложили обжигающую цепочку поцелуев на склоненной на бок шее тихонько застонала и запрокинула голову, встречаясь с взглядом синих глаз.
Подняв руки, она запустила тонкие длинные пальцы в пшеничную густую шевелюру и будто кошка потерлась щекой о его плечо. Его ласки стали еще более настойчивыми, а поцелуи все ниже. Часть мозга девушки еще пыталась мыслить логически, безуспешно пытаясь обратить внимание привыкшей к порядку демонессы на кучу не разобранных документов и темная, выгибаясь от удовольствия под руками мужчины, протестующее застонала:
– Ро-оманд, мне нужно работать…
Дальнейшая часть фразы была заглушена долгим нежным поцелуем, перешедшим в более чем нескромный. Подхватив девушку на руки, ангел перенес любимую на кровать, по пути освобождая ее и себя от ненужной одежды и уложив на зеленые простыни, залюбовался узкой талией, полными налитыми грудями, загорелой темной кожей и каскадом чуть вьющихся волос, рассыпавшихся по подушкам.
Осторожно, словно прикасаясь к величайшему сокровищу во Вселенной, парень провел ладонью по обнаженному телу девушки, очертил мягкий изгиб бедер, ног и стянув узкие туфельки, уложил маленькие ступни с изящными щиколотками себе на колени, аккуратно разминая пальчики, постепенно поднимаясь все выше. Девушка благодарно улыбнулась и со вздохом удовольствия расслабленно откинулась на подушки. Мягкий массаж и ненавязчивая светлая магия успокаивала, снимала боль и усталость. Парень, мельком глянув на разомлевшую Шанти недовольно покачал головой:
– Сколько можно работать?
Она не открывая глаз, отозвалась, едва не примурлыкивая под его руками:
– На то и должность у меня, да и жалование соответствующее. Так что жаловаться не приходится. М-м-м…Ты лучше не останавливайся… Да-да… вот так, и еще чуточку левее…
– Если тебе не хватает времени на себя, значит далеко не соответствующее ни звание, ни зарплата. В конце-концов, почему бы тебе не взять помощника? Мало того, что ты фактически секретарь Повелителя, так еще вечно со своими исследованиями по макушку сидишь. А жить ты когда собираешься?
Девушка усмехнулась и ловко изогнулась – только мелькнула в воздухе каштановая грива. Придавив парня к подушке, она уселась сверху и обнажила маленькие аккуратные клычки в улыбке:
– Вот прямо сейчас и собираюсь…
Ластясь к мужчине мартовской кошкой она склонилась, покрывая его грудь поцелуями: легкими, дразнящими будто крылья бабочек или прикосновения перышка. Спускаясь все ниже по его животу она пальчиками рисовала замысловатые узоры на его коже, с наслаждением и замиранием сердца наблюдая как он едва сдерживается от страсти, чтобы не наброситься на девушку, словно изнемогающий от жажды на долгожданный оазис.
Добравшись до самого чувствительного места, девушка подняла голову, отвлекаясь от поцелуев и ласк, и довольно улыбнулась:
– Тем более что пока Повелитель разбирается с нежданной, но стародавней проблемой в виде блудной сестры, которая все никак не упокоиться и новой – по поимке жены, мы можем очень приятно провести время…
– Ну это вряд ли.
– Почему?
– Как почему? – Искренне удивился светлый. – Ты же не думаешь всерьез, что я буду сидеть в замке? Надо же и мне где-то и когда-то опыта набираться, а тут такой шанс!
– Вот как, – поджала губы Шанти, словно замерзая на глазах и вновь превращаясь в холодную, расчетливую стерву. Спрыгнув на пол она, под недоуменным взглядом прошлась по комнате туда-сюда. Оживившиеся питомцы из аквариума с удивлением следили за мятущейся девушкой, поворачивая вслед трехцветные бутоны с зубастыми пастями.
– Эй, ты чего?
– Чего?! Да потому что я хочу нормальной семьи, я хочу чтобы рядом был любимый мужчина! Я хочу детей в конце концов!
– А это тут причем?
– Причем?! – возмущенно задохнулась Шанти. – Притом, что я не хочу чтобы вместо тебя принесли труп! Это будет даже не битва, не война – а просто бойня. Кровавое месиво – это ты хоть понимаешь? Конрад хочет одним махом убить двух зайцев, не считаясь при этом с потерями. Но там все солдаты-воины, привычные к чужим смертям, и готовые к своей – им не привыкать. Поэтому Повелитель даже не набирает никого из ополчения. Там будут только профессионалы, а ты…
– Шанти.
– Что – Шанти?!
– Знаешь что?! – Разозлился парень, тоже вскакивая на ноги. – Да что вы все пытаетесь мне указывать! Я сам могу за себя решать! Надоело!!!
– Может ты не будешь на меня кричать? – Холодно осведомилась демонесса, отворачиваясь и набрасывая на плечи халатик.
– А может ты не будешь указывать что мне делать?
– Тебя убьют!
– Подавятся.
– О да, конечно! Когда твари будут догрызать твои косточки может какой-нибудь вурдалак и поперхнется! Да какой из тебя воин?! Ты всего лишь мальчишка! Глупый…
– Вот как, – криво усмехнулся парень, – спасибо за честную оценку. Хоть узнал, что ты на самом деле обо мне думаешь.
Темно-карие глаза с возмущением уставились на парня, а Романд с трудом заставил себя отвести взгляд. Все-таки с обнаженной женщиной спорить очень трудно, особенно с такой грудью… то есть глазами… да и остальное не подкачало.
Только еще не хватало поддаваться на женские провокации!
Подобрав с пола одежду, он пошел к двери.
Девушка замерла еще не до конца веря в произошедшее. Всего лишь пять минут назад ближе его не было никого на свете, пять минут назад она была самой счастливой девушкой во вселенной и вот – он уходит. Причем так глупо из-за какого-то идиотского разговора.
«Ты потеряешь его! Навсегда. Этого добиваешься? Отпустить?.. Нет… не могу… только не вновь» .
Демонееса импульсивно, уже не соображая, рванулась вслед:
– Ром!
– Да?
– Останься, пожалуйста.
– Нет.
– Значит так ты меня любишь, да?..
– Не говори ерунды! Шанти, хватит! Каждый имеет право выбора. Привыкла к своим подопытным крыскам: хочу эксперименты ставлю, покормлю-поглажу, а хочу в колесико посажу – пусть думает, что на свободе бегает. Извини, но свой выбор я буду делать сам. Ведь бег в колесике, это все равно бег на месте и, не смотря на все усилия, из него выбежать нельзя. Если только не выпрыгнуть на полном ходу. И еще не известно что хуже…
Дверь захлопнулась со стуком судейского молотка после объявления приговора – сухо и категорично.
Шанти встала с кровати, двигаясь будто сомнамбула, подошла к любимому аквариуму, провела рукой по стеклянной поверхности, успокаивая взбудораженных питомцев и, осев возле него на пол, разрыдалась.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:54 | Сообщение # 69
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Конрад неподвижно сидел в кресле, рассматривая лежащий под ногами густой красивый ворс шкуры снежного барса. Рассматривание было бездумным, скорее даже медитативным – не хотелось ни разговаривать, ни шевелиться. Позабытая сигарета, по привычке небрежно зажатая между пальцами, почти догорела, усыпав светло-бежевый ковер пеплом.
Айрэл еще бледный и осунувшийся после болезни сидел напротив, неторопливо и бездумно помешивая ложечкой уже остывший кофе. Мужчины молчали. Все что хотелось – уже было высказано, а из других методов осталась разве что банальная драка. Но одному пока не позволяло физическое состояние, другому почему-то было стыдно… Впервые за тысячелетия…
Конрад мрачно вздохнул: «Вот оно – тлетворное элькино влияние, скоро сам оперюсь и обзаведусь нимбом. М-да, поданные тогда умрут… от смеха» .
Но, что удивительно, больше ничего, никому доказывать и не хотелось. Оказывается, иногда, чтобы понять друг друга стоит просто поговорить один на один. Без недомолвок, говорить именно то, что думаешь, а не то, что хочешь сказать, преследуя интриги и планы. Может быть эта яростная правда не так красива, как завуалированная намеками ложь, но насколько от нее легче.
И в итоге, даже если полное понимание не достигнуто, но уже появилась новая, ранее неизвестная грань в отношениях. А даже один – это бывает так много. Одна-единственная грань в калейдоскопе с ходу меняет всю картинку, преломляя уже привычный мир на сотни невиданных ранее отражений.
Небо украсилось светлыми дымчатыми мазками, с каждой минутой делаясь все ярче. Рассвет, словно дотошная модница: пробежался кисточкой со сверкающей алмазной пудрой-крошкой по алебастровым крышам, натянул кружевное белье – из окрашенных розовым цветов жасмина, взбил волосы в высокую пышную прическу из кучевых облаков и задорно подмигнул желто-золотой бусиной солнца. Вначале маленькой и как будто ненастоящей, а после вдруг выросшей до огромного диска, ласкающего кожу теплыми лучами.
Демон поморщился: начавшийся Рассвет отозвался болезненными уколами в висках. Головная боль с трудом позволяла сосредоточиться, но приходилось идти на все, лишь бы был шанс связаться с Элли. Зато Айрэл, распахнув белоснежные крылья замер перед открытым окном благоговейно подставив лицо солнцу и с наслаждением впитывая его чистую энергию.
Наблюдая за братом, Конрад вдруг почувствовал необъяснимый укол страха: а ведь его маленькая девочка тоже ребенок Солнца! Как они смогут жить так? Он – воин Ночи и Тьмы, убийца без принципов и жалости и она – дитя Дня и Рассвета: чистая, невинная и прекрасная… Слишком они непохожи… Чересчур разные, как два полюса планеты или берега реки, которым никогда не суждено сойтись.
Гораздо больше ей бы подошел Айрэл или даже этот мальчишка Романд – светлые, понимающие ее с полувзгляда и полуслова. Те, которые смогут вместе с ней восхититься красотой утра, разливающего золотые лучи солнца, а что может предложить он?..
Тьма! Демон встряхнулся, словно сбрасывая с плеч тяжелый груз. Может и еще как может! Он проведет свою девочку, свою любимую по прохладной глади ночного озера по дороге, сотканной из лунного света. Покажет ей обжигающую страсть полуночи, когда до одури, до сладкой ломоты в теле можно танцевать на ночном берегу, сбрасывая весь накопленный за день груз, всю тяжесть пыли и жары. Но не те – медленные лирично-пафосные танцы светлых; нет – это будет танец дикий, страстный, когда небо и земля меняются местами, заставляя кипеть кровь в жилах. А после они будут до опьянения заниматься любовью под крупными, будто россыпь алмазов звездами, чувствуя на коже прохладный ветерок. И его ненаглядная будет сгорать от страсти и наслаждения, сплетаясь с ним в объятиях…
Видно на его лице отразилась едва не вся гамма чувств от весьма занятных эротичных фантазий поскольку Айрэл недовольно скривившись, заметил:
– Долго еще релаксировать будешь? Хотя… судя по твоей довольной роже в релаксе участвуешь не один ты.
Захлопнув ставни, светлый Повелитель уселся обратно на диванчик – но уже будто помолодевший, полный энергии. Конрад вынырнул из воздушных грез и, выругавшись сквозь зубы, потер виски – тупая ноющая боль лишь усилилась с наступлением дня. И вправду, сразу бы спасти ненаглядную женушку, а после и помечтать можно будет. Наяву.
А вот Айрэл – молодец, ничего этого паршивца не берет! А такая трагедия была – ох и ах! Как же Повелитель умирает! Да что с ним сделается?!
Другое дело – Эля. Кто знает, что с ней сейчас происходит? После Венчания связь была едва заметной и тонкой как первый ноябрьский ледок – на первый взгляд вроде и есть, а стоит чуть сильнее надавить пальцем, как хрупкое стекло раскалывается узорчатой паутинкой и скрывается под водой.
Но уже последние несколько дней темный стал ощущать ее эмоции. Вначале, будто тоненький горный ручеек, пробившийся истоком сквозь гранит, а теперь от нее все чаще приходили целые волны эмоций: страха, тоски.
– Ну что? Начинаем? – Раздраженно осведомился Айрэл, так и не дождавшись реакции от брата. Конрад пожал плечами: все равно здесь его партия не главная, а напрямую говорить с душами может только светлый.
Брат недовольно фыркнул и поудобнее устроился на диване, сосредотачиваясь. Ему не нравилась ни ситуация отдельно, ни все происходящее в целом, но выбора не было. Кто мог знать, что так все повернется?..
Так, выбросить лишние мысли из головы – обряд сложен даже сам по себе, а тут требуется позвать душу не зацепив вторую, вплотную соединенную с ней в одном теле. Впрочем, счастье, что эти двое Обвенчались – остается надеяться на лучшее.
Пользоваться астральными планами, в том числе и Асийях, могли все Повелители, вот только методы у всех были разные. В исполнении пифии и темного астральное пространство практически не изменялось, напоминая некий кисельный жемчужно-серый туман, а вот Айрэл заветы аскетичного минимализма не признавал.
«Позер» ! – поморщился демон, оглядываясь вокруг. Кусочек материи, куда переместились Повелители был будто вырезан из красочного сна: объемного, цветного и почти реального. Солнечная поляна в светлом смешанном лесу. Изумрудный мох мягко пружинит под ногами, где-то в густых кронах переговариваются невидимые птицы. Вот в зарослях мелькнул оранжевый всполох: бок о бок прошли лань и огромный лев. Радужная бабочка с огромными не меньше метра в размахе крыльями опустилась на склоненный к воде ствол ракиты.
Темный Повелитель провел рукой по задрожавшей глади лесного озерца. Водная поверхность подернулась рябью и разбежалась кругами. И впрямь: почти реально. Если только не фокусировать зрение, присматриваясь к плетению потоков Силы. Тогда пасторальная картинка представлялась всего лишь геометрическим, пусть и невероятно сложным для просто обывателя (будь он хоть трижды архимагом, архангелом или архидемоном) чертежом.
Подобные астральные иллюзии он мог создавать и сам, хотя и пользовался этим редко, если не сказать никогда. Вот только вместо безоблачного айрэловского парадиза это была геенна огненная с серными вулканами и жуткими монстрами. Впрочем, тем душам, которые мог позвать демон – темным, изъеденными страстями, страхами, злобой – такие пейзажи подходили как нельзя лучше. Еще не хватало их баловать райскими картинками!
А вот душу светлую, чистую и незапятнанную мог звать только Айрэл…
– Нравится? – с усмешкой спросил Айрэл.
– Красиво, но не рационально, – отозвался демон. «Впрочем, – добавил он мысленно, вспомнив безбашенное поведение любимой, – ангелы и рациональность вещи не совместимые по определению» . – Зачем тратить энергию на поддержание такой сложной иллюзии?
– Может мне подарок захотелось любимому братишке и будущей золовке сделать, а то вдруг больше и не встретитесь. А тут такой шанс: романтика, солнышко, бабочки опять же, – притворно вздохнул светлый и забеспокоился, – или травка недостаточно мягкая?
Конрад только фыркнул, игнорируя намеки братца – нашелся суккуб-искуситель! В такой астральной проекции все сотворенное с вызванной душой накладывало отпечаток и на реальное физическое тело – те же синяки или стигматы проявлялись через секунду после соединения души с телом. Вот только сама ситуация к романтике не располагала…
– Иди ты в пень, благодетель! – на руках изобразив искомый пень и сучок, послал темный, устраиваясь в тени раскидистого дуба. Иллюзия-иллюзией, а солнышко и впрямь стало припекать, не иначе зловредный братец специально поднял температуру. – Работай, давай.
Ангел уточнять более подробный маршрут не стал, вполне справедливо опасаясь, что по столько заковыристому пути до искомого адреса не дойдет, а присел невдалеке на бережке звонкого лесного ручья и замер, медитируя.
Минут десять на полянке царила тишина, изредка нарушаемая птичьей перекличкой.
– Помоги, – хриплым, внезапно севшим голосом, прокашлял Айрэл, – не могу ее зацепить…
– Совсем никак?
– Такое впечатление, что слышать Зов она слышит, вот только отзываться совершенно не хочет. Странно… Давай так, звать будешь – ты, а я просто проведу ее к нам.
– Давай. Только я не совсем понимаю что мне делать.
– Просто позови. Она же твоя жена и, по идее, должна откликнуться.
По идее? Обнадежил…
Демон скептично хмыкнул и сосредоточился, воскрешая в памяти любимый образ: тоненькую фигурку, пухлые губки, которые хотелось целовать и целовать, золотой водопад волос, огромные голубые глаза в обрамлении пушистых ресниц.
«Эля?.. Элечка, хорошая моя, ну отзовись» …
Тишина. Нехорошая. Будто перед бурей, когда секунду назад трепещущие на ветру листочки застывают в тяжелом удушливом воздухе, чтобы через секунду ветки прогнулись под штормовыми порывами, а небо скрылось под бушующей пеленой ливня.
«Эля? Пожалуйста, ответь» .
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:55 | Сообщение # 70
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Тишина стала любопытной. Словно дикая собака, давно брошенная хозяевами и вновь пришедшая к человеческому жилью погреться. Которая молча заглядывает в глаза, решая, стоят ли сломанные пьяным хозяином ребра и проржавевшая цепь того несчастного куска хлеба? А может лучше промерзлая лесная нора и голодная свобода?
«Если не отзовешься, то я вновь стану злобным Повелителем демонов и для начала скормлю Рысю вурдалакам, вновь поссорюсь с братом и начну войну» !..
Пространство всколыхнулась, выгнулось дугой и склеилось кусочками витражной мозаики. Через минуту на полянке материализовалась знакомая фигурка. Разъяренная белобрысая фурия вихрем налетела на счастливо улыбающегося темного, пытаясь пнуть его куда придется.
– Знаешь что?! Ты наглый, нахальный и самоуверенный демонюга!
Мужчина попытался схватить девушку за руки:
– Эля, ну успокойся, я пошутил.
Но она увернулась и скрестила руки на груди:
– Ах, вы только подумайте, он пошутил!!! Зато я – нет!
– Эля…
– А ты чего ожидал? Что я брошусь к тебе на шею и разрыдаюсь от счастья?!
– То есть супружеское лобзание после разлуки не состоится, – нарочито разочарованно протянул Айрэл, встревая в разговор. – А я так надеялся!
Два злобных взгляда встретились на светлом и вновь скрестились друг на друге, будто бойцовские петухи перед сражением. Конрад недоверчиво глядя на ангела опасливо произнес:
– Эля… это вообще – ты? Ты в порядке?
– Нет. Я не в порядке – это раз! И, во-вторых, это не я – это мой призрак вообще-то!
Мужчина замер, не зная как реагировать на эту новую девушку. Поначалу дурашливая встреча стала перерастать едва не в скандал. Куда только делась его маленькая застенчивая девочка? Элли тоже замолчала, потерла виски и устало вздохнула: вновь вышла из себя, а ведь так ждала встречи. В итоге сама повела себя как неврастеничка, рядом с которой слуги должны всегда держать флакончик с нюхательной солью.
Секунда и сильные руки обнимают ее крепко и надежно. Она испуганно попыталась отстраниться, но Конрад отрывисто, не давая времени на раздумья, прижал девушку к себе.
– Прости…
– Солнышко, я тебя чем-то обидел? Что с тобой?
– Взрослею, видимо… только как-то неправильно… – Элли прильнула к любимому, уткнувшись в широкую мужскую грудь, наслаждаясь мгновением спокойствия и ласки, и подумав, заявила. – Но я все равно на тебя обиделась! Я его жду-жду, а он! Ты меня вообще спасать думал?!
– Честно говоря, я полагал, что у тебя есть какой-то план, и ты как-то подашь весточку. Я собрал воинов и мы в любой момент можем напасть, но я боялся причинить тебе вред. И вообще, вот скажи мне, дорогая, кто тебя просил совершать этот идиотский поступок?
– А знаешь что, дорогой, – в тон мужчине отозвалась светлая, – если меня когда-нибудь угораздило бы заиметь от тебя детей, то я не хотела бы гадать, кого из них убьет ваша ненормальная красноглазая сестричка. Если уж избавляться – так действенно, а не сажать в смешную тюрьму, которая ее едва сдерживает. Но ты прав, план, если его можно так назвать, у меня есть.
– И что ты предлагаешь?
– Я думаю ты и сам знаешь, вот только в этот раз тебе действительно придется выбирать: или я, или она.
– Не понимаю…
– Что ж, я объясню.
Разговор вышел не долгим, но эмоциональным. Как только девушка озвучила свое предложение – разразилась буря: взбешенный демон рвал и метал, едва сдерживаясь, чтобы не схватить женушку, перекинуть через колено и не отшлепать как нашкодившего подростка. Дурацкий план, идиотская ситуация!
Светлая в долгу не осталась. Конрад и Элли то замолкали, то срывались на крик и взаимные упреки. Уступать никто не хотел. Наконец, разговор утих. Демон обхватил девушку в кольцо рук и недовольно покачал головой:
– Эля, ты просто сошла с ума.
– Еще нет, но скоро видимо сойду, если мы сейчас же не начнем что-то делать, – отстраняясь спокойно отозвалась девушка. – Чего ты боишься, ведь, ты уже один раз отправлял ее в Бездну, что помешало это сделать во второй? Может то, что ты просто не захотел?
– Конрад, она права, – вмешался Айрэл.
Темный сжал кулаки, не оборачиваясь, рявкнул:
– Знаю! Но это не значит, что мне это нравится.
– У тебя… у нас нет другого выхода. Выбирай.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:55 | Сообщение # 71
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 17
Лес горел дугой с северо-востока. Гудящее пламя рыжей зубастой белкой на фоне ночного неба металось между ветвями, перебрасывалось с одной верхушки сосны на другую. Заваленное ветровалом подножье леса горело не менее охотно, разве что больше чадило прежде чем вспыхнуть желтовато-зеленым смолистым пламенем.
В некоторых мирах леснику за несвоевременно убранный валежник могли снять кожу. Особенно если волк, затравленный в подарок графине вдруг ускользнет из-за того, что лошади будут нерасторопны в чащобе. Или густой бурелом у торговой дороги станет рассадником разбойничьих банд. Впрочем, в последнем случае лесники уже давно либо почили в бозе, либо считались лучшими следопытами в банде и принимали скромное участие в дележе добычи.
Этот лес некогда был предоставлен сам себе, а потому изначально светлые лесные поляны, теперь непроходимые и сумрачные огонь пожирал с дополнительным удовольствием – есть где разгуляться. Высокие корабельные сосны с густым подлеском почти вплотную подходили к стенам небольшого городка, который неминуемо оказывался на пути стихии.
Но не смотря на страшный пожар сейчас горожанам было не до лесного бедствия и уж тем более не до красот соснового бора. Город тоже горел. Из центра, где восковой свечой в огне растворялся шпиль центральной ратуши расходились языки пламени.
Некогда белая стена, окружавшая городок, зияла брешинами; скособоченная створка ворот висела на одной петле, вторая валялась за добрый десяток метров от входа, была будто сорвана и небрежно отброшена злым великаном. Воздух пах гарью и кровью.
Первыми погибли стражники на воротах, даже не успев понять что произошло и поднять тревогу, возможно, спасшую бы несколько десятков жизней.
Темная магия смела хрупкие человеческие тела, а ворвавшиеся следом в беззащитный город твари шансов не оставляли никому…
Черная, похожая на огромную собаку с восемью тонкими паучьими лапами тварь, волочила в пасти наполовину объеденный труп. По залитому кровью лицу мертвеца нельзя было даже определить пол и возраст.
– Пушок, фу. Брось, каку.
Монстр поднял выпачканную в крови морду и недовольно рыкнул, но послушался: выплюнул из пасти добычу и подбежал к Госпоже, угловатой башкой ластясь к руке хозяйки.
– Маленький, ты голодный? – Красивая стройная девушка с длинными золотистыми косами потрепала тварь за уши и милостиво разрешила. – Так и быть, кушай, сладенький.
Оборотень довольно заворчал и вгрызся в еще теплое тело. Девушка вновь обернулась к горящему бору. Да, есть некая особая прелесть в горящем на фоне звездного неба лесу. Кому-то нравится, обняв колени, глядеть на потрескивающий костерок на берегу затерявшегося во мху ручейка, а кому-то нужны панорамы покрупнее. Затягивает… Будто умелая портниха золотыми стежками взлетающих искр прошивает черный бархат неба от верхушек сосен до лунного кругляша. А само пламя ежесекундно меняет обличья: вот под бездонной чашей неба расправил крылья чарующий феникс… р-раз и пламя скакнуло, взвилось вверх, плавно перетекая в огненногривого пегаса. Почему то вспомнился другой пожар. Тысячи лет назад. Вот только тогда горел славный миленький Град. Сухая веточка, подобранная с земли сухо щелкнула, разлетаясь на две половинки. Ничего, доберемся и до Града. А там и Конраду не поздоровиться. Не все сразу.
– Госпожа?! – Запыхавшаяся рыжая демоница приблизилась к хозяйке, на ходу отвешивая положенный поклон.
– Чего тебе?
– Почти три тысячи пленных. Из них около восьмисот дети и молодые девушки. Изволите глянуть?
«Восемьсот» ! – красноглазая победно сверкнула глазами. – «Какая удача, еще только первый мир – и уже столько пленных! И есть из кого выбирать» .
Впрочем, армии тоже надо чем-то питаться, так что количество пленников вскоре уменьшится на треть, а то и больше.
– Нет. Чего я там не видела.
Точнее очень даже видела и даже в подробностях. О чем спустя пять минут крупно пожалела.
Обычно вид мародерствующего войска успокаивал, наполнял энергией и просто доставлял удовольствие. Особенно подробности, которые можно было смаковать как бокал хорошего вина. И когда войско ворвалось в город, Хаат по обыкновению находилась в центре побоища, окруженная непроницаемым щитом (не смотря ни на что портить симпатичную «шкурку» ведьма не хотела). И только ведьма вошла в раж, как… соизволила проснуться Элли. Трепыхнулась и… заорала от ужаса. Ведьму вывернуло. Раз, другой. А последовавшая бесконтрольная вспышка светлой энергии серебристым кольцом смела-растворила без остатка попавших по удар тварей. Когда ведьма кое-как справилась с невыносимой болью, оглядывая из-под завесивших обзор волос происходящее, поняла, что не досчиталась доброй сотни тварей и наемников.
Теперь Хаат предпочитала отдавать приказы на расстоянии: кто знает, на что еще окажется способна девчонка? Больше проверять не хотелось.
Странно, что братец даже не попытался отбить свою жену. Как же бесит это затишье! Ох, не чисто… И узнать ничего не получается: у темных никого из шпионов не осталось, сразу после Зова Конрад провел основательную чистку в замке, прибавив работы темным палачам. «Прополка» для демонов получилась капитальной и плачевной даже для едва подозрительных.
– Детей и девушек помоложе в замок по подвалам. Остальных пленных – кто пожирней, отдайте зверюшкам на прокорм. Девок, кто для обряда не пригоден – наемникам. Пусть развлекаются – заслужили. Остальных, никчемных – убейте, но соберите кровь. Свободна.
К тому же светлая несколько последних дней почти перестала докучать, а два дня назад и вовсе на полчаса ощущение ее присутствия исчезло, так что Хаат даже решила, что наконец-то освободилась от несносной ангелессы. Но надеждам сбыться было не суждено. А, жаль… Кстати, о светлых…
– Погоди, – остановила она уходящую помощницу, – подбери двоих пленниц. Эм-м… – она задумалась, накручивая на палец локон, – обязательно светловолосых и голубоглазых. И пусть приготовят мне пыточные инструменты. Я тоже хочу развлечься.
На губах белобрысой появилась легкая мечтательная улыбка – после долгого заключения безграничная свобода и вседозволенность пьянили лучше самого дорогого вина. Сыграем еще раз, Несущая?
Кожу закололо ледяными иголочками, будто о тело потерли куском свежеотколотой сосульки. Гости в неурочное время? И кто же там такой разговорчивый? Появившаяся из портала фигура неспешно огляделась и, увидев ведьму, уверенно направилась к ней. Хаат тоже опознала гостя и захлопала в ладоши:
– Ах! Как, неожиданно!
Гостья подошла ближе и отбросила капюшон, показав симпатичное личико, обрамленное волнистыми темно-каштановыми волосами.
– Наэла, сестричка, каким судьбами? Никак родственные чувства взыграли, соскучилась?
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:55 | Сообщение # 72
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Возможно, – покладисто согласилась Пифия, рассматривая «родственницу» . Жуткое впечатление! Хотя и знаешь, что в оболочке невинного ангелочка сейчас находится самое жестокое существо Вселенной и все равно не верится…
Хаат сделала легкий жест рукой, подзывая «собачку» . Случай то разный бывает. Оборотень поспешно заглотнул недоеденный кусок и подбежал к хозяйке педостерегающе порыкивая на гостью. Ведьма положила ладонь на жесткую вздыбившуюся холку и равнодушным тоном спросила:
– Как ты меня нашла?
– Ты спрашиваешь об этом у меня?
– И правда, что это я?… Я ничуть не сомневаюсь в твоих способностях, но… удивительно: ты одна, а где же герои-спасители?
– Они не в курсе где я и что я. Это лично моя инициатива, а точнее деловое предложение. К тебе.
– Даже так…
Хаат взмахнула рукой, скороговоркой произнесла заклинание, открывая портал, и приглашающее-издевательски махнула рукой: «Прошу» . Наэла чуть поколебавшись шагнула в воронку телепорта.
Портал открылся в одной из пустых комнат. Хаат уселась на диванчик и усмехнулась,
– Что, непривычно?
– Пожалуй. Снаружи – светлый ангелочек, в душе – стерва и дрянь. Не повезло девочке.
– Но-но, – шутливо погрозила пальцем ведьма, – палку не перегибай.
– А то что? Убьешь?
– Как знать. И все-таки давай перейдем к делу, а то, сама понимаешь, собачки у меня еще не кормлены, пленники вниманием обделены, у палачей клещи стынут и дыба рассыхается. А я с тобой болтаю.
– Хорошо. К делу. У меня есть свои интересы во всей этой истории. И в данный момент мне выгоднее всего заключить с тобой сделку. Разделить сферы влияния и сделать вид, что мы не существуем. Нас – нет. Каждый находится в своей части миров и не лезет на чужую территорию.
Хаат расхохоталась. Искренне, счастливо, как человек которому показали что-то невероятно безумно смешное:
– Неожиданно! Ладно бы Айрэл или Конрад, но ты?! Впрочем, вспоминая прошлое… опять пытаешься спрятаться а, Наэла? Как тогда с Конрадом. У самой поджилки оказались слабы братца убить, так только ради того чтобы самой решение не принимать – тебе легче было отказаться от Силы и создать пророчество о Несущих. Сбежать от ответственности. Не так ли? Подумаешь, силу отдам, и пусть другой пачкает руки в крови и делает всю грязную работу. Чужими руками жар загребать легче, не так ли?
– А если и так, тебе то что? Мне кажется, мой вариант тебя должен устраивать как никого более.
– Возможно. На каких условиях ты предлагаешь сотрудничество?
– Безусловное разграничение территории – раз. И… ты вернешь мне мою Силу.
– Вот оно что, – протянула ведьма. – Что, Наэла, отсутствие Источника допекло? Сколько этой Силы у тебя сейчас осталось: десятая часть или вообще один процент? Вот только не совсем понимаю выгоду этой сделки для меня. Зачем мне соглашаться на такие ограничения, если я могу получить все и сразу?
– А не лопнешь? Я знаю, что ты пытаешься найти любой, даже самый безумный способ, избавиться от светлой девчонки. И даже то, что ты надеешься построить «Седьмой круг» . Поверь – это бесполезно.
– Откуда ты?..
– Видела. И повторю еще раз: ни одна из твоих затей не удастся. Но я знаю как, не смотря на Венчание, можно уничтожить светлую душу. Ты ведь помнишь – кто я?
На миг Пифии показалось, что красный багрянец на секунду сменился синим морем презрения. Женщина удивленно моргнула – нет. Показалось?.. Неужели у этой малышки на самом деле хватает сил сопротивляться Хаат? Не верится… Да нет, скорее всего почудилось.
Но Хаат видно тоже почувствовала реакцию светлой, поскольку довольно заулыбалась и сказала:
– Помню… Да, ты меня заинтересовала. Что ты будешь делать с Конрадом? Да и Айрэл не согласится на такой «договор» ? Первый не успокоится, пока не вернет свою драгоценную женушку, тем более они обвенчались, ведь так? Второй – слишком принципиален… в некоторых вопросах. И, боюсь, что я подпадаю под категорию «некоторых» .
Пифия порылась в складках одеяния и вытащила белый, чуть измятый свиток.
– Дело в том, что в отличие от тебя я знаю, что делать.
Взгляд ведьмы остановился на бумажном скрутке, лежащем на коленях собеседницы, зрачки Хаат сузились от предвкушения. Чудом сдержавшись, чтобы не броситься на гостью и выхватить свиток, наплевав на разум, твердящий о подвохе, она откинулась на спинку диванчика. Сцепила пальцы «замком» .
Все-таки от светлой души есть и польза – умерившаяся импульсивность позволяла совершать более обдуманные, просчитанные подлости. «И эта – благородная и добренькая сестренка… Надо же? А ведь нервничает – да еще как! Пальцы так и теребят завязки плаща. Заметила взгляд – чинно сложила руки на коленях. Ну-ну… Что ж, посмотрим, Наэла, насколько ты все продумала» ?…
Приняв решение, красноглазая вновь заговорила:
– Я согласна. Подписываем. Кровью.
Наэла с явным облегчением – согласилась-таки! – пожала плечами. Кровью, так кровью. И опустила взгляд, скрывая злорадное удовольствия: такой вариант ее устраивал как никакой другой.
Около получаса ушло на то, чтобы составить договор. Над пергаментом женщины склонились одновременно, синхронно же провели первые линии. Алые, расползающиеся по бумаге завитушки прочертили желтоватый папирус, побурели, засыхая. Точка. Хаат выдернула бумагу, довольно перечитала и усмехнулась: как же все удачно складывается, даже не верится. На стол, чуть помедлив, лег принесенный оракулом свиток и сразу же раздался вопль пифии.
– Нет!!!
Ведьма отвлеклась от чтения, довольно улыбнулась. Мерцающие голубизной прутья возникли в одну секунду, накрыв Наэлу ослепляющей дугой-решеткой.
– Что ты себе позволяешь?! У нас же уговор!
Ведьма неторопливо потянулась всем телом, прогнулась назад как кошка и вскочила на ноги, подхватывая со стола бумагу. Ободряюще мило улыбнулась:
– Как же с тобой просто играть: как конфетку у ребенка. Не следовало тебе, Наэла, влезать в политические игры. С Конрадом играть интереснее. Впрочем, можешь не верить, но я умею быть благодарной. Иногда.
– Ты обещала. И подписала договор.
– Да. Как только твоя часть договора исполниться, я сразу же выполню и свою.
– Но…
Ведьма пропихнула сквозь прутья клетки только что подписанный договор и гаденько улыбнулась:
– А пока что можешь подумать над тем, в чем ошиблась. И, имей в виду, если ты попыталась меня обмануть – пеняй на себя. Отдыхай, сестренка.
Шанти была недовольна. Точнее сказать, демонесса находилась в состоянии крайней, почти неуправляемой ярости, которая постепенно, по мере убывания алкоголя в бутылке и прибывания его в организме, перетекала в тихую истерику.
«Смылись! Все как один. Бро-осили на произвол судьбы одну одинешеньку… Сожрут вас там всех, вот тогда не прибегайте жаловаться!
Еще и лабораторию почти всю вынесли. Зелья, амулеты, эликсиры. Все! Все что было нажито непосильным трудом!
И Повелители тоже – хороши-и, что один, что второй! Приказали бы – остался светлый в замке как миленький» .
Поболтав бутылкой, брюнетка скривилась: «В жизни не пила столько, сколько за эти три месяца. Видит Тьма, так и сопьюсь. Казалось бы – жила себе и жила, так нет же, надо было сдружиться с Несущей свет, влюбится и… вновь почувствовать себя живой.
А-а, все в Бездну» …
Раздавшийся грохот из-за дверей лаборатории прервал пьяные, сумбурные размышления демонессы. Или точнее направил их по уже заданному пути – в Бездну.
Кое-как поднявшись, девушка приняла более-менее устойчивое положение и осторожно, насколько это возможно «под градусом» , двинулась проверять сохранность своей вотчины.
Вытянув по дороге из стоящих у дверей доспехов меч, Шанти прислонилась к двери лаборатории. Что девушка собиралась делать с кривой, пару веков не точеной железякой так и осталось загадкой даже для нее самой, главное, что самой себе в тот момент она казалась очень даже внушительной, опасной демонессой.
Дверь в ученую обитель открылась легко и охотно, будто только и ждала осторожного толчка.
Окинув взглядом залитое бестеневым светом помещение, демонесса возмущенно застыла. Лабораторию Шанти нагло грабили! Да не кто-нибудь, а незнакомая расфуфыреная девка лет восемнадцати. Огненно-красные волосы незнакомки плащом расплескались по худым плечам, длинные стройные ноги были едва прикрыты непомерно короткой юбкой, а пышная, не меньше пятого размера грудь невольно притягивала взгляд. Мужской взгляд был бы – оценивающим; женский – завистливым. Недовольно хмурясь, девица открывала шкафчики, перебирала колбочки на столах и совала свой длинный нос во все щели и закоулки.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:56 | Сообщение # 73
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Хорошенько прицелившись, Шанти подняла меч. Лезвие свистнуло, с рукоятки посыпалась ржа, а выпавший из гарды кусок янтаря заскакал по плиткам пола. Демоницу качнуло вперед и вбок. Эх-х… Промазала… Лезвие с грохотом впечаталось в дубовую столешницу и застряло. Вытащить увязший намертво клинок при всем желании получилось бы только расшатав его как следует, будто больной зуб.
Произведенный эффект на наглую девицу был соответственный. Главное, он был. Да еще какой!
– Совсем с ума сошла?!
Обычно подобное приветствие означает либо кого-то очень нахального, либо кого-то знакомого, но не признанного. «Неужто и впрямь допилась? – как-то отстраненно подумала Шанти. – «Только нормальным людям, да и нелюдям тоже, белочки являются, а мне – девки полуголые… правда тоже рыжие» …
– Ты кто?
Рыжеволосая зло засопела:
– Дуб в пальто! Айви я.
– Айви?! – Вытаращилась на рыжую демонесса. – Но… как?
– А-а! И ты туда же!!! Не видишь что-ли? Меня насильно-о удобрили-и!
– Что-о, в смысле чем?!
– Тебе рассказать чем удобряют растения?! – заорала девушка, вскочив на ноги и пинком отбрасывая стул.
– А-а, э-э… Не надо, пожалуй, – пошла на попятный демонесса, едва не захихикав от нарисованной пьяненьким мозгом большой кучи драконьего гуано.
Дриада, видно по выражению лица Шанти, сообразила о чем та думает и разъярилась еще больше:
– Водой! Ясно тебе?
– Да-да, – поспешно согласилась брюнетка, – я так и подумала.
– Вот именно. Гады! В четыре руки меня в Источники макали! Сначала в один потом во второй! У них видите ли война, а я единственная теневая дриада в подходящем возрасте на все миры!
Шанти важно кивнула, наконец сообразив. Эту теорию она сама и разрабатывала в свое время, но забросила как неперспективную.
Теоретически совмещая в нужных пропорциях мертвую воду из Источника темных и живую из Источника света можно было добиться много чего. Но на момент появления теории как-то ее проверить было нереально: Повелители ревностно оберегали священные источники как зеницу ока. И если с Конрадом договориться о пользовании Источника в исследовательских целях было хоть и сложно, но возможно, то Источник света…безнадежно.
Внезапно мысли демонессы оживила восхитительная, почти трезвая мысль: «Это что же, если между враждующими сторонами установится мир и удастся выпросить у Айрэла доступ к Источнику светлых… Ого! Да еще как-нибудь выдрать пару перышек из элькиных крыльев – Источника Несущей… или не пару, а целое крыло ощипать. Интересно – согласится?..
Да ну, Конрад удавится за своего ангелочка, жлоб» !..
От жалости к себе и загнивающей науке Шанти всхлипнула.
– Э, как тебя разобрало-то! – Присвистнула Айви, сдувая вбок огненно-красную челку. – Ну-ка…
Девушка сильно растерла ладошки – вмиг посиневшие, будто дриада долго катала снежки на двадцатиградусном морозе – и, свернув их лодочкой – легонько дунула. Мелкая светло-синяя пыльца вспорхнула серебристым инеем и запорошила с ног до головы расчихавшуюся Шанти.
– Не отрезвлю, так хоть потренируюсь, – философски рассудила темная дриада. – В крайнем случае в оживлении трупов…
Судорожно дышащая Шанти, зажимая виски ладонями простонала:
– На кошках тренируйся, зараза…
Выглянувшая из-за двери Рыся обиженно насупилась и попятилась прочь.
Впрочем, не смотря на неприглядные побочные симптомы, противопохмельные чары дриады действовали безотказно и через пару минут Шанти уже могла соображать почти нормально. Откашлявшись и вытерев выступившие слезы, брюнетка осведомилась:
– Так кто это плагиатом занимается – чужие идеи ворует?
– Кто еще, как не Повелитель наш разлюбезный, чтоб ему стадо кентавров неделю по пузу и тому что ниже топталось!
– Ой, вот только не надо прибеднятся. Ты же сама все быстрее повзрослеть хотела?
– Хотела, – внезапно успокоившись, согласилась Айви и тут же рявкнула, – но не так же!
– И все-таки не понимаю, при чем тут ты и война?
– Да концентраты им какие-то нужны были, – пробубнела дриада, вновь зарываясь в шкафчики.
– Зачем?
– Не знаю. Мне все равно. Пускай ими подавятся, сволочи!
– Э-э! – Спохватилась Шанти, одергивая забывшуюся Айви, которая не глядя выгребала из ящиков пузырьки и бутылочки. – А что ты здесь вообще делаешь?
– Вкусненькое что-нибудь ищу.
– Здесь?!!
– А почему бы и нет. У тебя вечно какие-то заначки по углам. Мороженое есть?
– В синем морозильном шкафчике.
– Обычный пломбир? Пойдет. О, вот еще и целая бутылочка! – Дриада явственно обрадовалась, заметив наконец за рядами химикатов и реактивов одиноко стоящую пузатую бутылку. – Отлично!
Шанти вцепилась в коньяк с другой стороны:
– Даже если тебя подрастили, ты все равно еще маленькая.
– Ой-ой, напугала. Захочу и выпью!
Демонесса внезапно охнула и прислонилась к стене. Перед глазами все расплывалось, голова закружилась так сильно, что Шанти едва не упала, скорее по инерции успев схватиться за дверной косяк. Чтобы через минуту и вовсе осесть на пол от резкой боли в животе.
– Вот-вот. А тебе не дам.
– Это еще почему? – вяло, заплетающимся языком, скорее ради проформы спросила демонесса.
– А потому что беременным алкоголь вреден. А ты и так уже допилась, алкоголичка.
Прежде чем до Шанти дошел смысл сказанного рыжая показала язык и скрылась за дверью в обнимку с нежно поглаживаемой пузатой бутылкой. В след дриаде понесся вопль вмиг протрезвевшей демонессы:
– Это кто здесь беременный?!
Злорадное хихиканье горным эхом пробежалось по гулкому каменному коридору и напоследок прозвенело в витражной оконной мозаике.
Девушка устало прислонилась к резной ножке стола и осторожно положила ладонь на живот. Еще не веря, но уже зная, что да – это правда, просканировала организм.
«Как?… Этого не может быть. Потому что этого не может быть никогда» !
Самодовольное лицо ведьмы буквально светилось: огненно-красные глаза полыхали расплавленной лавой Преисподней, отбрасывая блики на стены.
«Какая неслыханная удача. Даже если это ловушка, умный всегда найдет возможность обернуть ловушку зубьями к охотнику. А если Наэла всерьез – тем проще. Да и реакция светлой девчонки – возмущение, презрение – радует. Небось, не ожидала.
Светлая промолчала, что и ожидалось. Да Хаат и не ждала ответа.
Наэла проводила уходящую ведьму долгим взглядом, усиленно делая вид обманутой страдалицы. Как только за Хаат закрылась дверь, несчастное ошарашенное выражение растворилось осенним туманом с березовой рощицы. Резко вдруг. Будто сдернули дымчатую скатерку.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:56 | Сообщение # 74
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Пифия усмехнулась. Беззлобно. Словно улыбалась над шуткой несмышленого ребенка.
Еще бы! Чего такого незапланированного можно ждать от почти лишенной силы женщины, которая в жизни не держала в руках ничего тяжелее столового ножа? Правильно: гадость запланированную.
Поджав тонкие губы Наэла поудобнее устроилась на диванчике и стала ждать. Время текло медленно. И даже рассвет в Проклятом мире наступал медленно. Неохотно.
Прошло несколько часов прежде чем Оракул отмерла, зябко повела плечами. Зашелестела складками плаща, вытащила из-за пояса несколько бутылочек и просмотрела их на свет, щурясь, когда слишком яркий свет прутьев начинал резать глаза.
Тягучая темно-зеленая капля нехотя вытекла из бутылочки, повисла на крае горлышка, будто раздумывая, и сорвалась в недолгий полет. Уже у самого пола коснулась горящих линий и сердито, злобно зашипела, будто кошка при виде волкодава. В тот же миг прутья клетки замерцали, с того места, где упала капля протянулись тонкие линии и оплели клетку будто лозы-побеги дикого плюща. С каждом минутой темнея, вскоре они превратились из светло-зеленых в почти черные. Вот побеги уже полностью опутали клетку коконом, тонкие усики-щупики осторожно трогали воздух. На несколько ударов сердца все замерло, а после зеленый кокон осыпался шелестящим дождем из сухой листы, легко крошащийся под пальцами в черно-зеленую пыль, пахнущую полынью и медом.
Провидица невозмутимо переступила образовавшуюся кучку и, одернув полы плаща, вышла в коридор. Ее ждало еще несколько запланированных и очень важных дел.
Пробраться через замок ведьмы перед самым Рассветом труда не составило. Твари, к которым относилась и их хозяйка, задолго до восхода забрались в схронки не желая рисковать. Пусть полумертвое солнце Проклятого мира почти не давало утренней энергии, но и этого света погибающего светила хватало, чтобы ослабить физически и магически, а то и оставить страшные неизлечимые ожоги на теле.
Неглубокий транс ослаблял внимание Оракула, но позволял идти, не задумываясь о пути. Свернуть налево, пройти по мраморной лестнице вниз. Теперь мимо статуи уродливой лысой горгульи… Так, а где же эта горгулья, драконий хвост ей в задницу?! А, вот же!
О! Это вовсе даже не статуя. И совсем даже не «она» . Наэла осторожно прокралась мимо окаменевшего горгула, чей торчащий каменный «определитель пола» четко указывал на его самцовую видопринадлежность.
С трудом подавила желание отколупать интереса ради тотемную часть идолообразной твари: не достойно это деяние женщины, да к тому же Первой. Непреклонно одернула плащ и поспешила дальше.
Спустившись вниз на четыре этажа, так и не встретив по дороге ни одной живой или не очень души, Провидица вошла в огромный зал, где легко можно было разместить еще один замок, размером поменьше. Медленно обошла его по кругу. По правде говоря, без транса заметить надежно прикрытый всеми мыслимыми магическими щитами вход было бы просто невозможно. Открыть вход помогла очередная чудо-бутылочка.
Сразу за дверью начинался крутой спуск. Свет, падающий из зала, освещал лишь первые несколько метров, а далее щербатые, выбитые в скале ступеньки, просто тонули в кромешной тьме. Наэла выдохнула и резко вдохнула – воздух со свистом ворвался в легкие – свела руки и негромко хлопнула.
Приобретенный столетиями рефлекс сработал мгновенно, погрузив Провидицу в глубокий сомнамбулический транс. Теперь предстояло не только дойти до нужного места, но и проделать это все в абсолютной темноте.
Транс со спуском благополучно завершились в маленькой природной пещере под замком. Медленно придерживая рукой полы плаща, женщина прошла вдоль стены, скользя ладонью по шершавой поверхности камня оставшиеся несколько метров лестницы и остановилась, оглядываясь.
Тонкие ноздри затрепетали крыльями носа. Разноцветные глаза прищурились в раздумье. Для знающего, для Видящего – это помещение отличалось от всего остального замка. Отличалось ни много ни мало на добрые десять тысячелетий. Прошедшие века здесь, казалось, загустились, будто передержанный на огне кленовый сироп.
Чуть дальше от входа начинались кривые колонны хищно оскаленных сталагмитов, кажущиеся зубастыми мордами хищных тварей. Или это просто зрительная иллюзия, создаваемая тусклым гнилушечно-зеленым светом.
Свет идет от стен, на которых сплошным ковром растут розетки кристаллов, чьи ассиметрично-кривые грани и излучают зеленоватое сияние.
В центре постамент из синеватого мрамора с зелеными прожилками. Без узоров и надписей. Просто красивый кусок камня, чуть сколотый с одного бока. На постаменте каменная пиала, с широкими краями.
– Подрастратилась ты, сестричка, – хмыкнула Наэла, заглядывая внутрь. Каменная чаша Ненависти была заполнена едва ли наполовину темно-бордовой мутной жидкостью, маслянисто блестящей в полумраке пещеры.
Дубовая пробка выскочила из горлышка последнего флакончика; с характерным звуком покатилась по полу.
Серебристая сверкающая жидкость ртутной каплей стекла вниз, расплылась по поверхности чаши. Запузырилась, словно гашеная сода и смешалась с содержимым. Подумав, Наэла отправила туда и глухо булькнувший флакончик.
– А теперь посмотрим, когда ты поймешь, в чем ошиблась, Хаат.
Оракул в последний раз заглянула в чашу. И брезгливо отшатнулась – сверху на лицо, что-то капнуло, медленно размазалось по щеке.
Подняв голову, Оракул на секунду замерла и заорала от ужаса.
Над чашей, на веревочных растяжках, стянутых так туго, что конопляные волокна врезались в кожу, висел ребенок. Пустые глазницы глядели черными провалами, рот, чтобы жертва не могла кричать, был грубо зашит нитками. Из глазниц медленно стекала кровавая слеза, наполняя чашу внизу. Медленно. По слезинке.
Попятившись, Наэла споткнулась, упала на пол. Едва не в истерике отползла подальше, с ужасом глядя наверх.
Никогда еще она так не жалела, что почти лишена силы. Что не может сделать ни-че-го. Вокруг жертвы паутинной сетью клубилось охранное заклинание, которое с остатки силы Видящей не пробить.
Разве что…
Пальцы нащупали рукоятку ножа, спрятанного в складках плаща.
Хотя бы так… Сделать хоть что-то.
– Ах ты, сука!
От разъяренного вопля женщина вздрогнула, поспешно развернулась. Сзади стояла Хаат собственной персоной, в сопровождении двух стражников – из бывших светлых. Их крылья еще не успели до конца облететь, топорщась тусклыми, облезшими перьями – значит в рабстве не больше трех месяцев. Но, судя по проплешинами на голых остовах, скоро на память о былом великолепии останутся лишь страшные шрамы на спине.
– Что ты здесь делаешь?!
Наэла пожала плечами, стараясь не смотреть в сторону алтаря с Источником и подвешенной над ним жертвой. Мол: гуляла-гуляла и загулялась. Что-то не устраивает?
Глядя на стоящего перед ней врага, Пифия вдруг порадовалась умению Видеть. Если бы не это, воспринимать стоящую перед ней ведьму в ангельском обличии было бы тяжело.
– Свиток – пуст! Здесь нет ни маскирующих чернил, ни магии – ничего. Это просто пустой кусок бумаги.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:56 | Сообщение # 75
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Да ну?! – фальшиво удивилась Наэла и уже деловым тоном продолжила. – А ты думала я тебе сразу раскрою все карты?
– Обыскать.
Один охранник, с полумертвыми пустыми глазами с легкостью удерживал хрупкую женщину, выворачивая ей руки за спину. Другой быстро и ловко обыскивал. На пол кучкой ложились: шаль, сложенный вчетверо кусок пергамента, четки, несколько браслетов, три кольца. Завершил композицию стилет, обнаруженный в пришитом к плаще кармане, изящное – не больше ладони длинной, узкое лезвие было совершенно черным с одной стороны и кристально-белым с другой.
Сестры встретились взглядами. Обе знали, что это такое.
– А вот значит как… – задумчиво протянула ведьма. Осторожно, двумя пальцами подняла стилет за рукоятку и воткнула в затянутые узлом волосы на затылке. – Как погляжу – браслетики любишь.
Хаат вытянула из-за пояса узкий металлический поводок, сложила восьмеркой и набросила на руки женщине. Поводок покраснел, нагреваясь, сверкнул и всосался под кожу, оставляя вздувшиеся рубцы.
Наэла сжала зубы, чтобы не застонать от боли и отвернулась. Что ж немного неприятно, но вполне ожидаемо. Даже можно сказать предсказуемо на сто процентов.
– В карцер ее. И жертву поменяйте – этот уже пуст.
Темное помещение пахло застоявшимся затхлым воздухом. И пылью.
Стражники не церемонясь подпихнули Оракула в спину, протолкнули в узкую дубовую дверь, обитую калеными полосками железа и тут же ее залопнули.
Чадящий факел, кособоко вставший в подставку, скупо осветил комнатенку: в этом каменном мешке едва ли можно было сделать пяток шагов. Помимо голых стен оранжевое пламя высветило скрючившуюся фигуру в одном из углов. От внезапно вспыхнувшего света, сокамерник вздрогнул и попытался спрятаться.
– Ты кто?
– Никто…
Пифия внимательно оглядела скрючившуюся фигурку и сказала:
– Я тебя помню. Ты ангел из последнего выпуска.
– Уже нет.
Не сдержавшись, ангел застонала и склонилась к коленям, обхватывая плечи руками.
Наэла вздрогнула и поспешно отвела взгляд. На спине девушки двумя культями виднелись обрубки некогда роскошных кремовых крыльев.
Молчание затянулось. Сидеть вот так в тишине было жутко. Хотелось услышать хотя бы звук собственного голоса.
Девушка вытерла слезы и достала из-за пазухи цепочку с камнем Источника. Странно, но агонизирующий камушек был черным только наполовину. За три месяца рабства сгорел наполовину, да так и застыл. До конца не определившись с той или другой стороной.
– Даже не стали дождаться, пока крылья исчезнут сами. – Кассандра зажала камушек в кулаке и прошептала. – Я не хотела так… Не думала… Я просто хотела, чтобы меня любили. Вы мне верите?
Наэла промолчала, а девушка, словно и не ожидала ответа, продолжила:
– Я – предатель. У меня не осталось любимого, подруги и… даже крыльев больше нет.
– Всегда есть выход, – заметила Провидица.
– Какой?
– Я не знаю. Но ты ведь не сдалась, не смотря на все, что с тобой произошло. Значит и выход найдешь.
Внезапно по подземелью прокатился гул, пришедшая следом звуковая волна, казалось, разорвет голову. От следующего взрыва с потолка посыпались камни и песок. Наэла поудобнее устроилась на каменных плитах и довольно кивнула: «Началось» .
Началось все несколько раньше – больше шести часов назад…
Романд в очередной раз глянул на гигантские настенные часы и прикрыл глаза, защищая их от очередной вспышки сработавшего телепорта.
После ссоры они с Шанти виделись лишь один раз, когда парень принес любимой обед. Вернее попытался помириться хотя бы так, под надуманным предлогом. Но демонесса сухо ответила: «Благодарю, я сыта» и захлопнула дверь.
Попрощаться она тоже не пришла. Хотя ангел до последнего надеялся. Нет-нет, да и поглядывал на дверь, с замиранием сердца. Пока не поймал на себе откровенно насмешливый взгляд Михаэля. О сугубо практичном отношении бывшего архангела к женскому полу Романд уже успел узнать в подробностях, которые не сказать что были ему приятны, но и задираться с падшим не хотелось.
Впрочем, спрашивать «Может, останешься» ? падший тоже не стал. Резким тоном скомандовал сбор и вернулся к порталу. Их группа уходила последней.
Портал работал с промежутком в минуту, отправляя небольшие отряды – не больше двадцати воинов – в Проклятый мир. Рассеянные точечные порталы открывались вразброс и на весьма приличном расстоянии от замка ведьмы. Рисковать без нужды Повелители не хотели.
Длительный портал-терминал, через который можно перебросить армию легко засечь. Такой массивный выброс энергии не пропустит даже самый слабый полуслепой, глухой маг. Как можно не заметить слона у себя на заднем дворе? А если вдруг этот слон рассыпается на маленьких серых мышек? Попробуй, найди их в кустах чертополоха, малиннике и под крыльцом.
Чтобы добраться до замка ведьмы с их скоростью демонам надо было выступать не меньше чем за три-четыре часа до Рассвета. Последними должны были появиться Повелители с войском светлых, сразу на восходе, пройдя армией через один большой портал. Пусть даже его быстро заметят и отсекут. Но тогда это уже будет не важно, ведь основная армия к тому времени будет стоять перед вражескими стенами.
«Ну и подумаешь, какая-то демонесса. Пусть хоть трижды умница, красавица и помощница Повелителя. Когда он вернется героем, вот тогда еще посмотрим. Да все девушки будут у его ног» !
Портал светился малиновым, напоминая о кровавых сгустках и предстоящем бое. Шанти не было. Аналитик проделала все теоретические расчеты, настроила работу портала и тут же удалилась. Поддерживать работающий телепорт остался десяток темных магов.
После четырех часов непрерывной работы, в зале остались последние две дюжины воинов, в том числе и Романд с Майклом.
Майкл скомандовал сбор. Первым к порталу подошел здоровенный минотавр – малиновая вспышка с золотистым ореолом растворила его тело и выпустила уже в другом мире. Следующий: худощавый демон с иссиня-зелеными крыльями и зеленой шевелюрой. Еще два десятка беспрерывных вспышек. Предпоследним прошел Романд.
По мышцам пробежала адреналиновая дрожь. Но парень уже знал, что стоит появиться настоящей опасности, как тело и разум, действуя единым слаженным инструментом. Нежданный урок темного Повелителя по выживанию в другом мире неожиданно оказался кстати, дав начальную жизненную подготовку.
Кто мог подумать, что и в этом мире геройствовать придется почти сразу.
Вокруг безжизненная серая равнина: суглинок, булыжники и скалы с редким сухостоем. Еще темное небо – до Рассвета не меньше двух часов.
Предупредительный крик Майкла всего на мгновение опередил скрипучий, словно ось несмазанного колеса, клекот и шорох крыльев. Демоны выучено разошлись волной перед килем корабля, рассредоточившись на каменистой площадке. В одиночную цель попасть труднее. Приготовились к нападению.
 
Форум » Ваши произведения » Собственные произведения » Марина Ружанская. Расправить крылья
Страница 5 из 6«123456»
Поиск:


Бесплатный хостинг uCoz
Design by Stuff Studio