[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 5«12345
Модератор форума: demonessa666 
Форум » Ваши произведения » Собственные произведения » Антон Вильгоцкий.Некромант из провинции (Шериф для мертве
Антон Вильгоцкий.Некромант из провинции (Шериф для мертве
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:26 | Сообщение # 61
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Назад! – скомандовал Егор, пытаясь нащупать на полу джипа свой телефон. Это удалось довольно быстро. Звонок Лагваля оказался сброшен, но Киреев очень надеялся, что князь сумеет сделать нужные выводы из уже прозвучавших слов. На улицах Ростова появилась нежить, а главный городской некромант едет к месту массового захоронения, не желая раскрыть причин… Это ли не повод задуматься?
Черт сдал назад и подъехал к распростертому на асфальте человеку. Некромант выскочил из машины и замер над телом. В следующую секунду к нему присоединился Горри.
– Блин, да как же это? – растерянно пробормотал черт. – Откуда он тут взялся? Пьяный, что ли?
– Меньше надо пиво с уголовниками пить, – Егор, несмотря на остроту ситуации, в которую они попали, нашел в себе силы сострить.
– При чем тут пиво?! – взорвался Горри. – Да с моим метаболизмом даже бутылка водки в одно лицо ни черта не значит! Как он там? Живой?
Некромант простер ладони над пострадавшим, сканируя ауру.
– Нет, – сказал он через полторы секунды, повернувшись к рогатому водителю. – Этот человек мертв.
– Вот же ж гадство-то, а! – Горри с размаху хлопнул себя ладонями по коленям. – Что же делать-то теперь, а?
– Да не переживай ты так, – Егор достал магический жезл. – Он давно умер. Мой отец еще не родился, а этот мужчина уже кормил червей.
– Это как? – черт осовело вытаращился на некроманта. – Слушай, да ты же меня разыгрываешь!
– Нет, – покачал головой Егор, направляя жезл на лежащего у его ног человека. – Это зомби. Мы опоздали. Грушницкий уже начал воскрешение…
– Плоооть! – словно в подтверждение его слов, мертвец ощерился и заскреб руками по земле, пытаясь дотянуться до ноги некроманта. Егор выстрелил зеленым лучом ему в грудь. Труп, застонав, рассыпался кучей черного праха, которую тут же разметал ветер.
– Ну ни фига себе! – возопил черт. – Когда это он успел? Двенадцати же еще нет!
– Догадываюсь, как это могло произойти, – не убирая жезла, Киреев двинулся к обочине. – Браво, маэстро Ян. Вы обскакали меня по всем статьям. Нам только и осталось, что схлестнуться в поединке.
Мысли волшебника в этот миг вернулись к недавнему кухонному диалогу.
« – Егор, – сказала Олеся, – ты сможешь определить, где и когда начнется прорыв?
– Если это произойдет достаточно близко – смогу, – кивнул некромант. – Для того чтобы поднять большое количество мертвецов, Яну придется задействовать очень много энергии. Я должен это почувствовать. Возможно, мне станет дурно в этот момент, или возникнут какие-нибудь… видения» .
Видения. Галлюцинации. Сны… Это случилось даже раньше, чем сам Грушницкий открылся ему. В ночь с субботы на воскресенье, в квартире рыжей красавицы по имени София.
В течение минуты Егор воссоздал в сознании схему наиболее вероятных действий Грушницкого. Да каких, к Дьяволу, «наиболее вероятных» ?! Теперь же видно, что именно так оно и было!
Стоило уделить более пристальное внимание крошечной зацепке, что содержалась в сводке, полученной от домового Прокла. Сразу после ночного воскрешения Ян Грушницкий и «дед Платон» покинули дом, чтобы вернуться через несколько часов…
Он ведь даже не попытался предположить, где они были и чем занимались в ту ночь. Все время ориентировался на произнесенные в будущем времени слова Яна:
«Когда я закончу, то вернусь за тобой. Ты станешь моей правой рукой, независимо от того, хочешь того или нет» .
Геката, да разве нужно быть великим мудрецом, чтобы понять: фраза «Когда я закончу» вовсе не означает «Я еще не начал» ?
Янова «подстраховка» , как оказалось, имела еще на один уровень больше. Он предвидел, что Киреев может взбрыкнуть, хоть и выглядел донельзя удивленным, когда это произошло. А потому – все сделал заранее. Да и сегодня выжидал целый день – должно быть, с целью удостовериться, что его замыслам ничто не угрожает.
– Браво, Ян, – повторил Егор, вглядываясь в залитое фиолетовой темнотой пространство Змиевской балки.
Позавчера Грушницкий, пользуясь поддержкой старого колдуна, вдохнул в местных мертвецов жизнь, но не стал поднимать их из гигантской братской могилы. Трупы пролежали в земле еще почти двое суток, и лишь сегодня Ян окончательно «расконсервировал» их, чтобы направить на город.
Он мог сделать это в любой момент, но выбрал, все же, позднюю ночь. «Что ж, это очень хорошо, – подумал некромант. – Мы прибыли почти вовремя.
Предотвратить подъем уже не получится. Теперь нужно отбить атаку.
» Даже хорошо, что нам подвернулся этот одинокий кадавр, – подумал Егор, оглянувшись на дорогу. – Иначе, как собирались, приехали бы к мемориалу и упустили основную массу нападающих «.
Сердце начал грызть мерзкий червячок сомнения. Если помешать Яну осуществить массовое воскрешение они еще могли и втроем, то вот разгромить такое количество мертвецов…
Через несколько секунд Киреев, вздохнув, решил, что задумываться об этом не стоит. Сложить голову в бою против мертвой орды, или пасть бесславной жертвой «дружеского проклятия» , попытавшись в последний миг призвать кого-то на помощь…
Можно сказать, что выбора у него и не было. Но первый вариант почему-то привлекал немного больше.
Внезапно высоко в небесах сверкнула молния.
Над городом прогремел гром.
Спустя мгновение небесная твердь разверзлась, выпуская на свободу знаменитый ростовский летний ливень…
– Вот они! – закричал Киреев, указывая вперед. Внизу, в ложбине, метрах в ста от места, где стояли они с Горри, заколыхалась сплошная серая масса, в которой, сквозь дождевые струи, хоть и с трудом, но можно было различить отдельные фигуры. Поблескивали эктоплазменные огоньки тысяч мертвых глаз.
Судя по концентрации кадавров, Ян решил всем скопом пустить их в направлении городского центра. Дождь был ему только на руку в деле разорения жилых кварталов, до которых трупам оставалось двигаться не так уж долго. «Интересно, это случайность, или тоже Грушницкий подстроил? – подумалось Егору. – Хотя, теперь-то уж какая разница?» .
– В машину! – крикнул Киреев черту и первым побежал по направлению к «Паджеро» . – Подъедем чуть поближе, а после – прыгаем с проезжей части вниз и атакуем! – некромант запрыгнул на пассажирское сидение и с ходу принялся копаться в колдовском мешке. – Олеся, держи! – Егор передал назад железный шар на цепи.
«Прямо как в японских мультфильмах, – усмехнулся Егор, представив, как их компания выглядит со стороны. – Присутствует даже маленькая девочка с холодным оружием» .
Три черных силуэта на мокрой земле, под проливным дождем. Напротив неуклонно приближающейся ползучей серой стены, в авангарде которой острое зрение Темных Сущностей уже различало трухлявые ребра и осклизлые черепа.
А за спинами кадавров Егор чувствовал присутствие Яна Грушницкого. Взбунтовавшийся некромант не вел свою армию – он гнал ее перед собой. И лишь количество защитников города мешало назвать змиевское ополчение пушечным мясом.
Всего-то трое. Маг, черт, и маленькая мертвая девочка против почти тридцати тысяч оживших трупов…
Похоже, это был безнадежный бой. И все-таки, ему надлежало состояться.
Во снах, которые Киреев видел в течение предшествовавшего этой встрече времени, количество мертвецов, конечно, было преувеличено. Подсознание мага, уловив нехорошие колебания, не смогло сразу интерпретировать их наиболее точным образом. Это происходило постепенно – в последнем сне зомби уже были голыми, а Егор бился не в одиночку.
Их, конечно, не пятьдесят тысяч…
Но и не сто пятьдесят, как было недавно в Уманске. Так ведь даже и там, чтоб уничтожить всех обитателей кладбища разом, Егору пришлось сперва установить ловушку. Нынешней ночью придется полагаться исключительно на собственные силы, да прихваченный из дома запас волшебного оружия. Большой, но не бесконечный запас…
«Выстоим ли?» .
Эта мысль билась сейчас в голове каждого из троих. Олесю и Горри надвигавшиеся мертвецы не стали бы воспринимать как свою еду, но ведь отрядами трупов управляет сейчас воля Яна Грушницкого. А значит, если черт и упырица атакуют их, зомби будут обороняться.
«Я всего лишь черт, – с грустью подумал Горри, глядя на приближавшийся серый вал, – а тут не справился бы и десяток дьяволов. И не в том дело, что эта ходячая падаль реально сильнее. Просто ее слишком много» .
«Эх, плакало, наверное, мое трехсотлетие, – думала в это же время Олеся. – С другой стороны, осталось лишь несколько месяцев. Но все же, обидно будет умереть, не дотянув до круглой даты» .
И все-таки, они не проиграли. Сумели выбрать верное направление и прибыли раньше, чем случилось непоправимое.
В центре, чуть впереди – Егор Киреев. Правая рука некроманта сжимает магический жезл. Пальцы левой барабанят по рукояти меча.
Справа от него стояла Олеся. Железный шар покачивался на цепи в ее руках, готовый в любой момент превратиться в жестокий гибельный вихрь.
А слева от некроманта переминался с ноги на ногу черт, способный обернуться вихрем сам. Но в дополнение к естественным умениям у Горри было кое-что еще. Золотые браслеты, которые бармен носил на запястьях, оказались не простыми украшениями, а боевыми артефактами, генерирующими багровые энергетические хлысты. Вероятнее всего, принцип их действия был схож с тем, как были устроены лазерные мечи космических рыцарей из популярного телесериала. Взглянув на оружие напарника Егор одобрительно хмыкнул – такими плетками мертвую плоть рубить даже удобнее, чем уничтожать зомби традиционным способом.
Мысли Киреева на минутку вернулись к давешнему трупу, сбитому Горри на трассе. «Его же словно сама Судьба нам ниспослала, – подумал некромант. – Кто, интересно, это был? Самый ловкий из мертвецов, или разведчик Янова воинства? Благодаря ему, мы теперь сможем если не остановить, то хотя бы задержать эту орду. Надеюсь, Лагваль не пропустил мимо ушей мои намеки» .
Киреев снова посмотрел на мертвецов. «Стоит ли ждать, пока они подберутся к нам совсем близко? Зомби пока не видят нас, а из-за дождя, возможно, даже не чуют. Так почему бы не провернуть внезапную атаку? Точно. Так и сделаю» .
– Вперед! – выкрикнул некромант и первым помчался навстречу мертвому воинству, набирая все большую скорость…
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:27 | Сообщение # 62
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 25

Тайная битва
Но прежде, чем с разгону врубиться в первые ряды личной армии Грушницкого, Киреев должен был скрыть все происходящее в ложбине от посторонних глаз. Сам Грушницкий, как понял Егор, делать этого не стал. Мертвецы были прекрасно видны во всеобщей реальности. Еще бы – Ян ведь и не нуждался в эффекте неожиданности. Напротив, он стремился представлять собой как можно более явную угрозу для города. Так, чтобы уже через несколько часов можно было звонить мэру и губернатору, с целью продиктовать им свои условия.
Егор не мог, конечно, судить за всех. Но ему почему-то казалось, что столь масштабная демаскировка не входит в планы кого-либо из высших иерархов Ковена.
Поэтому еще на бегу он возвел над ложбиной здоровенный защитный купол, надежно скрывший под собой и армию мертвецов и троицу защитников Ростова. В миг, когда Киреев воссоздал Плерому, «косуха» его превратилась в сверкающий панцирь.
Поскольку площадь охваченной территории была весьма обширной, эта операция отняла у некроманта достаточно много сил. Но и в случае, если бы Ян Грушницкий теперь захотел развеять защиту, командиру армии мертвецов пришлось бы существенно ослабить контроль над своими гниющими бойцами.
Большинство мертвых «солдат» были обычными скелетами. В отличие от уманских «казаков-разбойников» , они еще не успели попробовать свежего мясца. Не успели нарастить на своих костях ни грамма плоти. И это должно было значительно облегчить Егору и его команде операцию по их уничтожению.
Но численный перевес костяных врагов все еще висел угрозой уничтожения над самим Темным отрядом.
Егор пустил через жезл целый пучок разрушающих лучей, одновременно выхватывая меч. По клинку ползали зеленоватые молнии – того же рода, что и та магия, которой некроманты уничтожают мертвецов.
Сразу двадцать скелетов замерли и истлели, осыпавшись кучками пепла в мокрую траву.
Киреев ворвался в образовавшийся в костяной стене проем, яростно размахивая клинком. Брызнули в разные стороны осколки костей и срубленные с тонких шей черепа. Порой полоска стали ненадолго застревала в телах врагов. Ведь были здесь не только скелеты – части своих мертвых слуг Грушницкий подарил-таки более-менее приличную «мышечную массу» . У некоторых были даже голосовые связки.
– Плоооть! – дружно взвыли они, почуяв совсем рядом присутствие человека.
Киреев ответил трупам словом, отчасти сходным по звучанию, а если вдуматься – и по значению тоже близким. Но смысл в свое восклицание некромант вложил совершенно иной.
Удар. Еще удар. Хруст. Треск. Зеленая вспышка. Жалобный вой тех, кто не погиб, но пострадал от нее.
Шорох сотен тянущихся к вожделенной человеческой плоти костяных рук.
Или это шум дождя?
Неважно.
Чуть поодаль в толпу мертвецов ввинтился Горри. Краем глаза Егор заметил, как сверкнули слева от него волшебные плети. Ими черт принялся шинковать вопящих зомби и безмолвные ходячие скелеты в самый настоящий салат. Будто с газонокосилкой явился он воспрепятствовать параду смерти. Целый фонтан костей и ошметков гнилого мяса взметнулся вверх над потерявшими стройность передними рядами воинства мертвецов.
На несколько секунд взгляды мага и черта встретились. Горри подмигнул. Егор, улыбнувшись, кивнул в ответ. Похоже, рогатый, наконец, обрел то, к чему стремился весь сегодняшний день, и теперь наслаждался этим, не думая о том, чем все может закончиться.
Справа за дело взялась Олеся. Раскрутив цепь, она опутала ею ногу одного из зомби, после чего активизировала возможности своего тела на полную мощь. Олеся ведь только с виду была маленькой и хрупкой. Внутри ее дремала невероятная физическая сила. Киреев при их первой встрече не сразу вспомнил, что внешность часто бывает обманчива. И особенно часто – когда имеешь дело с нелюдями. За что едва не поплатился жизнью.
Нерасторопный мертвец выполнял теперь функцию снаряда, которым упырица крушила черепа, ребра и позвоночники окружавших ее скелетов. Так было гораздо эффективнее, чем орудовать одним лишь шаром. А когда у пойманного зомби оторвалась голень, Олеся подцепила нового «червячка» и продолжила расшвыривать остальных.
«Эх, молодец девчонка!» , – подумалось Егору. Следующая мысль была совершенно неуместной для текущей ситуации: «А ведь такое утверждение – чистейшей воды оксюморон» .
Удар.
Еще удар.
Хруст.
Треск.
Вой.
Вспышка.
Щелчок энергетического бича.
Гудение вращающейся натянутой цепи.
В самом начале боя, всего за несколько минут, некромант, упырица и черт уничтожили, по приблизительным подсчетам Киреева, около трехсот пятидесяти мертвецов.
А сами при этом не получили ни царапины.
Мертвецы, к тому же, пока уделяли им не слишком много внимания. Да, воскрешенная орда хотела жрать, но ведь ее толкал вперед разум некроманта. Поэтому трупы, хоть и скалили зубы, вопя свое излюбленное «Плоть!» , почти не нападали даже на Киреева.
«Отлично! – подумал Егор, срубая мечом очередной десяток скелетов. – Они еще не успели поесть и набраться сил. Не успели расползтись по переулкам и дворам. А Грушницкий вынужден тратить немалую часть своих сил и внимания на то, чтоб удерживать войско в повиновении. Если дело и дальше идти будет так, мы, пожалуй, доживем до утра…» .
В миг, когда на передовой завязалась драка, Ян Грушницкий остолбенел.
Кто? Как? Зачем?
Первая мысль была о Светлых магах. Да, Сущности из Ковена Малаха могли каким-то образом прознать о его планах и начать в Змиевской балке контроперацию.
Но уже через несколько минут некромант понял – в таком случае дело не ограничилось бы формированием над ложбиной маскировочного полога. Сразу ударила бы тяжелая магическая артиллерия: потоки пламени, ледяные глыбы с небес, призванные боевые големы… И метили бы Светлые не в толпу скелетов и зомби, а в их «военачальника» , одновременно с жизнью которого оборвалось бы и существование «солдат» .
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:27 | Сообщение # 63
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Свои же? Тем более, с чего вдруг? Он же старается ради общего блага, делает первый шаг в грядущем победном шествии Тьмы по всей Земле!
Да и опять же – надумай кто-то из Темных встать на его пути, они не стали бы нападать на мертвых. А сразу возникли рядом с самим Грушницким, чтоб попытаться образумить его, или же нейтрализовать, дабы позднее предать суду…
Но ведь даже среди Темных о затее Яна не знал никто, кроме…
Егора Киреева.
«Не может быть! – полыхнуло в мозгу. – Не мог он освободиться! Проклятие Истинного Горя, чары на дверях и окнах дома, уроборосы… Этого должно было хватить, чтоб исключить его активные действия и всякую помощь со стороны. Но, если не он, то кто? Я должен проверить…» .
Грушницкий имел такую возможность, даже стоя за спинами тысяч мертвецов. Ведь каждый из них был сейчас в некотором роде его продолжением: пальцем, ухом, или же глазом. Взглянув на мир эктоплазменными глазами покойников, что шли в самых первых рядах, Грушницкий остолбенел во второй раз.
Ибо, во-первых, выяснилось, что на его слуг действительно напал не кто иной, как Егор Киреев.
А во-вторых – на стороне однокашника сражались такие существа, которых Ян даже представить себе не мог защищающими людские интересы. И если упырицу, принадлежащую к миру мертвых, Киреев еще мог подчинить себе при помощи некромагии, то… как насчет рогатого, дамы и господа?
«Что-то я не припомню за Киреевым таких познаний в демонологии и контроле, что позволили бы ему поработить черта. Или рогатый пошел к Егору в услужение в обмен на душу? Нет, нет, не происходят эти вещи так быстро!» .
А это значило, что те, кого принято считать одними из самых хитрых и злобных обитателей Темной стороны, добровольно пришли на помощь некроманту, вставшему на защиту человеческого города…
«Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Проклятие, говоришь? Так он и не стал посвящать в суть дела никого из людей. Стоило, наверное, предусмотреть и такой вариант… Да, но как же я мог! Мы ведь все Темные! Мы есть сама Тьма! Неужели же я – единственный, кого по-настоящему гнетет эта вековая, тысячелетняя несправедливость?! Вот, значит, почему не откликнулись на зов некросомнамбулы. Их уже давно вывели из строя. И еще – понятно теперь, для кого шпионил этот мудила Прокл» .
Домовые. Об этом тоже стоило бы позаботиться. Ведь у Егора есть… этот, как его… Дормидонт. Освободить хозяина от уроборосов эта мелкая шелупонь не смогла бы, но вот смотаться за подмогой – вполне. «Эх, Егорка, знал бы я раньше, что у тебя есть такие друзья…» .
Хоть ничего фатального пока и не случилось, увиденного и осознанного Яну хватило, чтоб враз утратить волю к дальнейшим действиям. Была попрана его вера. Дало трещину его понимание истинной сути Темного пути…
Грушницкий всю жизнь полагал, что, говоря о неких законах мирового равновесия, необходимости соблюдения соглашений, и терпимости по отношению к людям, подобные ему всего лишь умело притворяются. Чтобы даже среди своих, даже намеком не выдать своих реальных помыслов. «Каждый должен сам догадаться об этом, – подумал однажды Ян. – А догадавшись – продолжать притворство, вести все ту же прежнюю игру» .
Именно это, как казалось Грушницкому, и произошло однажды с ним самим. Поэтому он, бывший уверенным в том, что и прочие Темные думают точно так же, не сомневался и в их одобрении его идеи захватить Ростов.
Она созрела много месяцев назад, но Ян не стал рассказывать о ней никому из братьев или сестер во Тьме. Все с той же целью – не допустить утечки информации на противоположную сторону. «Мой поступок просто станет сигналом к действию для всех остальных» , – думал некромант.
И вот, совсем незадолго до старта своей кампании, Ян Грушницкий совершил просчет, открывшись своему лучшему другу, некроманту Егору Кирееву. Тому самому, что в настоящий момент пытался перечеркнуть его замыслы.
Киреев не дурак – призвал на подмогу нелюдей, чтобы не спровоцировать исполнения проклятия. Но, раз уж помочь согласились эти – что сказали бы остальные? Те, кто даже в далеком прошлом не причинял людям зла в иных случаях, кроме как в порядке самообороны.
«Выходит, я ошибался?! И поведение Темных – не наша великая тайна, а всего-навсего осознанная необходимость?!» .
Еще не убедившись в этом, а всего лишь предположив, Ян Грушницкий почувствовал себя настолько скверно, что перестал командовать наступление. Усевшись на первый попавшийся валун, некромант вперил взгляд в мокрую землю и начал размышлять над своими ошибками. А также над тем, как ему отвертеться от последствий содеянного.
Лишенные стимула к дальнейшим действиям, мертвецы сосредоточились на мясе, присутствовавшем в пределах досягаемости. Напасть на погрузившегося в горестные раздумья Яна им не позволял встроенный в заклятие воскрешения запрет. Поэтому Егор Киреев из обычного «съедобного препятствия» превратился теперь в объект, дотянуться до которого стремились все двадцать с лишним тысяч мертвецов. В ложбине образовалась чудовищная давка. Скелеты и зомби нечаянно отрывали друг другу головы и конечности, стараясь как можно быстрее очутиться рядом с источающим дивный аромат человеком. Горри и Олесю они воспринимали всего лишь как конкурентов в борьбе за эту добычу.
А конкурентов надлежало уничтожить…
Егор и его компаньоны даже заподозрить не могли, что моральная победа над главным врагом уже одержана, благодаря одному лишь факту их появления в Змиевской балке. Поэтому утроенное рвение, с которым вдруг принялись бросаться на них кадавры, некромант, упырица и черт приняли за результат действий Грушницкого.
«Ага, он почуял нас! – подумал Егор, которому приходилось теперь вертеться настоящим волчком, чтоб с прежним успехом отбивать наскоки жаждущих угоститься его мясцом покойников. – Что же ты, Яник, забыл о своем обещании? Не хочешь больше оставлять в живых единственного друга, с которым хотел разделить эту власть? Ну что ж… Значит, теперь и я не имею перед тобой никаких моральных обязательств» .
– Эге-гей! – воскликнул Киреев, сокрушая новый десяток врагов. – Руби веселей!
Он больше не ограничивался применением в бою меча и жезла. Срывая с пояса глиняные кувшинчики магических бомб, Егор активировал их и зашвыривал далеко в толпу мертвецов. Взрыв каждого такого снаряда был равносилен производил тот же эффект, как если бы некромант поливал врагов волшебными лучами из жезла, вращаясь на одном месте. Бомбы уничтожали покойников в количестве пяти-шести десятков за раз.
Но, несмотря на это, врагов по-прежнему оставалось несколько тысяч. И натиск их становился все яростнее.
Скоро некроманту пришлось начать отступление. В результате он оказался на знакомом холме, который прежде несколько раз видел во сне. «Вот оно, сбывается, – мрачно усмехнувшись, подумал Егор. – И сны, и гадание Софии… Правда, последнее – еще не до конца» .
Только сейчас Киреев заметил, что трупы не обороняются, а нападают. Причем основной их мишенью являлся как раз он сам, хотя любой более-менее опытный стратег постарался бы первым делом уничтожить черта, представлявшего, все же, несколько более серьезную угрозу, чем некромант.
Но и в этот миг Егор не понял, что же на самом деле происходит. Он лишь сильнее уверился в том, что Ян Грушницкий для него теперь – не сбившийся с пути друг, которому нужно вправить мозги, а заклятый враг, и церемониться с ним не стоит.
Но прежде, чем совершить расправу над супостатом, следовало до него добраться…
А отражать атаки мертвецов становилось все труднее и труднее. И это касалось не только Егора Киреева.
Горри израсходовал запас энергии в своих боевых браслетах. Поскольку иного оружия черт с собой не взял, ему пришлось прибегнуть к трансформации. Сначала бармен перекинулся в громадного черного волка, но тут же выяснилось, что терзать мертвую плоть зубами – далеко не лучший способ бороться с целой армией зомби. Поэтому Горри вновь сменил облик, превратившись в круторогого черного барашка. И принялся расшвыривать скелеты и трупы, вовсю орудуя рогами и копытами.
Нелегко приходилось и Олесе. Вскоре эффект от ее участия в битве существенно снизился. Один из мертвецов, в момент, когда лодыжку его опутала цепь, схватился за одного из соседей. Тот – еще за одного, и так до тех пор, покуда их совокупная сила не превысила физические возможности Олеси. Оружие выскользнуло из руки трехсотлетней девочки и потерялось в переплетении разложившихся тел. Упырице не осталось ничего, кроме как, приняв вид летучей мыши, подняться над схваткой. Теперь она могла время от времени вонзить когти в череп какого-нибудь зазевавшегося зомби и, подняв врага на несколько метров в воздух, швырнуть его в группу скелетов. Но толку от таких действий было гораздо меньше, чем от привычной тактики упырицы.
Киреев понял, что дело движется к поражению. И не столь уж медленно. Все чаще зубы покойников клацали прямо перед его лицом. Все чаще приходилось обрубать костяные руки, ухватившие некроманта за джинсы. Ноги вообще были сейчас самым слабым его местом. Магическая броня, в которую превратилась «косуха» Киреева, мгновенно уничтожала любого мертвеца, который к ней прикасался, но ведь штаны-то были самыми обычными! Кто-то из трупов даже изловчился куснуть Егора за икру. К счастью, никакого «вируса смерти» , что превращал бы укушенного в зомби, в природе не существовало.
«Но если так продолжится еще хотя бы минут пятнадцать, все будет кончено, – подумал Егор, размахивая мечом уже почти из последних сил. – Я даже не успею плюнуть Грушницкому в его надменную морду. Кажется, пора достать из рукава козырного туза. То бишь, призвать великого бога Одина» .
Раскидав ближайших противников, Киреев поднял правую руку и громко закричал:
– Вод…
Закончить ему не дали. Сразу два зомби, высоко подпрыгнув, набросились на Егора сзади и повалили его на землю. Последний слог имени Владыки так и не был произнесен. Подмога не пришла.
Энергия волшебного панциря исторгла из нападавших их послежизнь, но два тяжелых куска мертвой плоти так и остались лежать на Егоре сверху. К ним присоединялись все новые покойники, уже не осознававшие, что же, собственно, происходит. Возникшая на вершине холма давка не позволяла им вцепиться в некроманта зубами, но из-за нее же он мог вот-вот задохнуться или же быть превращенным в кровавое месиво.
– Не-е-е-е-ет! – проблеял, увидев это, черный баран Горри. Летучая мышь бессильно металась над холмом, где погибал ее друг.
В следующий миг тела мертвецов окончательно скрыли Егора от глаз товарищей.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:27 | Сообщение # 64
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 26

Конец чародея
Вдавленный в жидкую грязь, Киреев не мог ни пошевелиться, ни закричать. Жезл его теперь был абсолютно бесполезен, а меч – тот и вовсе съехал по скользкому склону вниз. Один лишь панцирь продолжал свою работу, но в таком положение это было скорее минусом, чем преимуществом. Скапливающиеся сверху трупы давили на Егора все сильнее. Скоро он почувствовал, что начинает терять сознание. «Сложно измыслить для некроманта более глупую смерть, чем эта» , – успел подумать Егор перед тем, как…
Перед тем, как давление вдруг начало уменьшаться.
Будто бы целая бригада чертей, вооруженных вилами, поддевала громоздящиеся на Кирееве трупы и скидывала их вниз. «А может, Горри и впрямь изловчился как-нибудь, да и кликнул на подмогу своих?» – подумал Егор.
Но эта догадка оказалась неверной. Через несколько минут Киреев почувствовал себя достаточно свободно, чтобы встать. Упершись руками в землю, Егор сбросил с себя последних покойников и поднялся. Тут же он увидел, что избавиться от основной части мертвого груза ему помог не кто иной, как…
Хранитель Северного погоста, Костяной Хозяин Северкласт.
Почти трехметровый скелет стоял на вершине рядом с Егором, нанося своими многочисленными руками удары копошившимся вокруг солдатам Яна Грушницкого. Время от времени Северкласт пинал кого-нибудь из них ногами – с такой силой, что разлетались на куски не только скелеты, а даже и зомби.
Поведение воскрешенных Яном жертв нацизма становилось все менее агрессивным. Присутствие Северкласта, хоть он и не был непосредственным «начальником» именно этих мертвецов, оказывало на них сдерживающее воздействие. Даже на Егора почти никто не пытался теперь напасть. А тем, кто все-таки делал это, хватало пинка в область таза, чтоб развалиться на части.
Отшвырнув нескольких наиболее шустрых врагов, Киреев подобрал жезл и огляделся. То, что он увидел, наполнило душу некроманта лучистой радостью. Куда бы он ни бросил взгляд, всюду над толпами мертвецов возвышались жутковатые фигуры Костяных Хозяев. Покровители всех девяти ростовских кладбищ явились этой ночью в Змиевскую балку, чтобы не допустить заражения города коричневой чумой смерти. Но… как это стало возможным?
– Северкласт, – сказал Егор, приблизившись к костяному гиганту, – как вы здесь оказались?
– Ты же взял с нас клятву, – повернувшись к нему, промолвил Хранитель. – Вот мы и пришли. Клятва стала связующей нитью, что помогла нам определить место. Для нас важен покой на всей территории города, а не только на наших участках.
«Вот это да! – восхищенно подумал Киреев. – Опять неточность в формулировке сыграла мне на руку. Только теперь – уже собственная. Я-то просил Хозяев присмотреть как раз за собственными владениями, и даже в мыслях не держал, что они пойдут за мной всюду, где бы ни началась заваруха» .
Съехав по склону вниз, Егор отыскал свой меч. Поднял оружие высоко вверх и некоторое время подержал под струями дождя, чтоб смыть налипшие на клинок грязь и мертвечину.
– Горри! Олеся! Где вы? – закричал он, озираясь по сторонам. Взгляд то и дело натыкался на разрозненные кучки скелетов и зомби. Покойники бессмысленно слонялись из стороны в сторону, или же вовсе топтались на месте, покорно ожидая гибели от рук и ног Костяных Хозяев.
– Я здесь! – из-за холма выбежал сияющий черт. – Не так уж все плохо в этом мире, верно?
– Точно, – усмехнулся Егор. – Хотя, еще десять минут назад я думал, что хуже быть не может. Грушницкого не видел?
– Я видела, – пискнула, присев на правое плечо Егора, Олеся. – Он там, – мышка махнула крылом в западном направлении.
– И не пытается сбежать? – уточнил Киреев.
– Совсем. Сидит на камне, будто прирос к нему.
– Ну что ж, – хмыкнул Егор. – Пойдемте, поинтересуемся, как у него дела.
Вложив меч в ножны, он зашагал на запад. Рядом походкой пирата из советского мультфильма «Остров сокровищ» шел Горри.
– Ну, здравствуй, Ян, – скрестив руки на груди, Егор остановился напротив несостоявшегося «черного властелина» . – Как настроение? Может, поделишься со старым другом своими планами на будущее?
По левую руку от Киреева стоял Горри. Черт принял агрессивную позу, время от времени стукая кулаком по ладони.
Олеся, спрыгнув с плеча некроманта, приняла человеческий облик и приземлилась справа.
Грушницкий ничего не ответил. Он выглядел так, точно был погружен в гипнотический транс: отрешенно смотрел сквозь Егора и что-то беззвучно бормотал себе под нос. «Да что это с ним?» , – удивленно подумал Киреев. – Поганок, что ли, объелся?«.
– Мастер, а ведь он, похоже, зачарован, – произнесла Олеся. Чтобы проверить свою догадку, она подскочила к седовласому некроманту и ощерила клыки прямо перед его лицом. Ян даже не моргнул.
» Значит, все это провернул, используя его, кто-то другой! – пронеслось в голове у Киреева. – Выходит, мой друг ни в чем не виноват?«.
– Ян, ты меня слышишь? – негромко произнес Егор.
Вновь тишина в ответ.
– Грушницкий, цапни виверна тебя за задницу! – Егор шагнул к Яну и помахал ладонью у него перед глазами.
Никакой реакции.
– Да что ты будешь делать? – Киреев выхватил жезл и легонько стукнул им Яна по голове.
Грушницкий вздрогнул, стряхнул оцепенение и поднял на Киреева безразличный взгляд. Но заговорил Ян лишь спустя полминуты. Будто не сразу узнал Егора.
– А, это ты, – голосом «вмазавшегося» наркомана произнес он. – Что ж, присаживайся. Поговорим.
Находившихся рядом нелюдей Ян будто бы и вовсе не заметил.
– Вот ведь, как я вляпался-то, а, – сказал Грушницкий, когда Егор сел на камень слева от него.
– Это уж точно, – хмыкнул Киреев, с удовольствием наблюдая за тем, как Хранители кладбищ втаптывают в грязь последних мертвецов Грушницкого. – Но… тебя ведь заставили, верно? – с надеждой в голосе спросил Егор.
– Заставили? – Ян резко повернулся к нему. – Да ты в своем ли уме? Это кто, по-твоему, смог бы меня заставить? Нет, дружище, все, что ты видел – моих рук дело! И моего ума, – Грушницкий постучал себя пальцем по темечку.
– Гордишься, да?
– А почему бы и нет? – к Яну постепенно возвращались эмоции. – Есть ведь, чем гордиться. Я не сидел на жопе ровно, как некоторые. Я думал! Я действовал! Покажи мне хоть одного Темного, который сделал что-то подобное! – Ян приосанился, точно победа в только что отшумевшей битве осталась за ним.
– Показать – не покажу, – вздохнув, промолвил Егор. – Но было их много таких. И тех, кто сделал, и тех, кто лишь пытался. До сегодняшнего дня никто не дожил. Все сгинули.
Надменное выражение сползло с лица Грушницкого. Седой некромант окинул взглядом ложбину, в которой погибали остатки его казавшейся непобедимой армии. Смерть уничтожала смерть. Тьма восстала против Тьмы. Пока что происходящее было выше разумения Яна Грушницкого.
– Нечем тебе гордиться, Ян, – поставил последнюю точку в споре Киреев. – Ты же облажался.
– Тоже верно, – кивнул Грушницкий. – Из-за тебя все. Козел. Я такое дело провернул – считай, что в одиночку – а ты явился сюда и все испортил! Ну кто тебя звал-то, а? – было похоже, что Ян сейчас или разрыдается или бросится на Киреева с кулаками.
– Ты сам и звал, – усмехнулся Егор. – Забыл уже? «Ты станешь моей правой рукой, независимо от того, хочешь или нет» . Вот я и пришел. Скучновато мне, понимаешь ли, стало, на полу под столом валяться. Кликнул домового, да и освободился. А за «козла» ты ответишь.
– Отвечу, не беспокойся, – Ян взглянул на спутников Киреева. – Только ты мне сначала расскажи, как они, – Грушницкий кивнул на упырицу с чертом, – согласились тебе помогать.
– А что вас, собственно, удивляет, любезный? – Горри, осклабившись, подошел поближе. – Неужели вы думали, что мне или кому-либо из моих коллег будет приятно наблюдать, как город захлебывается в крови?
– Да, именно так я и думал, – на полном серьезе произнес Ян. – И продолжаю придерживаться своего мнения, даже несмотря на то, что вижу тебя перед собой. Предатель – не столь уж редкий зверь, так стоит ли удивляться их появлению среди чертей или упырей?
– Эх, Ян, Ян, Ян, – Егор Киреев с трудом сдерживал смех. – После того, что сегодня было, я не ждал от тебя такой наивности. Это ведь ты – предатель, а не кто-то из нас троих.
– Нет, ты! Я не сходил с Темного пути! – вскочил Грушницкий. Выглядел он при этом так, словно его оскорбили в самых искренних чувствах. Сыграть такое настолько убедительно было невозможно. Похоже, Ян ни секунды не сомневался в своей правоте.
– Что ж, может и не сходил, – согласился Егор. – Только, видно, шел ты по нему с закрытыми глазами. – Выходит, что у нас троих – одна Тьма, а у тебя – другая. Собственного изготовления.
– Ну как же это может быть?! – чуть не плача, воскликнул Ян. – Да разве ж суть Темного дела – в том, чтобы стоять на страже людского покоя? Ладно там, вы, но Костяные Хозяева! Я до сих пор поверить не могу!
– Хранители Кладбищ не принадлежат ни Свету, ни Тьме, – проговорил Егор. – Они следят за равновесием в некросфере и выходят на арену лишь когда чувствуют, что оно нарушилось. Именно твоя эскапада, Ян, заставила их сегодня покинуть погосты. Ну почему я должен втолковывать тебе прописные истины? Тебе – всегда бывшему лучшим некромантом, чем я сам.
Гигантские скелеты, о которых шла сейчас речь, завершили зачистку ложбины от мертвецов и теперь неторопливо двигались к камню, ставшему местом выяснения отношений двух некромантов. Вполне возможно, Хранители намеревались покончить и с зачинщиком творившегося здесь только что безобразия. Но Ян не смотрел в их сторону.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:28 | Сообщение # 65
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Унизить хочешь? – глухо проговорил он, исподлобья, с ненавистью во взоре, взглянув на Киреева. – Не выйдет! Сейчас я отвечу за «козла» , Егорка. Мало не покажется!
– Этот человек нарушил законы некросферы, – первым к компании Темных подошел Хранитель Северкласт. – Если нужно, мы можем его уничтожить.
– Ну что, скормишь меня им? – издевательски скалясь, вопросил Грушницкий. – Или попробуешь разобраться сам? Не разочаровывай меня, Киреев. Я знаю, что ты, хоть и козел, но не трус. Неужели я заблуждался все это время?
– Не нужно, Северкласт, – сказал, вставая, Егор. – Кажется, мне только что бросили вызов. Если, конечно, это не простое трамвайное хамство.
– Да где ж ты увидел здесь трамвай, дурашка? – захохотал Ян. Его улыбка стала теперь устрашающе гротесковой. Грушницкий превратился в этакого инфернального Арлекина. – Трамвай, в отличие от предателя – зверь в наши дни довольно редкий. Ты абсолютно прав, Мастер Грегориус. Это не что иное, как вызов. Разрешим наш спор, как подобает настоящим мужчинам. Видишь – я умею проигрывать.
– Не лучшее из достоинств для Темного мага, – вставая, холодно ответствовал Киреев. – Что ж, хоть этот спор касается не только нас двоих, твой вызов принят. К барьеру, Мастер Карнагор!
Дождь прекратился, так же внезапно, как и начался.
«Ну вот, стоил, наверное, догадаться, что все именно этим и закончится, – думал Егор, напряженно вглядываясь в искаженное грмасой злобного веселья лицо своего противника. – В итоге один из нас убьет другого. Нет, не совсем так. Или Ян прикончит меня, или же я успею-таки призвать Одина. А уж что Владыка сделает с Грушницким – уже не моя проблема. Все изменилось с точностью до наоборот, Яник. Теперь уже не ты, а я на десять шагов впереди. В рукаве моем спрятан очень серьезный козырь. Главное – вовремя его реализовать, а то получится… как в Одессе» , – некромант поморщился, вспомнив досадную заминку на холме.
Костяные Хозяева кольцом выстроились вокруг сизого валуна, на котором несколько минут назад сидели некроманты. Там теперь расположились Горри и Олеся. Черту происходящее не слишком нравилось. Он, как самолично признался, надеялся прибрать к рукам душу Яна. Но обстоятельства не позволили рогатому даже начать с Грушницким конкретный разговор, который Горри непременно постарался бы свести к провокации.
Сражаться волшебники решили не на мечах, а при помощи магии. Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что поединок начался нечестно. У Яна ведь не было секунданта, а сторону Егора держали целых одиннадцать Сущностей. Но в магической дуэли участие помощников никогда не было обязательным условием. Сколько бы сторонников ни привел с собой поединщик, без видимой причины никто из них никогда не вмешался бы в ход сражения. По крайней мере, во время дуэлей магов, принадлежащих к одной стихии, данное правило выполнялось неукоснительно.
И все же, именно в порядке компенсации за численный перевес своего лагеря, Егор отказался от жребия, сразу отдав Грушницкому право на первый удар…
Он ожидал чего угодно. Потоков пламени или кислоты в лицо, клубков ядовитых змей у себя под ногами, или чумных ворон с неба. А случилось то, к чему Киреев не был готов. В адской гонке минувшего дня и месиве последнего часа он просто забыл о существовании еще одного могущественного врага…
Который был слугой врагу основному.
Продолжая сатанински скалиться, Ян извлек из-под плаща магический жезл. Егор напрягся, готовясь отразить атаку. Но ее не последовало. Вместо этого Грушницкий очертил жезлом в воздухе крупный овал, который тотчас заискрился, превращаясь в проход между слоями реальности. Из портала шагнул на землю Змиевской балки и встал рядом с Яном пожилой мужчина в сером костюме.
Тот самый, которого Киреев видел в «Макдоналдсе» .
– Согласно правилам магической дуэли, у меня есть полное право использовать в качестве оружия своего слугу, – провозгласил Ян. – Что я и делаю, собственно. Вперед, Платон Евгеньевич Ивлев! Убей этого пса! Это из-за него у нас теперь столько проблем.
– Ну, положим, не «у нас» , а у тебя, – проворчал старый чернокнижник.
– Не спорить! – взревел Грушницкий. – Убей его!
– Да я разве спорю? – Ивлев ступил вперед, заслонив собою патрона. – Ну что, сынок, – сказал он, подмигнув Егору, – поборемся?
«Дед Платон был Черным магом, а не Темным, – думал в этот момент Киреев. – Значит, он еще опаснее, чем Ян, потому как способен на любую подлость. Хотя, Грушницкий-то теперь тоже, считай, Черный. Но все равно, от колдуна угроза больше. Хотя бы потому, что он явился в балку с полным запасом сил. Ба, да ведь как раз по этой причине Ян его и вызвал! Сам-то измотан, отдал всю энергию на усиление мертвецов и контроль над ними. Да, но ведь и я выжат, что твой лимон. Эх, верно сказано – не говори «гоп» , покуда не перепрыгнешь…«.
– Поборемся отец, – промолвил Егор. – Только где жезл-то твой?
– Поди, давным-давно в могиле сгнил, – усмехнувшись, развел руками старик. – Но я и без него как-нибудь обойдусь. Дурное дело – оно ж нехитрое, – Ивлев снова подмигнул.
– Черный маг, способный действовать без инструмента! – пронеслось в голове у некроманта. – Он так спокойно говорит об этом, будто для него биться одними руками – что семечки лузгать. Но ведь такое даже среди Темных не всем под силу. Я, вот, к примеру, не всегда могу. А у Черных эта способность и вовсе встречается крайне редко. Проклятье, дед дьявольски силен! Ну да ладно. Я, в конце концов, тоже не «пес» , хоть Ян и утверждает обратное «.
– Начнем, пожалуй? – осведомился Платон.
Киреев молча кивнул.
Колдун начал действовать мгновенно. Взмахнул сложенными в ковш ладонями, и в воздухе между ним и Егором возникло, на уровне их голов, серповидное лезвие, висевшее так, словно его держал, готовясь раскачать, невидимый великан. В следующий миг смертоносный таран со свистом устремился к лицу Егора. Несмотря на готовность и сноровку, некромант едва успел пригнуться. Маятник срезал прядь волос с его головы и улетел в темноту. Еще не достигнув земли, он рассыпался серым прахом. Правило «не оставляй следов» , как видно, соблюдали даже маги, восставшие из мертвых.
– Что ж, поздравляю, – усмехнулся Ивлев. – Даже без волшебства, сам ушел. Силы, видать, бережешь? Давай, милок. Твой теперь ход.
Будь дед Платон обычным мертвецом, Егор просто развоплотил бы его, как делал множество раз прежде. Но нет же! Ян лишь вернул на Землю, в физическое тело, заблудшую душу старого чернокнижника. И заклинания из привычного арсенала некромантии были против Ивлева бессильны. А в традиционном боевом волшебстве Киреев себя особым докой назвать не мог. Вот Вадим, Лагваль, или Орвиланд… Хотя, какое там, рядом с ним это – уж просто заоблачные высоты.
Егор выстрелил в лицо Ивлеву струей белого порошка. Простое усыпляющее снадобье – убивать старика, хоть тот и не был вовсе ему приятен, Кирееву не хотелось.
Колдун отразил эту атаку шутя: просто выставил ладонь перед собой, да и собрал в нее весь летящий в него порошок, после чего высыпал на землю.
В том содержался своеобразный театральный жест: следующим выпадом колдуна стал вращающийся зазубренный диск, понесшийся к Егору, взрыхляя мокрую землю. Он будто бы вырос из того порошка, который только что стряхнул с ладони Ивлев. «Да вы, батенька, эстет, – подумал некромант, подпрыгнув. – Куда там Грушницкому с его золотой фурнитурой и национал-социалистской мазней» .
Двух проведенных Ивлевым атак Кирееву хватило, чтобы понять – противник имеет склонность использовать металлические орудия уничтожения. «Что может наиболее успешно противостоять металлу? Конечно же, вода!» .
И следующим номером «магического цирка» стал устремившийся по направлению к чернокнижнику поток холодной воды. Не просто холодной – а обжигающе, запредельно ледяной. Соприкоснувшись с кожей, она должна была парализовать Ивлева и швырнуть его на землю, лишив даже способности здраво соображать.
Но вновь «мимо кассы» . Колдун не стал даже уклоняться. Выставив руки вперед, он сделал летящую в него воду еще холоднее – проще говоря, заморозил. Выстрел Егора превратился в гигантскую сосульку, которая, шлепнувшись наземь, разлетелась на множество разнокалиберных осколков.
– Давай! Давай! – подначивал сзади Ян.
– Мы с тобой, Егор! – кричали с камня Олеся и Горри.
Костяные Хозяева наблюдали за происходящим безмолвно. Это ведь, по большому счету, их уже не качалось. Исполнив клятву, Хранители были вольны уйти. Но остались, чтобы узнать, будет ли угроза их делу присутствовать в городе и дальше.
Егор приметил, что дед Платон пока не попытался смухлевать. Такое благородство было совсем не в характере Черных…
Пока они держались на равных. Но в действиях Платона Ивлева, в каждом его движении, и даже во взгляде старого колдуна чувствовался несравнимо больший опыт. И более того – уверенность в победе читалась в глазах восставшего из мертвых. Как если бы титулованный гроссмейстер сел за доску напротив юного чемпиона города Грязноводска. И всласть поиздевался над оппонентом, заставив того поверить, что исход игры может быть не таким, как в тысяче предшествовавших этой встрече партий мастера…
Правда, Егору Кирееву хватило сообразительности, чтобы понять, как все обстоит на самом деле. Он не заглотнул приманки колдуна. И почти с самого начала знал – тот сильнее. Гость из прошлого заметил верно – защищаясь, Егор не использовал магию, полагаясь только на свои человеческие рефлексы. Именно для того, чтоб сэкономить силы, которые можно будет вложить в удар…
Но когда в него полетел целый рой ножей, Кирееву пришлось-таки сменить тактику. Егор погрузился в под-реальность – исчез, чтобы тут же вновь возникнуть на поле боя, но уже полутора метрами левее от места, где стоял.
Проделав это, Киреев понял, что окончательно выдохся. Сил хватило бы в лучшем случае еще на пару ударов, но скорее всего – на один. Сутки сплошной нервотрепки, недосып, стимуляторы, битва втроем против почти трех десятков тысяч… В такой ситуации, наверное, сдал бы и более сильный маг.
«Какого лешего я с ними вожусь?! – пронеслось в голове. – Пора, Егор! Настала пора доставать туза. Чтоб разом сбить всю спесь, – взгляд скользнул по приплясывающему Грушницкому, – с этого недоделанного Джокера» .
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:28 | Сообщение # 66
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
На этот раз, чтоб выиграть время, он избрал другую версию произношения имени Владыки. Покороче.
Послав в Платона небольшой, но назойливый огненный смерчик, Егор воздел к небесам руку с жезлом, чтобы призвать бога.
Стоило бы ему, наверное, обойтись без этого пафосного жеста…
Всего на доли секунды отвлекся Егор от визуального контроля за действиями Платона Ивлева. Но даже этого времени тому хватило для контратаки! Чернокнижник совершил такое, подобного чему Киреев нигде и никогда не наблюдал прежде. Обратив тянущиеся к нему языки пламени в длинные черные ветви, Ивлев сплел из них сеть, которую и швырнул прямо в ноги Егору.
– Хроф… – только и успел произнести некромант.
В следующий миг затылок его соприкоснулся с землей. Перед глазами заплясали белые огоньки. Еще через секунду ветви опутали все его тело и намертво вросли в землю, превратив Киреева в этакого «нового Гулливера» .
«О, нет, только не это снова!» , – злобно подумал Егор.
– Отлично! – торжествующе закричал Грушницкий. – А теперь – прикончи его!
Ивлев неторопливо приблизился к распростертому на земле некроманту.
– Ян, тебе это с рук не сойдет, – потрясая кулаком, воскликнул Горри.
– Да, Грушницкий, потом тобой займемся мы! – ощерилась упырица.
Обоих нелюдей обуревало отчаяние, но вмешаться они не могли.
Ибо таковы были правила дуэли.
– Неважно! – отмахнулся седой некромант. – Главное, что к тому моменту на Земле уже не будет ублюдка, похерившего мой гениальный план. Я согласен на такой размен, Киреев! – прокричал Грушницкий Егору. – Око за око, зуб за зуб!
– Нелегко, должно быть, когда вот так решается твоя судьба? – спросил Платон Ивлев, глядя на Егора сверху вниз.
– До лампочки! – огрызнулся Киреев. – Ты мне вот что лучше скажи, дед Платон – где и как научился тому, что сейчас сделал? Черным магам такое не по масти.
– Я жил на свете сто с лишним лет, – улыбнувшись, промолвил чернокнижник. – А после – еще чуть больше века блуждал во Тьме. Между небом и землей. Между Адом и Раем. Я, как вода, тек сквозь время, а время текло сквозь меня. И, знаешь, этого времени мне хватило, чтобы очень многому научиться. Я уже давно не Черный, сынок. Но и не Темный. Я – Сущность вне всех стихий.
– Но, несмотря на это, ты порабощен…
Неожиданно колдун стал улыбаться Егору приветливо.
– Это ты верно подметил, – тяжело вздохнув, сказал он. Порабощен, да. Но не сломлен.
– Чего ты медлишь? Убей его! – заорал Ян.
– Нет! – отрезал Ивлев, поворачиваясь лицом к своему «благодетелю» . – Я не стану этого делать.
Егор, насколько позволяли путы, приподнял голову и увидел, как от затылка и кистей старика начинают отслаиваться крошечные частицы материи.
– Что?! – Грушницкий застыл, разинув рот. Возвращенный к жизни слуга ослушался. Для колдуна это означало окончательную смерть. Именно страх перед ней был основным фактором, позволявшим Яну держать Платона Ивлева в повиновении. «И как же он мог пойти на это?!» .
– Я не собирался убивать тебя, – сказал Ивлев, полуобернувшись к Егору. – Этот бой был нужен мне лишь для того, чтоб как следует развеяться перед тем, как… Перед тем, как развеяться, – усмехнувшись, закончил старик.
В эту секунду Ян осознал свою ошибку. А осознав – рухнул на колени и зарыдал. Фальшивая нота вкралась в сочиненную им сюиту смерти намного раньше, чем Ян мог даже предполагать. И этой нотой был не Егор Киреев.
Чего может сильнее всего на свете желать человек, чья душа не знала покоя добрую четверть века?
Конечно, смерти.
– Прощайте, – сказал старик, обращаясь сразу ко всем.
Глаза его провалились внутрь черепа. Кожа стремительно серела и отпадала крупными хлопьями. Чуть погодя почернела и обуглилась одежда чернокнижника, а вслед за ней – и его плоть. Дед Платон был уже свободен, а тело его стремительно обретало тот вид, который и должно было иметь, кабы не досадная оплошность хоронивших Ивлева.
Порыв ветра унес серую тучу пепла вдаль. Черные кости с хрустом ссыпались вниз и погрузились в жидкую грязь. Больше ничто не напоминало о недавнем присутствии здесь волшебника по имени Платон Ивлев.
Наложенные им чары, как водится, развеялись сами собой. Стряхнув с себя ставшие хрупкими и бессильными ветки, Егор Киреев поднялся на ноги.
Ложбину начал потихоньку затягивать густой белый туман.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:28 | Сообщение # 67
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 27

Бог из машины
– Так кто же у нас тут «пес» , приятель? – носком ботинка Егор пихнул Грушницкого в грудь. Не слишком сильно. Но Яну и этого хватило, чтоб завалиться на спину. Закрыв лицо руками, он принялся лопотать что-то не слишком разборчивое.
– Это так ты «умеешь проигрывать» , Ян? – насмешливо вопросил Киреев. – Посмотри на себя. Платон Ивлев ушел достойно, мне даже жаль его стало, а ты… Впрочем, нет. Тебя тоже жаль. Но по-другому. Ты жалок, Грушницкий, вот в чем вся суть. Эй! Ты там рассудком повредился, что ли?
– Обидно, если так, – сказал, подойдя к ним, Горри. – Душа умалишенного ни к черту не годится.
– Ты обожди насчет души-то, – сказал Егор. – Извини, забыл сразу предупредить – с ним другой товарищ разбираться будет.
– Брат, – промямлил Ян, глядя на Киреева сквозь проем между пальцами. – Не убивай, брат.
Горри зажал себе ладонью рот и отбежал в сторону. Егору тоже пришлось приложить титаническое усилие воли, чтобы не рассмеяться. «Эпичность» момента была безвозвратно утеряна. Хотя…
– Не брат ты мне, – цинично произнес Киреев, – а змеюка подколодная. Но убивать тебя я и впрямь не стану. Тебе ведь выпала честь, которой ты совсем не заслужил, Карнагор. – Твоим вопросом будет заниматься сам Владыка…
И уже без поднимания рук, выпучивания глаз или зубовного скрежета, Егор произнес, от греха подальше, самое короткое из имен Одина, которое знал:
– Игг!
Ян сперва даже не понял, что произошло. А когда сообразил – затрясся всем телом. Разговаривать с Егором далее было бесполезно.
Киреев между тем нахмурился. Он ожидал, что древний бог под гром и молнии снизойдет на ростовскую землю из портала, разверзшегося прямо в небесах. Ничего подобного не случилось.
Вместо этого в отдалении раздался какой-то странный звук. То ли волк воет… То ли ворона каркает… Нелюди закрутили головами, пытаясь определить, что же происходит. Звук приближался. Скоро Егору стало ясно: это – не что иное, как шум автомобильного двигателя! «И кому ж это не спится в ночь глухую?» .
Через несколько минут из-за ближайшего холма показался и сам автомобиль. Была то старенькая белая «копейка» , сам факт исправной работы которой в таком месте, как Змиевская балка, поражал воображение посильнее оживших мертвецов и магических поединков. Ведь здесь застрял бы даже внедорожник Горри, так что и говорить об одном из главных недоразумений отечественного автопрома?
Тем не менее, «копейка» благополучно доехала до самого камня, на котором все еще сидела Олеся. Кто находился за рулем, видно не было. Но таинственный водитель недолго сохранял инкогнито. Заглушив мотор, из машины вышел…
Именно тот, до кого лишь с третьей попытки удалось докричаться Егору.
Хранители кладбищ почтительно отступили в тень.
– Всех приветствую! – пробасил Один и окинул взглядом поле недавней битвы. – Странно, – бог почесал бороду. – Грегориус, я что-то не пойму, – повелитель Валгаллы приблизился к некроманту, – зачем ты меня позвал? Вы ж ведь, вроде, и сами уже управились.
Егора потихоньку разбирал смех. Хоть и не сразу, маг все-таки понял, почему великий бог решил обставить свое появление именно таким образом.
Трудно было удержаться от смеха, учитывая еще и то, какой облик избрал Один для своего нынешнего визита на Землю. Егор-то ждал пришествия грозного великана в кольчуге, с громадным копьем в руке. Или же мистического старца в расшитом звездами плаще и широкополой шляпе. Но повелитель Валгаллы явился на этот раз в виде здоровенного байкера!
Рваные джинсы, футболка с изображением оскаленной волчьей морды, татуированные руки, и перехваченная кожаным шнурком седая борода.
Оставалось только гадать – почему в таком случае бог приехал не на мотоцикле? Но Егор довольно быстро понял это. Допотопный автомобиль был нужен как раз для того, чтоб сделать реальностью расхожее выражение, дамокловым мечом висящее над репутацией многих авторов героической фантастики.
«Зря говорят, что у богов нет чувства юмора, – подумалось ему. – Есть, и еще какое. Это ж надо! Прямо как в самых дрянных фантастических романах. А эта фраза – «Вы ж ведь, вроде и сами уже управились» . Чистый Громозека из старых мультиков. Опять опоздал!«.
– Приветствую вас, Владыка, – сказал, поклонившись Одину, Егор. – Я пытался призвать вас раньше, но обстоятельства сложились так, что…
– Можешь не продолжать, – остановил его бог. – Я знаю, как складывались здесь обстоятельства. Я наблюдал за происходящим издалека, глазами моих верных воронов.
В подтверждение его слов с небес донеслось громкое карканье.
– Я пришел сюда чуть раньше, чем начался бой, – пояснил Один. – Не вмешивался, видя, что победить – вполне в ваших силах. Но я все же немного помог тебе, Грегориус. Помнишь мертвеца, который бросился под колеса джипа? Это я подтолкнул его, чтобы направить вас по верному пути.
– Спасибо, – сказал некромант. – Теперь я вижу, что этого оказалось достаточно. Но у меня есть к вам еще пара вопросов, Владыка. Можно?
– Конечно, – кивнул Один. – Я охотно на них отвечу.
– Первое – почему вы избрали столь необычное средство передвижения?
– Ну, на самом-то деле это мой верный Слейпнир, – усмехнулся ас. – А в том, что я придал ему именно такой вид, присутствует определенный символизм. Смотри сам: «копейка» – это первая модель «Жигулей» . Числовое обозначение понятия «первый» – цифра «один» , то есть, Один. Вот в чем весь фокус. А какой второй вопрос?
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:29 | Сообщение # 68
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Почему боги так редко вмешиваются в дела, творящиеся на Земле? Ведь вы могли бы с легкостью наводить здесь порядок, пресекая преступные замыслы в самом зачатке.
– А тебе не кажется, что в этом случае ваша жизнь была бы чересчур уж легкой? – вопросом на вопрос ответил небожитель. – Гляди, я слышал, у вас недавно появилось новое развлечение – компьютерные игры.
– Ну, не так уж недавно, – возразил Егор. – Уже лет тридцать назад.
– Да ладно тебе, – усмехнулся в бороду Один.
– Ах, ну да, извините…
– Так вот, представь себе, что ты играешь в одну из них, постоянно применяя чит-коды, позволяющие истребить всех врагов, не прилагая к тому совершенно никаких усилий. Или же мгновенно перескакивать с уровня на уровень, чтобы увидеть финальную заставку, даже не взглянув на события самой игры. И где же, спрашивается, эстетическое наслаждение от процесса? Я утрирую, конечно, но по большому счету такое сравнение справедливо.
Олеся и Горри подошли поближе, увлеченно прислушиваясь к их разговору.
– Да, – подумав немного, согласился Егор. – Так и облениться можно, и разжиреть.
– Кстати, а где наш «компьютерный вирус» ? – поинтересовался Один.
Очарованные обаянием экстравагантного бога, некромант и его друзья на какое-то время забыли о существовании Яна. Как оказалось, этих минут Грушницкому хватило, чтобы сбежать…
Даже Костяные Хозяева не уследили. Они, впрочем, без дела не стояли: наводили в ложбине порядок, превращая останки Яновых солдат в сизый прах.
А сам некромант, пока никто не смотрел в его сторону, отполз на четвереньках в туман, после чего открыл портал, силы для создания которого приберегал весь последний час.
«Ну и встрял!» , – подумал он, возникнув в своей домашней лаборатории. Ян осознавал. Что преимущество его хрупко и призрачно – победителям не составит труда вычислить его маршрут и явиться сюда с богом Одином за компанию. А потому задерживаться дома дольше пары десятков минут Грушницкий не собирался.
Приступ безумия во время боя с Егором, последующие жалкие корчи в грязи – все это был лишь спектакль, который Ян разыграл, чтобы ввести врага в заблуждение. С юродивых на Руси спрос всегда был самым маленьким.
Сбросив покрытый грязью плащ, Ян быстро открыл дверь, поднялся по ступеням наверх и вошел в гостиную. «Тревожный чемоданчик» был у него собран давно: деньги, одежда, поддельные документы и самые необходимые артефакты. Прямо сейчас – пешком на вокзал. Взять билет на ближайший поезд до Москвы или Петербурга, а уж оттуда путь будет лежать в Европу. «Но я еще вернусь, – подумал некромант, вынимая из шкафа саквояж и новенькую куртку. – Ты, Егорушка, никогда не сможешь больше спать спокойно» .
Жаль, конечно, было покидать это роскошное жилище. Но иного выхода не оставалось.
Окинув взглядом комнату, Грушницкий нахмурился. Что-то было не так. «Ах, ну да! Проклятый домовой. Сбежал. Но разыскивать его нет времени. Нужно идти. Стоп. Покормлю в последний раз пираний» .
Ян пошел на кухню и вернулся, держа в руке тарелку с мелко нарезанным сырым мясом. Подошел к аквариуму и начал бросать рыбам пищу. Зеленоватая вода вспенилась от движения упругих тел.
– Милые мои рыбки, – приговаривал Грушницкий, швыряя им кусочки еды. – Адольф, Аугусто, Бенито, Иосиф, Мао, и прочие, – перечисление всех рыбьих кличек заняло бы слишком много времени. – Мне будет очень вас не хватать. Эх, да что же и станет с вами без меня? Не думаю, что гадкий домовой захочет за вами ухаживать. Надо, наверное, позвонить Илье из поезда. Пусть приглядит за домом, когда улягутся страсти.
В это время в потолке над головой Яна открылся квадратный люк…
Подняв руку на домового, Грушницкий потерял право именоваться тому хозяином. Мелкие тычки и унижения Прокл сносил безропотно, но вот когда дело дошло до плена и пыток… Теперь человек, что сюсюкал сейчас над аквариумом, был для восьминогого «хозяюшки» не более чем врагом. Прокл не рискнул бы напасть на него в открытую, но нынешнее положение дел подходило для мести как нельзя лучше…
Четыре пары длинных цепких лап надавили на седой затылок, вталкивая голову некроманта в смертоносную емкость. Полетели в разные стороны водяные брызги. Разбилась об угол комода выпавшая из руки Грушницкого тарелка с мясом. Все произошло слишком быстро, чтобы маг успел воспротивиться.
Вода в аквариуме стремительно алела: Адольф, Аугусто, Бенито, Иосиф, Мао, и прочие были очень рады разнообразить свое меню.
Прокл держал голову Яна в воде, покуда все не закончилось. Потом заскочил наверх и захлопнул за собой люк.
– Мда, кажется, мы его потеряли, – почесав в затылке, молвил Егор. «Выходит, я рано радовался победе, до финала-то еще далеко» . – Вот незадача-то, а!
– Не волнуйся, Грегориус, – успокоил его бог. – Я уже отследил его портал. Карнагор ушел совсем недалеко. Вон в том направлении, – Один махнул рукой на восток.
– А, так это же его дом! – радостно воскликнул Киреев. – Настало время нанести еще один визит, и уж на этот раз…
Договорить он не успел. Неподалеку со свистом раскрылся большой Темный портал, из которого вышел князь Дженнар Лагваль, ведший за собой отряд боевых магов Ковена.
– Что здесь происходит? – изумленно вопросил руководитель штаба, взглянув на собравшуюся у валуна компанию.
«Целый взвод Громозек» , – подумал Егор. Тут уж он дал волю эмоциям и от души расхохотался.
А после – без чувств свалился на землю. Накопившаяся огромная усталость, наконец, дала о себе знать.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:29 | Сообщение # 69
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 28

Битва за черные трусики
Очнувшись, Егор обнаружил, что в кровати он не один. Чье-то равномерное сопение раздавалось справа. Некромант повернул голову и увидел, что рядом спит София. Оглядевшись, он понял, что находится в ее спальне.
«Блин, – потрясенно подумал Киреев. – Так все это был сон? Просто сон? Но, Дьявол побери, какой же реалистичный!» .
В следующий миг он почувствовал ноющую боль в левой ноге. Откинул простыню и посмотрел. Нет. Никакой не сон. Предательство Яна, проклятие, помощь нелюдей, метания по городу, битва с восставшим воинством мертвых – все это случилось на самом деле. Просто сейчас, очутившись в той же обстановке, что и три дня назад, он подумал, что пережитые события ему лишь пригрезились.
Ян теперь мертв. Именно это позволило Егору во всех подробностях рассказать о случившемся Лагвалю и Вадиму Дороге. Как оказалось, его надежда не была напрасной – князь начал беспокоиться аккурат после того, как состоялся их короткий телефонный разговор. Спустя некоторое время было принято решение проверить, что же происходит в Змиевской балке.
Беседа проходила в два этапа. Сначала – в штабе Ковена, куда Егора доставили порталом. Вскоре туда же прибыл эскорт, без которого пришедший в себя Киреев не рисковал начать разговор.
Горри с Олесей на джипе.
И великий бог Один на старой «копейке» .
Таких высоких гостей, как он, здание на улице Ленина не принимало еще никогда. Но владыка Валгаллы предпочел на сей раз обойтись без излишнего официоза – иначе чересчур затянулось бы дело, ради которого он, собственно, и прибыл в город.
И если в словах упырицы и черта руководители Ковена еще могли бы по каким-либо причинам усомниться, то после свидетельства бога Егору уже не нужно было опасаться за свою дальнейшую судьбу. Все точки над «i» были теперь расставлены. Вина Яна Грушницкого – доказана.
Говорили в основном спутники Киреева и Один. Самому Егору до истечения срока действия проклятия лучше было помолчать насчет Грушницкого. Он тщательно взвешивал каждое слово и вступал в разговор, лишь будучи уверенным, что выбранная формулировка фразы не нанесет никакого вреда его жизни. Озвучил Егор, в том числе, и свое предположение об идентичности персоналий Яна и Морлока…
Теперь оставалось лишь изловить мятежника и заключить его под стражу. С этой целью в жилище Яна отправились Один, Вадим, Лагваль, Егор и Горри, который все еще надеялся поживиться ценной душой.
То, что они там нашли, удивило даже Дорогу. Да что там Вадим – Один, и тот приподнял седую бровь, когда стало известно имя убийцы Яна.
Домовые, случалось, губили плохих хозяев. Могли напугать до смерти, довести до самоубийства, или спровоцировать несчастный случай. Но чтоб отправить на тот свет Темного мага, да еще вот так… Подобное, если и случалось, то уж точно не сохранилось в истории.
– Ты, конечно, был по-своему прав, Прокл, – сказал «хозяюшке» Вадим Дорога, – но все же поспешил. Ян Грушницкий гораздо больше пригодился бы нам живым. Ну да ладно, что уж теперь.
– Господа, попрошу минуту внимания, – произнес Киреев. Все повернулись к нему.
– Я, как вы, могли заметить, невероятно устал сегодня, – сказал некромант. – Еще минут пятнадцать – и опять отрублюсь, наверное. Как мне кажется, я сделал все, от меня зависящее. Я готов снова давать показания и принимать участие в расследовании. Но только – уже завтра, ладно? По первому же звонку.
– Конечно, Егор, – кивнул Вадим. – Тебе непременно нужно сейчас отдохнуть. Можешь идти.
– Отлично, – сказал некромант. – Всем спасибо. А я, наконец, свободен. Пойдем, Горри. Заедем в штаб за Олесей, и домой, отсыпаться. До свидания, Великие.
– Был рад знакомству, – кивнул Одину и Вадиму черт.
«Все чары Яна теперь разрушены, – подумал Егор, садясь в машину. – И это здорово. Мне до безумия надоело входить в свой собственный дом через тайный ход» .
Приехав домой к Егору, Темные разбрелись по спальным местам, даже не взглянув на очередную порцию кулинарных шедевров от Дормидонта. «Мы победили, – только и сказал некромант «хозяюшке» . – Надо сказать, не без помощи домовых «.
Наутро Кирееву и Горри пришлось снова ехать в штаб, чтобы уже во всех деталях поведать Дороге и Лагвалю о противоборстве с Грушницким. Олесю беспокоить не стали – упырица знала и видела, хоть и немногим, но меньше, чем некромант с чертом.
Ночью Высшие тщательно обыскали дом покойного мага. Версия, что Ян и был злосчастным Морлоком Хнартом, не подтвердилась…
– Даже жаль, что это не так, – задумчиво проговорил Вадим. – Глядишь, обычный домовой избавил бы нас от двух серьезных проблем разом.
Также он сказал, что тело Яна было решено предать земле на Братском кладбище. В той самой могиле, где покоился некогда Платон Ивлев.
Закончив разбирательство, Киреев и Горри поехали в «Крылья ужаса» . Черт – сказать, что готов вновь заступить на рабочее место, а Егор – вернуть Мальгедорну его «адскую машинку» .
Только на пути в клуб некромант осознал, насколько ценной была на самом деле поддержка сенобита. Ведь махинацию, которую провернул Ян со своей аурой, ни в коем разе не удалось бы раскусить при помощи обычного ритуала. Да и Горри – он, правда, сам вызвался – сослужил весьма неплохую службу.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:29 | Сообщение # 70
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Во время второго визита вид сенобитских владений уже не вызывал в Кирееве того же трепета, что сутки с половиной назад. Однако возникавший в присутствии самого хозяина клуба легкий холодок вдоль позвоночника никуда не делся.
– Не скажу, что я особенно уж рад твоей победе, – металлическим голосом произнес Мальгедорн. – Но все же… ты молодец, Егор.
– Спасибо, – кивнул некромант. – Вот ваш прибор. Возвращаю в целости и сохранности.
Киреев думал, что сюрпризы кончились. Как оказалось, не совсем.
В тот миг, когда Мальгедорн протянул когтистую длань к лежащему на столе гаджету, у того вдруг отросли длинные и толстые паучьи лапки. На них прибор метнулся по столешнице к некроманту и проворно вскарабкался к тому на плечо.
– Мальгедорн, что это значит?! – Егор изумленно воззрился сначала на ожившее устройство, потом – на инфернального собеседника. – Так и должно быть?
– Это значит, что ты ему понравился, – произнес, убирая руку, демон. – И он хочет остаться с тобой.
– А… можно?
– Других вариантов нет, – пожал плечами сенобит. – Со мной работать он уже не будет.
– Благодарю вас, – сказал Егор, вставая.
– Да не за что. То, что гаджет решил сменить хозяина – исключительно твоя заслуга.
– Будь добр, спрячься, – сказал Егор, повернув голову. Гаджет послушно сбежал по куртке вниз и, втянув лапки, упал в один из боковых карманов.
Выйдя в общий зал «Крыльев ужаса» , Егор бросил взгляд в сторону барной стойки. Горри в правильном порядке расставлял по полочкам бутылки, которые перепутал бестолковый сменщик.
– Ну, что скажешь? – спросил, подойдя, некромант.
– Отлично провели время! Если наклюнется ещё что-нибудь подобное – звони. Вот мой номер, – черт положил на стойку белый прямоугольник визитной карточки.
– Я тебе позвоню, конечно, – усмехнулся Егор, спрятав визитку в карман. – Но лучше, все-таки, давай мы просто посидим вечерком под правильную музыку, да выпьем чего-нибудь покрепче?
– Что ж, тоже вариант. Кстати, выпить мы и сейчас можем. За счет заведения. Текила, виски, ром?
– Нет, спасибо, – покачал головой Егор. – Я еще не оклемался, как следует. В таком состоянии выпивка не пойдет на пользу. Да и пора мне.
– Ну, бывай, – Горри крепко пожал некроманту руку.
Сюрпризы в этот день все никак не спешили заканчиваться.
И не все из них были приятными…
Хоть его дом и был расположен не столь уж далеко от клуба, Егор не чувствовал себя достаточно отдохнувшим, чтоб возвращаться туда пешком.
Но едва некромант подошел к проезжей части, чтобы поймать машину, как в затылок ему уперлось что-то твердое и холодное.
Киреев сразу понял, что это. Чья рука направила на него оружие, он тоже догадался.
– Не дергайся, чертов сын, – произнес человек за спиной.
– Я ему друг, а не сын, – усмехнулся некромант.
– Да похеру, – кашлянув, сказал «знакомый незнакомец» . – Сейчас в лесок тебя отвезем, на кресте распнем, да и подпалим. Вот тогда с корешем своим и свидишься, или кто он там тебе…
Егор хотел было схохмить, сказав, что для этого достаточно развернуться и открыть дверь германского института. Но после подумал, что провоцировать дополнительную агрессию не стоит.
У бордюра притормозил белый фургон марки «Фольксваген» . Кузовная дверь отъехала в сторону. За ней маячили хмурые бородатые лица, парочка из которых была Егору знакома. Еще один ствол смотрел теперь из глубины автомобиля Кирееву в грудь.
– Вперед пошел, – сказал тот уманец, что стоял сзади.
Магу не оставалось ничего, кроме как подчиниться. В тот миг, когда он залез в машину, конвоир схватил его за руки и надел на запястья стальные браслеты. «Ментовская хватка» , – отметил про себя некромант.
– Может, отмудохаем его по дороге? – стукая кулаком о кулак, предложил один из сидевших в салоне громил.
– Не стоит, – бросил человек, «арестовавший» Егора. – А то еще боли от огня не почувствует.
«Реально, что ли, сжигать решили? Ну, звери…» .
Киреева усадили на пол у дальней стенки, спиной к задней двери фургона. Тот, кто подошел к нему первым, как оказалось, и впрямь был одет в милицейскую форму. Должно быть, для того, чтобы можно было спокойно расхаживать по городским улицам с кобурой на поясе.
Мент бегло обшарил карманы Киреева, извлек мобильный телефон, связку ключей и гаджет Мальгедорна.
– Позвольте представиться, сударь черт, – этот мужик явно не был лишен некоторого запаса эрудиции и остроумия. – Капитан милиции города Уманска Роман Фомушкин. А еще – твой личный палач. Думал, сухим из воды выйдешь? Нет, дружок, не получится. Поквитаемся с тобой и за Никанора Петровича нашего, и за Митьку.
Митькой, верно, звали того мужичка, что сгорел при попытке проникнуть в дом. Егор не стал объяснять, что уж в этой-то смерти повинен совсем не он. Зачем посвящать этих людей во внутренние дела Темной стороны?
– Степан, поехали! – скомандовал мент.
Мотор уманцы не глушили. Машина плавно двинулась вдоль по улице.
– Как вы меня нашли? – поинтересовался Егор, прикидывая между делом свои шансы на спасение. В него больше не целились – уже хорошо.
– Да хрен ли было тебя искать? – усмехнулся Фомушкин. В правой руке он держал пистолет, в левой – содержимое Егоровых карманов. – Ты ж дурак. Следы не заметаешь. Думал, может, наш Уманск – деревня какая, да? А вот хрен тебе! У нас тоже хакеры найдутся. Вот через IP-адрес мы тебя и вычислили. А сегодня с утра просто наружное наблюдение вели. Говорю же – дурак. Даже я – капитан милиции – знаю о прокси-серверах, которые в Интернете маскироваться позволяют. А ты, вот, ими не пользуешься.
«Теперь буду, – подумал Егор. – Если уцелею, конечно. Нет, ну это ж надо! Считай, из адского котла невредимым вылез, а с этими такой косяк упорол…» .
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:29 | Сообщение # 71
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Сопротивляться в его положении было бессмысленно. Руки скованы за спиной, а значит, магией нормально не ударишь. Попробовать свалить Фомушкина ударом ноги и разработать план дальнейших действий во время возникшей сутолоки? Нет, чересчур рискованно. Лучше уж дождаться, пока привезут в лес. Если и впрямь собираются распинать – наручники снимут. Вот тогда и поглядим, капитан, кто из нас дурнее…
Но все, как всегда, пошло вразрез с любыми планами.
На этот раз – к счастью.
В кулаке Уманского милиционера ожил киреевский телефон.
Сперва, как обычно, три гудка в беззвучном режиме. А потом из динамиков аппарата грянул тяжелый рок.
Должно быть, водитель Степан тоже недосыпал в последнее время. А оттого перенервничал.
Настолько, что повернул руль не туда в момент, когда раздался звонок. Машина слегка вильнула.
Сидевшие в салоне бородатые мужики рефлекторно схватились за поручни. А стоявший Фомушкин, у которого обе руки были заняты, пошатнулся.
И нажал на спуск.
Мало того, что хлопок выстрела посеял в Уманской бригаде панику и привел в настоящий ужас шофера, так капитан еще и прострелил себе стопу.
Егор Киреев никогда не слышал, как ревут раненые медведи. Но все равно подумал, что звук, который исторг из себя опростоволосившийся страж беспорядка, очень к этому близок…
Фургон теперь лихорадочно вилял из стороны в сторону, лишь чудом избегая столкновений. Уманцы с матерными криками метались по салону, на какое-то время забыв о пленнике. Следующий ход был за Егором. Точнее – за его новым маленьким другом…
– Гаджет, помоги! – выкрикнул некромант.
– Черта призвал! – один из парней, услышав это, принялся отчаянно креститься. Глядя на него, Киреев усмехнулся – этот кадр, наверное, был из церковной братии отца Михаила.
Приборчик, выпустив лапки, забежал к Егору за спину. Никто из похитителей этого не заметил. Гаджет начал обрабатывать наручники. Как именно – Киреев не видел, но уже через пять секунд браслеты звякнули об пол у него за спиной.
Степану удалось, наконец-то, справиться с управлением.
– Жаль мне вас, ребятки, – произнес некромант, вращая кистями, но покамест не давая уманским мстителям знать, что освободился. Гаджет, взобравшись по боку куртки, юркнул в карман.
– Пошел ты, – прохрипел валявшийся в проходе между сидениями Фомушкин. – Себя… пожалей.
«Ну вот что мне с ними делать? Убивать? Так ведь действительно – жаль…» .
Решение созрело, когда Киреев вспомнил, чем занимался, едва вернувшись из города, породившего этих людей.
– Сайн-Дионис-Лах! – произнес он, щелкнув пальцами правой руки.
Это заклятие именовалось «Песнь Диониса» и было очень популярно среди спившихся, нищих, или просто ленивых волшебников. Для веселого времяпрепровождения достаточно двух магов, умеющих использовать «Песнь» , с помощью которой приятели без проблем смогут ввергнуть друг друга в состояние алкогольного опьянения.
Правда, серьезные люди такими вещами не увлекаются. Иначе ведь и первого курса не закончишь. По сути своей «Песнь Диониса» – боевое заклинание, позволяющее быстро и без лишней крови нейтрализовать группу врагов численностью до десяти человек.
По литру водки на каждого.
Одним махом, да без закуски.
А этих-то и десятка в машине не набралось…
– Ой, Кубань, ты наша Родина! – взревел Степан, залихватски выкручивая руль. – Ве-е-ековой богаты-ы-ырь!
Машина в буквальном смысле встала на дыбки. Очень удачно для Егора – мобильник, ключи, а заодно и пистолет Фомушкина подъехали по полу к нему.
Передние колеса «Фольксвагена» вновь соприкоснулись с асфальтом. Для одного из похитителей это закончилось столкновением головы с потолком.
Фомушкин захрапел. Что ж, в его состоянии это было даже неплохо.
– Васька, а помнишь, ты у меня на Девятое мая пятихатку занимал? – завопил один из бородачей, поддевая кулачищем челюсть своего товарища. – Почему до сих пор не отдал?!
– Не трогай брательника, гад! – вскинулся еще один.
В салоне завязалась драка. На Егора теперь вовсе никто не обращал внимания.
– Полноводная, раздо-о-ольная, разлилась ты вдаль и вширь! – Степан довел мизансцену до логического финала, свернув с дороги на тротуар… и дальше…
«Фольксваген» с грохотом протаранил витрину магазина модной одежды и остановился посреди секции женского белья. Пьяных драчунов это ничуть не смутило – они продолжали мутузить друг друга, на ходу выдумывая все более изощренные ругательства. Егор даже пожалел, что у него нет с собой записной книжки.
Лучше и придумать было нельзя. Звон разлетевшихся по залу стеклянных осколков. Завывание сработавшей сигнализации. Испуганно-возмущенные выкрики покупателей. Отчаянный визг продавщиц. И нескончаемое гудение клаксона, на который навалился потерявший сознание Степан. Да при таком раскладе даже Годзилла смог бы уйти незамеченным!
Оружие Уманского капитана Кирееву так и не пригодилось. Он просто вышел из фургона, ловко протиснувшись меж дерущихся мужиков, и пошел к выходу из магазина.
– О! – вырвалось у Егора через несколько шагов.
Прямо перед ним лежала на полу упаковка с черными стрингами. Влетев в торговый зал, фургон опрокинул множество стеллажей с товаром, но все они упали с противоположной стороны. И лишь один экземпляр, словно вопреки законам физики, отлетел сюда.
– Отлично, – промолвил Киреев, пряча трофей за пазуху. – Будет, что подарить подружке.
Как вскоре выяснилось, звонок, послуживший толчком к его освобождению, был сделан именно той, для кого некромант прихватил трусики. «Ну ни фига себе! – подумал Егор, взглянув на список входящих вызовов. – Детка, да ты же действительно спасла мне сегодня жизнь!» .
Перезвонив женщине, Киреев сказал, что приедет к ней вечером, когда оба они закончат работу. Сам он, правда, собирался в ближайшие часы не работать, а отсыпаться…
Маг оперся локтем о перину, привстал, посмотрел на сложенную близ кровати одежду. Ну да, вот они, те самые стринги, висят на спинке стула, рядом с его «боксерами» . Стало быть, ничего не приснилось. Все было именно так, как было. Многое предстоит еще осознать и переосмыслить. Но сейчас… Сейчас ничто не мешает еще немного вздремнуть, чтобы, проснувшись, вновь заняться любовью с Софией. Взгляд Егора скользнул по циферблату настенных часов. Полседьмого утра.
Вполне еще можно.
ЭПИЦЕНТР СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННЫХ СТРАСТЕЙ
Именно так смело можно охарактеризовать сегодня Центральный рынок Ростова-на-Дону. В течение одного лишь дня это место стало ареной сразу для двух шокирующих событий, имеющих сильный мистический оттенок. Некоторые факты позволяют нам с определенной долей уверенности говорить: на улицы города вышел настоящий сверхъестественный ужас!
Все началось утром 16 июня, когда в толпе прохожих возле памятника Димитрию Ростовскому вдруг возникла обнаженная девушка. Что ж, в последние годы такое не редкость – и все благодаря поощряемой демократическим строем свободе нравов. Но наша героиня не была пьяна и не находилась под воздействием наркотиков. Семнадцатилетняя Елена В. стала жертвой сектантов – вероятнее всего, сатанистов…
Спину несчастной покрывали чудовищные раны – кто-то ножом вырезал на ее коже некие загадочные письмена. Даже король мира маньяков, Андрей Чикатило, не творил над своими жертвами подобных зверств!
А всего несколькими часами позже город сотрясло новое необычное преступление, также связанное с рынком. Известный ростовский бизнесмен Ахмед Г. был загрызен насмерть (!) в собственном офисе. Ахмед владел двумя торговыми рядами в мясном павильоне Центрального рынка. По злой иронии судьбы, кто-то принял за мясо его самого…
А секретаршу бизнесмена, молодую Людмилу Я. – не только принял, но и попробовал. Некоторые части тела девушки были самым натуральным образом съедены убившим ее человеком!
Подробности этого ужасающего преступления держатся в строжайшем секрете. Но нет закрытых дверей для корреспондентов «Ростова сегодня» ! Нам удалось выяснить не слишком много, но это главное: мерзкий каннибал уже находится в руках у сотрудников правоохранительных органов…
Погибший Ахмед Г. имел серьезные разногласия с одиозной финансовой группой «Барсы» , которую многие жители нашего города характеризуют не иначе, как преступную группировку. Весьма вероятно, что причиной убийства послужили как раз эти трения. Вот только почему такой жуткий способ? Неужели это – своего рода «подпись» хищников от криминала, новый «фирменный знак» , по которому их должны узнавать?
Если так – рискнем предположить, что вскоре город захлестнет такая кровавая волна бандитских разборок, какой Ростов никогда не видел прежде…
Г. ВОЛЬФ
– Блестяще! – оторвавшись от чтения материала, Русаков поднял взгляд на его автора. – Блестяще, – повторил Владислав Григорьевич через несколько секунд. – Конфетка, а не заметка, – шеф улыбнулся собственной шутке. Герман, на всякий случай, тоже.
– Вместо нескольких дней – один, и вместо двух статей – тоже одна, – продолжил нахваливать журналиста редактор. – Максимально информативно и оперативно. Акценты расставлены очень грамотно. Вот только, – Русаков ткнул остро заточенным карандашом в последний абзац, – про «Барсов» , по-моему, ты зря упомянул. Не боишься? Все-таки, охрана тебе только в редакции положена. Может, вычеркнем?
– Не нужно, – покачал головой Вольф. – Я – не боюсь.
 
Форум » Ваши произведения » Собственные произведения » Антон Вильгоцкий.Некромант из провинции (Шериф для мертве
Страница 5 из 5«12345
Поиск:


Бесплатный хостинг uCoz
Design by Stuff Studio