[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 6«123456
Модератор форума: demonessa666 
Форум » Ваши произведения » Собственные произведения » Марина Ружанская. Расправить крылья
Марина Ружанская. Расправить крылья
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:57 | Сообщение # 76
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Пикирующие твари внешне напомнили Романду грифонов, только весьма измененных: чудовища с головой орла, туловищем не то козы, не то собаки, хвостом в виде змеи. Крылья кожистые, перепончатые, будто у летучей мыши.
Первым порывом было взлететь и дать воздушный бой. В воздухе парень себя чувствовал куда более уверенно.
– Не сметь! – Яростный окрик падшего, заставил спрятать уже раскрытые крылья. – Заманивай на землю. В воздухе – порвут.
Одна из химер явно заинтересовалась чуть отбившимся от основной группы парнем, закружила присматриваясь к одинокой жертве, то так то эдак склоняя птичью голову с немигающим взглядом тупой курицы.
Крутое пике, взмах лапы с невероятно длинными острыми когтями. Романд едва успел подставить под удар вновь развернутое крыло. Когти впустую скользнули по ставшими гладкими будто стекло перьям и парень мысленно содрогнулся, благодаря Майкла, давшего несколько уроков. Если бы не несколько боевых хитростей, переданных по наследству бывшим архангелом, от крыла, да и от руки остались бы кровавые ошметки.
Парень развернулся, пытаясь достать монстра лезвием по открытому боку, резвая зверюшка резко скакнула влево и меч зацепил бок лишь кончиком, оставив хоть и болезненную, но далеко не серьезную рану.
Противники закружили, выжидая, когда другой откроется для удара. Обходя тварь Романд заметил Майкл, добивающего уже третью птичку. Зло выругался сквозь зубы – напросился «вояка» в поход… Химероидный грифон, словно в ответ на мысли парня, клекотнул и прыгнул вперед, расправляя крыло и пытаясь сбить парня наземь. Светлый пригнулся, пропуская замах и рубанул мечом снизу вверх, перерезая изнутри хрупкие полые косточки крыла. Раздался хруст и грифон щелкая клювом заверещал от боли.
Химера мотнула головой и развернулась, пытаясь подмять парня под себя. Копье света возникло само собой; сверкающий наконечник с легким хрустом пробил грудь грифончика и с легким шипением растворился. Монстр свистяще выдохнул и завалился набок. Куриные глаза затянуло желтой пленочкой
– С боевым крещением, – довольно ухмыльнулся Майкл, протягивая парню руку и помогая встать. И уже холодным приказным тоном прикрикнул. – Вперед. Быстро.
До Рассвета осталось всего часа два и за это время нужно добраться до замка, занять позиции. А демонам еще и укрыться рулонами специальной светонепроницаемой ткани. Изобретение это принадлежало Шанти – за него она в свое время и получила должность Аналитика и помощника темного Владыки.
Романд подхватил с земли оброненный меч, спешно забросил его в ножны и пристроился в тыл к отряду.
«Первый настоящий бой. Первый… труп. А сколько их еще сегодня будет» ?
Мелькнула подленькая мыслишка: «Может все-таки стоило остаться» ? И тут же ушла, сметенная более насущной потребностью: выжить. А потому рассеивать внимание на жалость к себе непозволительная роскошь.
Бег по пересеченной местности в любом случае не самое легкое времяпрепровождение, а когда еще и раз за разом натыкаешься на тварей Ненависти. Не считая мелких стычек, когда отряд на марше даже не останавливаясь просто сметал попадающегося противника, в полноценный бой пришлось вступить еще два раза.
Двое демонов получили ранения: у одного рана оказалась хоть и глубокой, но не смертельной; второго, получившего удар когтями по щеке – парализовало. Трупный яд стал расползаться по телу и демона пришлось телепортировать.
Впрочем, чем ближе к рассвету, тем меньше по пути встречалось вражеских патрулей. Будь-то группа умертвий или стая бихолдеров.
На рубеж отряд вышел уже к самому Рассвету, едва-едва успев к самому восходу. Пригнувшись за камнем рядом с закрывшимся магической тканью Майклом, Романд зачарованно глядел на представший перед ними замок. В голове промелькнула единственная связная мысль: «И вот это они надеются захватить» ?!
Огромное строение, казалось монолитной каменной глыбой. Без каких-либо признаков ворот и тем более без всяких украшений в виде башенок и декора.
Впрочем, парень и не мог знать, что ведьма, создавая себе убежище, просто расплавила горную породу в одно податливое месиво, а после магией вылепила из него то, что хотела.
Но чего он точно не мог представить, так это того, каким образом можно атаковать неприступную скалу.
Непривычное состояние беспокойства минута за минутой отравляло существование темного Повелителя. Проще говоря, Конрад просто не находил себе места. Вроде и все что можно предусмотрено, приказы розданы и все работает как часы, но… Настырный червячок сомнения так и подначивает: а все ли? Как бы ни был хорош самый идеальный план, а известно: случайно упавший не в то время и не в том месте камушек может изменить ход истории, что уж говорить об одной битве.
Да еще Эля… До него докатывались волны обиды от любимой. Да, они договаривались. Да, атаковать нужно было на сутки раньше. И если бы Повелитель не решил перестраховаться, подключив еще и Айви, так бы и произошло.
А если уж Наэла молчит, отводя взгляд – никакая перестраховка лишней не будет. Там, где дело касается Высших, да еще собравшихся в одной месте, исход боя не сможет предсказать даже самый сильный Прорицатель.
Провидица с планом, предложенным Элей, согласилась на удивление быстро, видно чувствуя за собой часть вины за произошедшее. А вот с Айви пришлось перепробовать все методы кнута и пряника, то обещая личное озеро газировки, то угрожая термитами и костерком. Пока доведенные до белого каления Повелители, проявив удивительное единодушие, просто не применили репрессивные меры к наглому подростку.
Растерев виски, Конрад оторвался от неприятных воспоминаний и попытался отправить жене мысленное сообщение; хоть как-то ее успокоить. В ответ пришла такая волна ярости и возмущения, что в глазах потемнело.
«Эля?! Прекрати» !
Глухая стена обиды и молчание. Не слышит или делает вид. Тьма и Бездна!..
Конрад зло сжал зубы: женщины! Иногда легче с целой армией разобраться, чем с одной единственной особой женского пола. Неужели она и впрямь могла решить, что он ее бросил и предал?
Ладно, все после.
И так последние приготовления приходилось завершать в спешке. Шанти, непривычно тихая и на удивление злая заканчивала проверку телепорта. И изредка поднимая голову, поглядывала на беседующего с Майклом Романда, будто порывалась что-то сказать и в последний момент одергивала себя.
Изредка встречаясь взглядами, парочка тут же делала вид: «Что смотришь? Это я на тебя смотрю?! Да я совершенно случайно посмотрел (посмотрела) в твою сторону! Надо ты мне больно» !
Конрад усмехнулся: вот, еще одни не могут разобраться в своих отношениях. Собратья по несчастью. Одна – истинная демонесса: гордая, вспыльчивая, с характером действующего вулкана. И второй, кажется совсем мальчишкой, а характер есть.
В зале уже собрались несколько десятков воинов, которые уходили первыми. Майкл в полном боевом облачении сухо раздавал указания по передвижению и возможному бою с вражескими патрулями.
Сейчас что-то менять и изменять тем более не имеет смысла. Наэла свою роль уже должна была сыграть, а значит, теперь черед только за ними.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:57 | Сообщение # 77
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
И пусть все идет так, как задумано.
Как назло время ожидания тянулось медленнее свежей смолы, а то и вовсе застывало янтарем, даря ощущение мухи, увязшей в сосновой живице.
Когда, наконец, истекли отведенные четыре часа, и по всем расчетам последний отрядов воинов должен был прибыть к замку Хаат, Конрад почувствовал ни с чем несравнимое облегчение.
Наконец-то можно чем-то занять руки и мысли: особенно если это холодная сталь меча и упоение боем.
Повелители телепортировались самостоятельно, на максимально близком расстоянии от замка.
Мельком окинув взглядом скалистое плато перед замком, Конрад с удовольствием отметил отряды воинов, укрытых магическими плащами – на темном Повелителе был такой же – и почти незаметных на фоне серо-коричневой скалистой равнины. Молодцы, четко работают.
А вот замок – впечатляет! Отгрохала, стерва, не скупясь на силу!
Возмущенный окрик Айрэла оторвал высшего демона от раздумий. Спешно повернувшись, темный перехватил управление порталом, уже созданного братом, и открыл проход для светлого воинства.
– Осторожнее, – рявкнул Айрэл. – Скривишь константы! И заканчивай спать!
Демон не ответил – отвлекаться сейчас и в самом деле нельзя. Хоть и очень хотелось. Но поддержание такого телепорта, хоть он дополнительно подпитывался светлыми магами и с той стороны – требовало неимоверных усилий.
Из межмировой воронки крылатым горохом посыпались светлые, выученно разлетаясь в стороны и давая проход вслед идущим воинам.
Светлый Владыка, чуть ревниво понаблюдал за работой старшего брата, размял пальцы – до хруста в суставах – и прочертил ладонью первую резкую линию. Линия вспыхнула ярко-голубым и повисла в воздухе. Дальнейшее создание заклинания непосвященному показалось бы невнятными младенческими каракулями. Линии наползали одна на одну, кололись ледяными углами, топорщились на стыках и обвисали в полукружьях.
Айрэла получившийся результат ничуть не смущал и он продолжал деловито добавлять в абстракцию все новые линии. Тем более, что сквозь облака пробился первый Рассветный луч. В Проклятом мире восход длиться не больше пяти-десяти минут. Надо успеть.
Внезапно вокруг портала стала собираться черная дымка – вражеские маги, заметив появление двух Повелителей и светлого войска, пытались оборвать телепорт.
– Нас заметили – пытаются разорвать портал!
– Еще две минуты.
Конрад стиснул зубы. Управление Силой Тьмы на Рассвете и так давалось нелегко – магия утекала водой сквозь пальцы. Впечатление было то же, что у висящего на краю пропасти – силы иссякают моментально, а толку – чуть.
– Быстрее. Долго не продержусь.
Отряды светлых прошли почти все – осталось максимум сорок-шестьдесят воинов. Вот еще пятеро появились на этой стороне, сразу занимая боевые позиции.
Впрочем, и врагам магические изыски не удавались. Черная дымка то подступала к проходу, то почти исчезала, выжигаемая солнцем. Но, при должном соотношении количество всегда перевесит качество. Пот стекал по лицу, застилая глаза. Руки тянуло так сильно, что казалось вены сейчас лопнут от количества пробегаемой по крови магии.
И еще семерик.
Со стороны замка в центр портала ударило мощнейшее заклинание. Будто кувалдой по наковальне. Звоном отозвалось в ушах – из носа потекла кровь. Не иначе главная виновница торжества подключилась.
Все.
Конрад обессилено опустил гудящие руки. Пространство вокруг портала сгустилось, стало похожим на вязкую переваренную кашу; телепорт несколько раз мигнул и свернулся, разделяя два мира. Кажется, там кто-то еще был, так и не успев перейти на эту сторону. Уже не там и еще не здесь.
Но это уже было не важно.
Спустя пару секунд Айрэл тоже закончил плетение своего заклинания, на выдохе развел руки в стороны. Заклинание завихрилось потоками светлой магии, собираясь воедино. Загудело будто гигантский шмель и в смертоносные потоки и вырвалось. Конрад выругавшись, плашмя повалился на землю, кутаясь в плащ. Воздух загудел от поспешно натянутых блоков и магических щитов. Остальные демоны оказались сзади и под действие заклинания светлого Владыки не попадали.
Воздух словно взорвался. Конрада вдавило в землю и выжгло весь воздух из легких.
– Так бы и глядел на лежащего у моих ног поверженного и «всемогущего» Повелителя демонов, – словно сквозь вату раздался над ухом довольный голос светлого.
– Иди ты, – охнул Конрад поднимаясь.
Стен у замка больше не было, как и части верхних этажей, сплавившихся в непонятную массу серо-коричневого цвета. Вспыхнула и пропала уже ненужная осадная защита.
Небо вновь затягивали мглистые тучи – Рассвет закончился.
Взглянув на брата, Конрад хмыкнул:
– А сам-то – немочь бледная.
Цветом лица Айрэл почти не отличался от серого неба. Потратить за один раз больше половины Силы – это тяжело даже для Повелителя. Но с другой стороны – замок практически полностью разрушен. А это многого стоит.
– На ногах держишься или костыль дать?
– Свой одолжишь?
Над пустошью пронесся Зов. Штормовым ветром всколыхнул волосы. От черной ненависти и злобы в приказе, кончики пальцев закололо. Из ущелий, незаметных на первых взгляд пещерок и просто из-под земли показались призванные твари. Словно гигантские кроты, вспарывали полумертвую землю. От замка отделились черные точечки, растянулись в горизонтальную линию. Наемники и рабы спешили на защиту своей Госпожи.
Повелитель демонов сбросил уже ненужный плащ, стянул перчатки и погрузился в упоительную мощь боевой трансформации.
Перед сидящей на полу Хаат на низеньком деревянном столике лежал кинжал. Плотные портьеры задернуты и не пропускают ни одного солнечного луча. Уже начался Рассвет.
Необычайное спокойствие и отрешенность от мира, почти оцепенение овладело ведьмой. Как в штиль перед грозой.
Мысли текли непривычно плавно, без единой эмоции, словно прибор отвечающий за их переключение перегорел.
Появление ножа Забвения меняло все.
Этим оружием можно убить любого. Действительного любого. Даже одного из четырех Первых. Какая неслыханная удача! Вот только, удача-ли?..
Хаат прищурилась, почувствовав возмущения в магическом фоне планеты. Причем не какие-нибудь, а возмущения, вызванные появлением на планете множество светлых аур. Хаат лениво взмахнула рукой, отправляя сканирующий импульс и подскочила от неожиданности.
И не просто светлые – среди них ярчайшими драгоценными камнями светились ауры двух Повелителей.
– Спелис-с-с… Эй, светлая? Видишь, братец явился тебя спасать. Ты что – не рада?
«А ты» ? – неожиданно отозвалась Элли.
– Я… Особенно!
Судя по исходящим заклинаниям, маги из числа наемников и рабов тоже заметили новоприбывших нежданных и незваных гостей. И сейчас пытались заглушить сигнал телепорта. Противоборство продолжалось уже больше пяти минут. Бездари и дармоеды! И зачем я вас только держу!
Хм… занятно. Рассвет, а телепорт поддерживает темный. Тебе же хуже!
Не заморачиваясь созданием заклинания Хаат просто швырнула в направлении открытого телепорта сгусток чистой силы. А ну-ка попробуй отбить?
Сигнал телепорта замигал, расплываясь в пространстве. Схлопнулся и исчез.
«Как же не вовремя! Тьма и Бездна, ведь была надежда, что раз Конрад сразу ничего не сделал, то пока войны и не будет. Надежда?! Я уже рассуждаю, как какой-нибудь заморенный ангел» .
Убрав со лба взмокшую от пота челку ведьма повернулась, чтобы тут же рухнуть на пол. Замок накрыло узконаправленной волной рассветной магии. Замок трясло так, что казалось он сейчас сложиться карточным домиком. Стены перекосило, потолок кое-где и вовсе обвалился и зиял брешинами.
– Госпожа, вы живы?
Сквозь завесу пыли голос Келли звучал глухо, как из подземелья.
– Да… – ведьма шатаясь поднялась на ноги, оперлась о стену, вытирая тыльной стороной ладони текущую из носа и разбитой губы кровь и приказала. – Выпускай зверюшек. Всех. Скажи магам – пусть готовятся, и собери внизу всех командиров.
Подойдя к окну, она отдернула портьеру, оглядывая серую равнину, раскинувшуюся перед замком и, так же молча вышла из комнаты. Раз игра началась – блефовать надо до последнего. И пусть противник попробует понять, что у тебя в руках – пустышка из двоек или роял-флеш.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:58 | Сообщение # 78
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Глава 18

– Боевое построение!
Демоны и ангелы, действуя как никогда слаженно, за минуту выстроились идеально правильным порядком. Первой линией фронта как ни удивительно стояли – маги. Дальше шли самые массивные воины: горные тролли, минотавры, скальные демоны. Третьей более легкие и быстрые: дроу, лесные демоны, водные.
Низко и глухо простонал рог. Вражеская армия вошла в зону поражения. Над полем разнеслось:
– Пер-рвая линия! Пли!
Маги дали слаженный залп по подступающему противнику и тут же нырнули за спины наземных бойцов, тотчас взявшихся за копья. Линия фонта ощерилась двухметровыми лезвия, готовая принять первый натиск врага. Огненные шары, молнии, ледяные стрелы разрывались в нескончаемом потоке монстров, проделывая в брешины, которые почти тут же вновь смыкались.
– Копья наизготовку. Маги – го-овсь!
Вдогонку полетело:
– Воздух – огонь!
Все правильно – часть тварей уже вышла из зоны защиты замка. Ответом был шквальный огонь ангельских магов сверху, вперемешку со стрелами.
Стрелы – сделанные мастерами Града с тиснеными серебряными наконечниками ядовитыми жалами если и не убивали сразу, то доставляли как минимум множество весьма неприятных ощущений, как от острого наконечника, так и от освященного серебра.
В центре возник теневой шторм – в действо включился Владыка демонов. Вой, скулеж и визг смешались в один предсмертный. Еще часть была погребена под гигантскими валунами, сброшенными с неба.
Ощетиненная пиками первая линия приготовилась к удару – их задачей было погасить прорыв нападающих. Часть тварей – более умных на пики бы и так не полезла – попыталась свернуть в бок, но кого-то просто спихнули сзади бегущие, а других подгоняла сметающая любой разум ненависть и жажда крови.
Армии взревели двумя ранеными медведями и смешались, будто цветной горох. Впрочем, масштабных заклинаний у магов почти не осталось и теперь они наряду с рядовыми воинами атаковали одиночные цели.
Зато они остались у вражеских магов. С неудовольствием отметил Конрад, отбивая очередное заклинание Черной смерти. И прислужникам Хаат было плевать, что от этого заклинания погибнут не только нападающие, но и свои.
Рядом с Повелителем почти дюжина ангелов и демонов пытались совместно справиться с гигантским анкегом. Огромный шестиногий червяк извивался, пытаясь зацепить присосками с крючками кого-нибудь из нападающих. Один из ангелов, коротко вскрикнул, когда один из крючков подцепил за ребра, подминая под многотонное туловище. Повелитель на мгновение отвлекся от очередного защитного заклинания. Отбил сразу три Плача Вероники и повернулся к анкегу, посылая в того электрический заряд.
Червяк, потеряв ориентацию, забился на песке, разбрасывая комья земли. И через несколько минут был разрублен.
Взглянув на небо недовольно присвистнул – Айрэлу с его воинами тоже приходилось несладко: небо заполонили баатезу. Черные, красные, зеленые абишау. С Изначала – кровные враги крылатых. И сейчас давняя, кровавая вражда вылилась в бойню. Чешуйчатые рептелевидные тела, мелькали словно гигантские уродливые бабочки
Маги уже перешли на запасные амулеты с энергией Источников – своя была почти на исходе.
Рядом спустился Айрэл, вытирая с лица кровь.
– Она пока не появлялась?
Уточнять, кто такая загадочная «она» не требовалось – и так все ясно.
– Нет. Пока не видел. Будем надеяться, Наэла успела.
Светлый кивнул, вновь расправляя крылья, возвращаясь в пахнущее гарью и сгоревшими перьями небо.
Конрад на минуту отвлекся, достал мечом зазевавшегося бихира и создал огненное кольцо вокруг пяти зомби.
Битва только началась.
А для некоторых уже закончилась или заканчивалась.
И ангелы и демоны продавали свои жизни дорого. Не зря Повелители брали только самых умелых, опытных воинов. Впрочем, неумелые, юные и амбициозные напросились сами.
Крылья и тело Романда покрывал такой толстый слой копоти, что парень казался хорошо прожаренной тушкой-гриль. Впрочем, не смотря на некоторые неудачи ангел заслуженно гордился своим боем: на его счету оказался уже десяток убитых. А тем более последний – черный баатезу. Убить которого было недосягаемой мечтой даже для опытного архангела. Правда, в результате этой победы Романд и оказался покрыт сажей – сволочной монстр не просто издох, потеряв голову, а еще и взорвался напоследок.
Кое-как счистив копоть с меча и лица, парень осторожно обошел двух сражающихся дроу – темного и перебежчика ненависти. Все равно никому помочь не сможет – не та скорость и реакция.
Как вдруг охнул и покачнулся, краем глаза заметив ударившую его кинжалом рыжеволосу демоницу. Красотка сплюнула, поднырнула под руку скального демона, ударила его в незащищенный бок и исчезла, смешавшись с толпой.
А Романд, ловя открытым ртом воздух, завалился на бок и кристально ясно понял, что умирает.
Обитателям замка не спалось. Не смотря на теплую для начала сентября ночь чистое звездное небо, как нельзя лучше располагающее к романтике, в воздухе висело ощущение смерти и страха. Со щитом или на щите? Кто знает? Неуязвимых и абсолютно бессмертных не существует.
На одном из балкончиков внепланово как-то сам собой вдруг организовался девичий междусобойчик: Шанти, Айви и Марта, расположившись кто в кресле, а кто и просто на периллах молча сидели потягивая кто что.
«Надо же, у меня будет малыш. Мой ребенок…. Мой и Романда. Ох, а я думала, то-то меня в последнее время на солнце тянет. Интересно, малыш, кто ты будешь – мальчик или девочка? Впрочем, это не важно. Ты будешь самым любимым и долгожданным ребенком в мире! А вот папе твоему мы пока ничего не скажем, пусть помучается!.. Эх, и как он там» ?..
Шанти вдруг охватил такой ужас, что перехватило дыхание, а в глазах потемнело.
– Что случилось, – гулкий бас минотаврихи добился до сознания девушки только на третий раз.
– Романд…
– Что с ним?
– Не знаю. Но ему плохо!
Вскочив, девушка заметалась по галерее, в смятении заламывая руки.
– Ты же гений. – Хмыкнула дриада, сосредоточенно болтая вишенкой в бокале. – Так, придумай что-нибудь.
– Что?!
– А я откуда знаю!
Шанти замерла соляным столбиком, а после выскочила прочь.
Пентаграмма в лаборатории вспыхнула голубым, колбочки и реактивы жалобно зазвенели – разбиваясь. Рука дернулась так резко, что вместо нужных нескольких капель крови, из разрезанной руки хлынул целый ручеек, мгновенно окрасивший бежевые плитки пола.
Заклинание «Возврата» связывало троих – мать, отца и еще не рожденный плод. Древнее заклинание, созданное тысячелетия назад еще во время первых войн.
По этому Зову нельзя не вернуться.
От мощной древней магии стекла разлетелись осколками, а двери возле откосов пошли трещинами. Но главное – удалось.
«Он вернется, правда, малыш? Да, Романд, ты просто не сможешь не вернуться. Хотя бы для того, чтобы я не отказала себе в удовольствия самой открутить твою безмозглую голову» !
– И только попробуй умереть!
Прилетевший из ниоткуда багровый огненный шар разорвал уже нависшего над Романдом волколака, разорвав тварь на ошметки. А соседнего с ним монстра просто расплющило, будто ударом невидимого гиганта.
Подошедший к раненому парню Михаэль присвистнул, глядя на рану. Вытащил из-за пазухи исцеляющий амулет. Приложил распоротому животу ангела, глядя как целительная магия тяжками света уходит в рану, залечивая буквально на глазах.
– Спасибо.
Хоть рана и зажила, но тело на скоростную регенерацию отреагировать не успело, все так же посылая в мозг сигналы боли. Ощущения малоприятные.
– Всегда пожалуйста. – Отозвался Майкл, помогая светлому подняться на ноги. – Где Повелитель?
– Какой?
– Любой.
– Айрэл крыльями где-то светился слева. Но после меня оттерли в бок.
– Ясно. Ладно, попробую их найти. И только попробуй умереть. А не то твоя демонессочка мне череп проломит.
Романд пробормотал что-то невнятное и кивнул куда-то в бок:
– Смотри…
Майкл оглянулся, одновременно отмахиваясь от двух зомби.
В некоем абстракционном круге из мертвых тел друг напротив друга стояли двое: массивный опасный демон, а вернее Повелитель демонов в полной боевой трансформации и стройная худенькая девушка, чьи золотистые косы полоскались на сухом ветру. В руках мужчины был длинный обоюдоострый меч, девушка держала два коротких.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:58 | Сообщение # 79
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Элли, – прошептал Романд, неверяще глядя на подругу.
– Нет – Хаат, – коротко отрезал Майкл.
– Сдохни!
Конрад едва успел подставить меч, отбивая удар, когда на него налетел золотисто-алый вихрь. Не смотря на малый рост и вес, двигалась ведьма почти идеально.
Выверенная точная техника, скользящие движения и скупые удары. Будто змея.
Да, в общем-то, змеей она и была: опасной и ядовитой.
Тьма! Сражаться было как никогда сложно. Постоянно приходилось одергивать себя и в последний момент останавливать руку, ослабляя удар. Зато Хаат это было только на руку.
Удары сыпались июльским градом не давая даже передышки. В такой ситуации речи о разговорах тем более не шло. Слишком умелые и опытные подобрались противники.
И потому мужчина едва не пропустил момент, когда алые глаза вдруг сменили рубиновый свет, на синие сапфиры. Недоверчиво спросил, одновременно отбивая удар снизу.
– Элли?..
– Ты опоздал!
– Прости.
– Я-то прощу, но это ничего не изменит! Ведьма уничтожила целый город, а завтра бы и весь тот мир!
– Это всего лишь…
– Жизнь не может быть всего лишь!
– Эля!
– Что – Эля? Ты обманщик!
– Хорошо. Бей. – Разозлился демон, опуская меч и разводя руки. – Я – мерзавец. Смерть мне и все такое.
Девушка замерла и вдруг резко ударила. Наотмашь. Глаза вновь вспыхнули алым.
– Сговорились?! Что вы сделали, что я не могу открыть телепорт в другой мир?!
Глаза демона довольно прищурились – значит, Наэла успела связать Источник.
– Что ты молчишь?!
Демон с паскудной ухмылкой проигнорировал разъяренные вопли, и противники вновь закружили по поляне.
Блок. Удар. Парирование. Уклониться снизу, прогнуться и… кончик опоздавшего за движением золотистого хвостика осыпался золотыми нитями.
Если демон был сильнее, то ведьма брала свое за счет ловкости и гибкости. Впрочем, долго так продолжаться не могло. В конечном итоге, все равно победит сильнейший – кто сможет подержаться дольше в изнуряющем поединке. Либо – самый везучий.
Вдруг девушка всхлипнула, держась рукой за грудь, и упала на колени, роняя меч.
– Эля? – Конрад испуганно наклонился к упавшей девушке – неужто и вправду ее ранил.
Тонкое лезвие стилета свистнуло отпущенной тетивой. Его кончик прошелся всего в миллиметре от кожи мужчины.
Ведьма разочарованно взвыла и умерла. В ее груди торчал вбитый по рукоятку стилет.
Мужчина осторожно отцепил тонкие девичьи пальцы от рукоятки стилета, создал вокруг трехметровый защитный контур, сел на землю, уложил голову девушки на колени и позвал:
«Наэла, твой ход. Айрэл, сюда» .
Оба откликнулись моментально:
«Поняла» .
«Сейчас буду» .
Во всем теле ощущалась поразительная легкость и даже… радость. Поднявшись, Элли огляделась: просторный зал из светло-зеленой яшмы, на метровом пьедестале два трона с высокими спинками и резными ручками.
Троны были заняты невероятно красивой парой: мужчина и женщина. Огромные фигуры – не меньше пяти метров, статные истинно царские осанки, гордые лица. Глаза женщины были чернее самой безлунной ночи, глаза мужчины – залиты золотом Рассвета. Изначальные сущности: Тьма и Свет. Их глаза глядели не мигая и словно насквозь проникали в душу, прожигая ее насквозь.
Изначальные выглядели такими величественными и неприступными, что Элли замялась и поспешно отвесила поклон. Заметив движение слева – скосила глаза.
В нескольких шагах слева стояла очень красивая темноволосая девушка с бледной-бледной кожей и ярко-алыми глазами. Хаат.
Ведьма стояла ровно и горделиво, словно это она королева и терпеливо, как и подобает венценосным особам, ждем окончания церемонии представления ей смердов.
Изначальные, впрочем, не обращали совершенно никакого внимания на ни одну, ни на другую. Что им церемонии – живущим вечно.
Жуткий голос прогрохотал горной лавиной, дробясь сотней отзвуков от каменных стен. Разобрать, кто говорил – не получилось. Ни один из Изначальных даже не открывал рта.
– СНИМИТЕ МАСКИ.
Элли, удивленно захлопала ресница: «Маски? Ну и что это значит» ?
На всякий случай, пощупала временное тело. Или не временное или вовсе не тело – поди здесь разберись. Здесь за Гранью исчезало время, искривлялось Пространство. Вроде все как обычно – ничего не добавилось и не прибавилось. Хотя впечатление было странное: вроде как ощущаешь себя вполне живой и нормальной и в то же время чего-то не хватает. Наверное, стука сердца. Жутковатое чувство.
Зато ведьма видимо знала, о чем говорят Изначальные, ибо резко взмахнула ладонями, будто плеснула на лицо водой из горсти. Ее очертания смазались, поплыли красками под дождем. И Хаат предстала в истинном обличье: жуткий гуманоидный монстр, с бурой, покрытой струпьями кожей. Непропорциональная фигура: слишком длинные, почти до колен руки, маленькая сплюснутая голова с вдавленным, будто у сифилитика носом. Ушей и волос не было вовсе. И горящие алым глаза.
Элли вздрогнула от омерзения: «И вот это вот было внутри меня» ?!
– ВЫ УМЕРЛИ. ДОБРОВОЛЬНО ОТДАВ ЖИЗНИ В ЖЕРТВУ ПЕРВОМУ УБИЙЦЕ.
Светлая нахмурилась, не сразу сообразив, что так он или она назвали нож Забвения. По легенде – это был человек. В те времена в мирах знали, что такое смерть от старости, но никто и помыслить не мог насильно отобрать жизнь у другого.
Но однажды в миры пришла ненависть. И этот человек стал ее первым рабом. Первым возненавидевшим и продавшим душу. И первым, кто отнял жизнь, убив своего собственного брата.
Имя первого убийцы предали забвению, а его тело превратилось в нож, которым можно было убить любого. Идеальный, первый убийца.
Когда-то эту легенду Элли слышала от отца – любителя сказок и преданий. Чтобы разыскать этот нож Повелителям и Пифии понадобилось почти неделя.
Какая ирония – погибнуть от собственного раба. Пусть он и был первым.
– Я ничего и никому не отдавала, – взвилась Хаат, гневно тыча пальцем в сторону Элли. – Это она! Ее и забирайте!
– ЭТО ПРАВДА?
Элли прикусила губу, и тут же смущенно одернула себя – дурацкая привычка, никак не избавиться. Медленно, подбирая слова, ответила:
– В момент смерти мое тело принадлежало Хаат. Я не имела над ним власти.
О том, чье было тело в момент замаха лучше промолчать. Не так ли?
Хаат с яростью уставилась на Элли. Во взгляде сквозила неприкрытое бешенство и злоба. Но сказать было нечего – ведьма просто не помнила этого момента. И Элли вроде как не соврала. А о чем промолчала – это ее личное дело.
– НО ТЫ ТОЖЕ ЗДЕСЬ?
– Мое тело мертво – где мне еще быть? – Резонно возразила девушка.
Изначальные переглянулись и замолчали.
«Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, – в могильной тишине зала стоять стало страшно, – Пусть все получится» !
Тишина длилась около минуты, когда уже чуть более женственный с легкой хрипотцой голос произнес:
– МЫ ПРИНЯЛИ РЕШЕНИЕ – ВЫ ИЗГОНЯЕТЕСЬ ЗА ГРАНЬ ОБЕ. БЕЗДНА ПРИМЕТ ВАС.
– Если она через три минуты не вернется, даже я не смогу оживить это тело, – предупредил Айрэл, стараясь не глядеть на брата.
Тот упрямо сжал челюсть так, что на скулах заиграли желваки.
– Вернется.
Айрэл недоверчиво покачал головой и вновь замер над Элли. Остаток Силы светлого Повелителя был сконцентрирован на единственном, но самом мощном, заклинании. Минуты тянулись невыносимо долго и при этом, парадоксально быстро. Тело девушки уже начало холодеть.
В зале замерцало, воздух сгустился и будто вылепил еще одну фигуру: пухленькую фигурку Провидицы с чьей-нибудь другой спутать было сложно.
Невозмутимая Оракул степенно прошла в центр зала. Чуть склонила голову, приветствуя родителей. Хаат и Элли удивленно уставились на новоприбывшую.
– Не Грань, а рынок какой-то, – ехидно хмыкнула ведьма. – И столько же портовых сучек.
– ПО КАКОМУ ПРАВУ ТЫ ПРИСУТСТВУЕШЬ НА ГРАНИ?
– По праву заинтересованной стороны.
– МЫ СЛУШАЕМ ТЕБЯ, ДОЧЬ, – переглянулись Изначальные.
Наэла вытащила из складок плаща печально знакомый договор, подписанный кровью, встряхнула.
– Хаат, сестра моя по крови матери связана со мной подписанным договором. Согласно уговора, я свою часть условий выполнила. Теперь ее очередь. Она обязана вернуть мою силу.
Договор полыхнул светом и исчез из рук Пифии, чтобы через секунду появиться перед лицами Извечных. Наступила непродолжительная тишина.
– ДА. ТЫ МОЖЕШЬ ЗАБРАТЬ СИЛУ.
Наэла благодарно кивнула и подошла к оторопевшей Элли.
– НОЖ ПЕРВОГО УБИЙЦЫ ТАКЖЕ ДОЛЖЕН ПОЛУЧИТЬ ЖЕРТВУ. В БЕЗДНУ УЙДЕТ ХААТ
– Что?! Как?! Я твоя дочь! – выкрикнула Хаат. – Вы не можете!
– ТЫ ЗАКЛЮЧИЛА ДОГОВОР НА КРОВИ. – Рокотом разнеслось по залу.
– Я заключала договор, что верну этой, – кивок в сторону Пифии, – Силу, а не…
– НЕ СПОРЬ!!!
Хаат невольно пригнулась, столько ярости было в голосе матери.
– МОЯ ДОЧЬ ДОЛЖНА ОТВЕЧАТЬ ЗА СВОИ РЕШЕНИЯ. ТЫ ОБЕЩАЛА ОТДАТЬ СИЛУ – ЭТА ДЕВУШКА И ЕСТЬ ИСТОЧНИК СИЛЫ. НАЭЛА ИМЕЕТ ПРАВО ЕЕ ЗАБРАТЬ.
– И ПОЭТОМУ, – вступил в разговор Свет. – ТЫ ВОЗВРАЩАЕШЬСЯ В БЕЗДНУ.
Хаат еще попыталась что-то сказать, как ее «тело» осыпалось серой пылью и впиталось в зеленые плитки пола. Не было ни воплей, ни черных дыр, ни самой Бездны, – которую, говоря по правде, Элли было любопытно увидеть – только конечно не в качестве постоянной жительницы. Просто была и вдруг не стало. Ангел еще таращилась на вдруг опустевший пол, как Наэла потянула ее за руку.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:58 | Сообщение # 80
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Пойдем скорее, – поторопила Наэла девушку. – Ты уже слишком долго здесь задержалась. Да и мне пора возвращаться.
На сей раз прощальный поклон вышел резким и неуклюжим – времени почти не осталось.
Айрэл взъерошил волосы: «Отведенные десять минут уже давно прошли. Если она сейчас не очнется, то не очнется никогда» .
– Я чувствую ее, – Конрад подхватился с земли, – ощутив легкие, смутные прикосновения знакомой ауры. – Давай.
Айрэл резким движением придавил ладонь к груди девушки, посылая в ее тело целительную энергию. Крошечные заряды импульсов пробежали по нервным окончаниям, заставляя тело вспомнить как это – жить. Самый сильный разряд прошел сквозь сердце. Девушка судорожно вздохнула и забилась, выгибаясь от сухого кашля. Легкие горели огнем, а конечности сводило судорогой.
– А ничего у нее грудь. Хоть и маловата, но главное не количество, а качество, – ухмыльнулся светлый, отодвигаясь в сторону. И едва успел отскочить подальше от разъяренного демона, который в мгновение оказался рядом с любимой. Потирая вывихнутое плечо, прошипел. – Псих!
– Элечка, – облегченно прошептал Конрад, недоверчиво, будто боясь вновь ее потерять, прижимая девушку к груди. – Все получилось!
– Ко-онрад, ты меня сейчас задушишь… – Прохрипела девушка и улыбнулась. – Привет.
– Привет.
– Видишь, все получилось. А ты не верил…
– Я…
– Конрад, бросай свою романтику. – Оборвал брата ангел. – Твари вышли из-под контроля.
Демон бросил взгляд за границы стеклянного купола и вскочил на ноги, одновременно подхватывая оброненный меч. Полупрозрачная сфера сместилась, вытолкнув братьев и оставив внутри ангелочка.
– Сиди здесь!
– Конрад, я с вами. – Элли, шатаясь кое-как поднялась на ноги, плюхнулась на коленки, ободрав ладони о камни и обиженно закричала. – Не смей мне указывать, где сидеть! Я хочу с тобой! Слышишь?!
Мужчина не отозвался, влившись в гущу битвы. После гибели Госпожи твари вовсе потеряли управление и последние мозги от захватившей все существо ярости и жажды крови.
– Ах ты наглая демонюга! Сейчас же вернись!
Девушка разъяренно попинала сапожком прозрачную стенку и едва не плача прижалась к стеклу защиты.
Слева что-то сильно горело – оттуда несло клубы черного дыма. На месте замка и вовсе дымились серые развалины. Но не смотря на все успехи, создавалось впечатление, что монстров меньше не стало. Или же это казалось из-за их удвоенной ярости: так раненый медведь впятеро сильнее и опаснее обычного мишки.
Едва не заходясь в крике, Элли наблюдала, как один за одним погибают воины. Двое демонов из гарнизона замка – девушка их хорошо знала, успев сдружиться за два месяца, оказались буквально разорваны десятком гарпий. Один из ангелов попал под огненную атаку импа и заполыхал крылатым факелом.
Слева мелькнула пшеничная шевелюра.
– Майкл!
Падший усмехнулся и отсалютовал девушке мечом: «Рад, что ты в порядке» . Наклонился, пропуская просвистевший над головой огненный шар, и достал кончиком меча зазевавшегося оборотня. Рядом с демоном мелькнул Романд. Тоже заметил девушку, махнул здоровой рукой с мечом, левая покоилась на грубо сделанной из куска рубашки перевязи.
Мужчины работали вдвоем как отличный отлаженный механизм. Вовремя прикрывая друг друга, парируя, меняясь местами и подбирая наиболее опасных соперников.
«И когда только старый друг, бывший еще совсем недавно мальчишкой, успел вырасти» ?! – восхищенно подумала Элли. Обернулась, осматриваясь и с удивлением заметила стоящую невдалеке Келли. Демоница, вытянув перед собой руки, что-то быстро-быстро шептала. По ее пальцам пробегали изумрудные сполохи разрядов – рыжая плела заклинание.
– Майкл! – даже не надеясь привлечь внимание падшего, закричала Элли. Но тот услышал, обернулся. Коротко и зло махнул рукой.
Тонкая черная молния прошила грудь демоницы насквозь; Келли дернулась в последней попытке и сумела-таки свести ладони вместе.
В воздухе пахнуло копотью и мокрой землей. Резко потемнело и сверху обрушился целый град камней и земли. Огромные валуны и булыжники – некоторые размером с целый дом, – со свистом падали, взрывая землю. Тех, которые попадали на защитную сферу просто разрывало на мелкую пыль и отбрасывало прочь. Вскоре из-за пылевой завесы ангел даже не видела.
Через пару минут все стихло.
– Майкл?.. – Осторожно позвала девушка. – Вы живы? Романд?
Тишина…
Крылья разлетелись в стороны серебристым шатром. Сфера тихо тренькнула и разлетелась радужными пузырями. Девушка тут же оказалась по пояс засыпана угольно-черной пылью. А сделав вдох, судорожно закашлялась – мельчайшая пыль мгновенно наполнила легкие, вновь попыталась позвать:
– Майкл… Романд?!!
Бесполезно…
«Конрад! Помоги» !
Повелитель отозвался тут же:
«В чем дело» ?!
«Они умерли… умерли, понимаешь» ?!
«Кто – они? Ты что, вышла из-под купола?!! Стой там! Накройся щитами. Я попробую к тебе пробиться» .
Девушка бесцельно прошлась вперед, спотыкаясь о торчащие валуны, осела на землю – а точнее на могильный курган, ставший общей могилой для друзей.
– Майкл?..
Тишина. Что делать?
«Это ведь я во всем виновата! Надо было оставить все как есть. Спокойно выйти замуж за любимого демона и жить припеваючи, рожая детей! Так нет же – влезла, связалась с Хаат. Взрослой захотела быть и… испортила что только можно. А теперь они все мертвы. И Конрад, может быть, тоже уже где-нибудь умирает. И мы все умрем. И я умру» …
За спиной раздалось мелодичное курлыканье. Девушка похолодела. Такие звуки издавал только охотящийся бихир. Медленно обернулась.
Мутно-зеленые глаза твари глядели пристально, будто пытаясь на глазок определить, годиться эта крылатая самка в пищу или просто загрызть и дело с концом?
Рядом из черного пылевого тумана вынырнули еще два монстра. Бихир не поворачиваясь зло рявкнул на присоседившихся падальщиков: «Моя добыча» ! и стал медленно подходить к девушке.
Элли вытянула перед собой ладони, словно это ненадежная защита могла ей чем-то помочь. Попыталась вспомнить хоть какое-нибудь защитное или атакующее заклинание. В голову, как назло, лезли одни глупости вроде того, как хорошо сейчас бы прокатиться на пегасе в последний раз. Или съесть мороженого.
– Стой.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:59 | Сообщение # 81
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
Свой собственный голос показался девушке чужим и незнакомым. Уродливый монстр, уже изготовившийся к прыжку, замер, не мигая налитым кровью глазом уставился на жертву.
Соседнее с ним умертвие тоже озадаченно подняло голову, отрываясь от выкапывания чьего-то трупа из-под завала. Чьего именно Элли не увидела, да и не хотела этого знать.
Девушка моргнула, свет словно преломился и она увидела тоненькую черную ниточку, тянущуюся от нее к твари. Медленно потянула за кончик. Цепочка натянулась и глухо брякнула, создав волновой резонанс в пространстве.
– Иди за мной.
Монстр недоуменно наклонил угловатую башку, обмахивая маслянистым языком окровавленную морду.
– Иди. За. Мной.
Монстр делает несколько неуверенных шагов к девушке.
Знаки подчинения на лбу твари стремительно бледнеют, теряя в цвете и объемах. Цепочка утончается, грозя вот-вот разорваться перетертой струной. Правильно, власть настоящей хозяйки закончилась. А слушаться шарлатанку вовсе незачем.
Ангел прикрыла глаза, призывая Силу, и взглянула на землю уже не зрением, а магией, наблюдая за кипящим внизу боем с высоты птичьего полета. Маленькие фигурки сражающихся с такой высоты казались игрушечными. Различить где свои, а где чужие было почти невозможно: демоны в боевой ипостаси оказались почти неотличимы от врагов. Разве что мелькали в толпе белыми пятнами – светлые.
Вот черное облако еще не осевшей пыли. А чуть левее – пропасть. Огромная трещина в земле с крутыми обрывистыми стенками и… не различимым с такой высоты дном.
То, что надо.
Главное успеть. Больше никто не должен погибнуть.
Сухой пустынный ветер треплет золотистые косы, доносит обрывки фраз до края пропасти:
– Что она де… не умеет ле-ать! Эля!!!…не смей!!!
Сейчас или никогда.
Все цепи стягиваются в одну и общий для всех рабов ненависти приказ оглашает равнину: «За мной» . Шажок и она летит в пропасть, а следом серой лавиной скатывается нечисть. Воздух оглашает многоголосый вой, рык и скрежет.
Уже у самого дна, она теряет сознание, успев подумать последнее: «Я все-таки лечу!.. Прости меня… хотя бы после смерти» …
Просторная комната ярко освещена полуденным солнцем. Открыв глаза, Элли пробежалась взглядом по знакомой обстановке: кровать с широким балдахином на бантиках, огромная картина с купающимися русалками, резной комод. Рядом с кроватью на столике стояла кружка с еще дымящимся отваром.
И… нет, не заплакала, просто откинула голову на подушку, закрывая веки.
«Не хочу вспоминать! О, Небо, неужели все закончилось» ?! Хотелось бегать, кричать и хохотать, как безумной. А еще до невозможности хотелось плакать. Забиться в темный угол и не выходить никогда и ни за что.
Жгут руки обмотанные, смоченными в остро пахнущем зелье, тряпками. Видимо сожгла цепью.
Да они победили – но какой ценой?! Тысяч жизней?..
Спустив ноги на пол, ангел поднялась – прошлась по ковру, поджимая пальчики. Шаги были неуверенными – ее еще шатало от слабости.
По босым ногами пробежался сквозняк, мазнув холодком по икрам. За спиной хлопнула дверь, впуская в комнату гостя.
Элли обернулась. На пороге стоял мрачный Повелитель, оглядывая девушку с головы до ног. Первое желание – броситься ему в объятия, сменилось недоумением и настороженностью. Оба молчали, не зная, с чего начать разговор. Элли не выдержала первой:
– Ты злишься?
– А, по-твоему, я должен радоваться? – Сухо процедил демон, повышая голос. – Чем ты думала? Ты могла погибнуть!
– Лучше было, если бы погибли все остальные?!
– Это не ответ! А твой сумасбродный прыжок? Я едва успел подхватить тебя в последнюю секунду!
– Не смей на меня орать!
В комнате повисла тишина. Элли, яростно сжав кулачки смотрела на… мужа.
«Небо! Он теперь мой муж» ?! – Злость ушла, словно вода в засуху просочилась сквозь песок. – «Муж… Такой любимый и такой незнакомый, чужой. Снова – чужой…
Что ж, – в горле стоял комок, – раз так… не смотря на любовь, мы друг другу никто. А значит уходить надо быстро. Чтобы не было соблазна остаться и дальше продолжать этот фарс. Он как не ставил меня во грош, так и продолжает считать… кем» ?!
Но прежде чем девушка успела произнести хоть слово, Конрад, молча меривший комнату шагами, вдруг повернулся так резко, что девушка отшатнулась и едва не упала. Притянув ее за талию, он с такой силой прижал любимую к себе, что Элли показалось, что затрещали все кости.
– Я больше никогда тебя не отпущу. Слышишь?! Никогда!
Девушка молчала, прижавшись к любимому, ощущая под ладошкой, как сильно бьется его сердце.
– Ты нужна мне. И Айви, и Рысе – бедная девочка уже неделю ничего не ест, только плачет и тебя ждет. Всем нам… У тебя есть дом, где тебя всегда ждут, где ты нужна и любима. Свой дом. Наш…
Крепко-крепко прижавшись к его груди, девушка почувствовала, как по щекам бегут две влажные дорожки.
– Я хочу слышать в этих стенах твой звонкий смех, кататься вместе на лошадях по вересковым просторам и видеть, как растут наши дети. Я люблю тебя. Люблю больше жизни. Глупенький среброкрылый ангелочек… И только попробуй еще раз нас бросить.
Элли, даже не в силах ответить – иначе и вовсе разревется в голос – замотала головой. Ни за что.
Темный провел пальцем по щеке любимой, вытирая слезы.
– Извини, я не хотел на тебя кричать. Но ты даже не представляешь, как я испугался.
– И ты прости. Пойми, я должна была что-то сделать. Хотя бы так…
Спрашивать было страшно. Куда страшнее, чем находится там – на поле боя.
– Как… все закончилось?
Демон горько усмехнувшись, сказал:
– После твоего беспримерного подвига, все закончилось в считанные часы. Точнее сама битва завершилась минут за двадцать. Но несколько отрядов воинов и сейчас в том мире, прочесывают пустоши, отлавливая уцелевших.
– Романд?
– Серьезно ранен, перебиты ноги и внутренне кровотечение, но жить будет, если Шанти сама не прибьет от избытка чувств.
– А… Майкл?
Демон промолчал, отводя глаза. Ответ был понятен и так.
– Это не честно! – Как не старайся, а слезы потекли, превращаясь в почти неконтролируемую истерику.
– Мы были для этого созданы. Он знал, куда и зачем идет. Точно также как и все остальные.
– Они не должны были умирать…
Мужчина подхватил девушку на руки, в который раз подивившись легкости, почти невесомого хрупкого тела. Девушка и раньше почти ничего не весила, а теперь же и вовсе: буханка хлеба и то больше весит. Сев на кровать, он опустил ее на колени, прижав к себе.
Сколько они так просидели, молча обнявшись, никто бы и не ответил.
Демон взглянул на настенные часы и сказал:
– Через два часа будет Прощание. Мне нужно там быть.
– Я с тобой.
– Зачем? Останься. Ты только пришла в себя.
– Уже осталась – и что из этого вышло?
Демон молчит, а Элли продолжает.
– Я должна. Просто – должна.
Море Равновесия – штормило. Пятиметровые волны с грохотом разбивались о каменные обрывы. Мрачное небо висело над головой кучевыми облаками, собираясь «порадовать» не то дождем, не то снегом.
Прощание с павшими проходило на вершине фьорда, с которого открывался вид на холодное северное море.
Саму церемонию Элли не запомнила. Просто стояла, прижавшись к надежному мужскому плечу и вспоминала…
По правде сказать, все что сейчас хотелось, забраться в объятия любимого, укрыться пледом и долго-долго плакать… прощаясь со всеми ушедшими, оплакивая оставшихся живых…
Нет, не правда, что оплакиваем мы мертвых. С ними мы просто прощаемся. А плачем – над собой, жалея, что больше никогда не поговорим с ушедшими туда. Не выпьем чашку чая. И не кому будет рассказать, какой сегодня был замечательный день или поплакаться, сетуя на злодейку-судьбу. А то и просто помолчать, сидя рядышком.
Кто-то что-то говорил, о чем-то тихо переговаривался. Повелители произнесли Прощальное слово. Во время речи Конрад поглядывал на бледную, с неестественно выпрямленной спиной девушку.
А ее взгляд нет-нет да и невольно останавливался на огромном деревянном помосте, на котором завернутые в черные и белые полотна лежали тела погибших. О Небо! Сколько же их здесь?..
В конце церемонии вышла Наэла.
Мгновенная магическая вспышка подожгла сложенные под днищем дрова. Смолянистые чурбачки занялись ровно и охотно, а помост вспыхнул с первой нотой последней Прощальной песни. Казалось, пело – море…
Расходились молча.
К утру от костра – общей братской могилы – ничего не останется и холодный северный ветер смешает пепел и разнесет по холодным фьордам. Поцелуями запечатлит на вздымающихся волнах.
В спину неслась высокая, необъятная как море торжественная Прощальная Песня. Песня без слов. Да они и не требовались.
Прощай.
Знаю, мы больше не увидимся под этим солнцем и этими звездами.
Но я всегда буду помнить.
Прощай…
Чистые звонкие голоса тритонид и сирен неслись ввысь, переливались, звенели, сплетались и, кажется, долетали до первых звезд, уже появившихся в осеннем небе.
Погребальный костер остался далеко сзади, когда Повелитель вдруг остановился, тихо шепнул любимой:
– Подожди меня. Я быстро.
Девушка кивнула, плотнее кутаясь в шаль. Мужчина быстрым шагом вернулся, подошел к Наэле, все еще стоящей возле костра. Та вопросительно взглянула на брата, ожидая, и вопрос не заставил себя ждать:
– Оказывается и великая Пифия может ошибаться. Как видишь твое предсказание так и не исполнилось – я жив. Надеюсь, сейчас не будет уточнений: мол, еще не вечер и жена в любой момент может меня прибить?
Пифия, придержала развевающиеся от сильного ветра полы плаща, покачала головой:
– Нет, Конрад. Мои предсказания всегда исполняются. Конкретно это предсказание исполнилось ровно два месяца и один день назад. Когда один маленький смешной ангелочек с еще неоперившимися крыльями уничтожила бессердечного Верховного демона, вернув мне моего старшего брата Конрада.
– Вот как?..
– А ты чего ожидал: отрубленных голов и мозгов на стенке? – Чуть более резко чем следовало спросила женщина.
По правде говоря, именно это демон и предполагал, но не признаваться же в этом сейчас.
– Доброго вечера, сестренка, – демон склонился, галантно целуя руку женщине. – Буду рад видеть тебя в замке в любое время.
Конрад вновь вернулся к месту, где оставил любимую. Элли стояла, глядя вдаль на море. Девушка куталась в теплую пуховую шаль. Черное платье разлеталось подолом под порывами осеннего ветра. В руках она теребила черный кружевной платок, стянутый с головы.
Расслабленно спускающиеся крылья едва касались земли, трепеща легким пухом под порывами ветра. Любоваться этим чудесным видением можно было бесконечно.
– О чем задумалась?
– Ни о чем… так… – девушка помрачнела и сказала. – Знаешь это все так глупо. Зачем было мучиться, сражаться – все равно все умрут рано или поздно.
– Пойдем, я тебе кое-что покажу.
– А как же?..
– Не волнуйся, даже если мы ни с кем не попрощаемся, это вряд ли кто осудит.
Магический огонек взлетел в небо, осветив выжженную пустошь, почти ничем не отличающуюся от равнины Проклятого мира. Элли вздрогнула, едва не сорвавшись в истерику. Зачем он сюда привел?
– Это Радужное озеро. Точнее когда-то было. Это все, – он обвел рукой выжженную равнину, – моя вина. Когда ты ушла, я просто перестал себя контролировать от ярости. А результатом стало – это.
– Зачем ты мне это показываешь и рассказываешь?
– Затем, – демон присел на корточки, рукой поворошил песок. В образовавшейся ямке что-то мелькнуло. Элли пригляделась и опустилась рядышком: сквозь сухую выжженную землю пробивался росток. Конрад продолжил. – Новая жизнь всегда пробьется, даже если кажется, что возможности уже нет. А мы – и ты и я, и все погибшие – помогаем этому ростку появиться. Для этого нас когда-то и создали. Мы – воины; спасаем и защищаем. Наказываем и уничтожаем зло. Вы исцеляете, дарите людям и всем другим живым существам свет и надежду. Награждаете светлые души… Дай мне руку.
– Что ты хочешь…
– Просто поверь. Раскрой крылья.
Крылья развернулись так охотно, будто больше слушались приказа темного, а не собственной владелицы.
– Закрой глаза.
Сила – первозданная, читая, ослепляющая вспыхнула падающей звездой. Ослепила, и будто горная река потекла по руслу, проложенному умелой рукой. Дальнейшего девушка не запомнила, полностью отдаваясь восхитительному чувству Силы.
Силы, которая может создавать.
А когда все закончилось, вокруг – насколько хватало взгляда – была вода. Дальше, у самой кромки озерца виднелась молоденькая рощица.
Конрад, поддерживая девушку на весу над водой, улыбнулся в ответ на радостный взгляд. Ощущение было невероятное: опустошенность – от ушедшей до Рассвета силы и при этом ни с чем не сравнимое чувство радости и мощи.
Элли запрокинув голову, глядит в покрытое паутинками созвездий сентябрьское небо. Осенний ветер холодит разгоряченную танцем магии кожу. А под ногами плещется новое Радужное озеро. Интересно, сколько же радуг будет в нем завтра на Рассвете?
Взгляд метнулся на знакомую скалистую гору с водопадом. Там в темноте наступившей ночи, маяком блистал огнями Черный замок.
Сейчас там горит камин, и дымится горячий ужин. Вокруг накрытого стола, неспешно потягивая ароматный чай, сидят верные друзья, которые не бросят и не предадут. Ждут только их: Повелителя и Повелительницу. И будут ждать всегда.
А сегодня – Прощальный вечер. Нужно проводить ушедших.
Она крепче сжала ладонь любимого и сказала:
– Пойдем домой.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 19:59 | Сообщение # 82
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
ЭПИЛОГ

Весенний Манхеттен был уже по-летнему жарким и солнечным. Что тем более удивительно для апреля, когда бывало, что сильная метель покрывала Нью-Йорк толстым слоем снега.
Центральный парк округа – один из самых больших парков этого мира, был великолепен: искусственные озера, аллеи, уютные солнечные полянки, лужайки с густой травой, по которой так приятно пробежаться босиком. Да и развлечения не хуже: игровые площадки, зоопарк и ледовые катки. А на огромной лесной территории можно запросто разместить парочку небольших княжеств.
– Ты не могла надеть что-нибудь более приличное?
Девушка протянула несколько зеленых бумажек цветочнице, принимая из ее рук покупку, и повернулась к недовольному мужчине.
– Оглянись вокруг и вспомни, что в этом мире как раз такое и носят. К тому же платье очень красивое. И, насколько помню, тебе оно тоже очень даже нравилось.
Конрад оглядел фигурку жены в белом полупрозрачном сарафане, сквозь которое явственно просвечивались все изгибы и приятные мужскому глазу выпуклости.
– Мне, да – нравилось, пока не оказалось, что и всем встречным мужикам оно тоже нравится! А точнее они раздевают тебя взглядами!
– Муж, не ной! – Прикрикнула девушка и игриво прищурилась, – А если так ревнуешь, значит надо стараться, чтобы у жены даже мыслей лишних не возникало.
– Хм… тебя не устраивает, как я стараюсь?
Элли только усмехнулась и, привстав на цыпочки, нежно поцеловала мужчину в губы.
Конрад подарив девушке ответный поцелуй, с сожалением оторвался от любимых губ и нахмурился еще больше, глядя поверх ее головы откровенно злобным взглядом на очередного ценителя женских прелестей, посмевшего глазеть на стройные ножки его жены! Во взгляде Повелителя сквозило такое неприкрытое обещание тяжких телесных повреждений вплоть до ампутации некоторых уже ненужных частей мужского тела, что любитель полюбоваться бедрами чужих жен под яростным взглядом демона испуганно съежился и в мгновение исчез.
– И, между прочим, – Конрад вновь повернулся к жене, – нормальные девушки во время отдыха с мужа шубы и драгоценности требуют, а не… горшки с лебедой покупают.
– Что поделать, если лебеда привлекает меня больше, чем побрякушки, – рассеянно отозвалась Элли, внимательно разглядывая летнее кафе. Ангел смотрела внимательно, не отрывая взгляда, одновременно одной рукой выплетала замысловатый пасс.
– К тому же, кто сказал, что мы нормальная пара?.. Хм… На-ка вот подержи, – в руки Верховному демону перекочевал горшок с чем-то кустистым и зеленым. – А если хочешь привлечь мое внимание, лучше сходи, купи мороженого или булочку, а?
– Ты и так скоро будешь как булочка… – улыбнулся мужчина, с облегчением принимая из рук жены вазон. С облегчением, поскольку последняя неделя с точки зрения Повелителя просто превратились в фарсовое шоу «ангелы за феминизм» и «даешь свободу угнетенным женщинам» . И иногда даже представить что именно ангелочек обзовет «закостенелым шовинизмом» не получалось, ибо пути женской логики воистину непознаваемы даже для Первых. Кажется, что плохого в том, что он хочет защитить свою женщину? Да-да, от сквозняков, тяжестей, нервов, жестких подушек и еще десятиметрового списка возможных опасностей и угроз. – Куда ты идешь?
– Снова собираешься меня контролировать? Милый, беременна вроде я, а ноешь постоянно ты!
– Если бы тебя постоянно не тянуло искать приключения на те места, которые приличные леди показывают только мужу, я бы и слова не сказал.
– И куда это меня тянет?! – от души возмутилась девушка.
– Тебе напомнить про медовый месяц? Или про озера Тан-нау? Или «чудесную» экскурсию по Лунному миру?
– Э-э… не надо, пожалуй, – пошла на попятный Элли.
– То-то же. Хотя и не мешало бы.
– Любимый, по-моему, мы уже сто раз говорили на эту тему. Я не больна и не умираю. Я всего лишь беременна. И не надо опекать меня так, словно я эльфийская роза, вянущая от любого прикосновения!
Мужчина недовольно скривился, но промолчал. И то хлеб. Теперь Элли была уверена на всю тысячу процентов и даже больше, что после известия о беременности жен у мужчин просто напрочь сносит крышу. Вспомнить того же Романда впервые узнавшего о будущем отцовстве. Это было – о-о-о!!!
А теперь очередь дошла и до Повелителя… Это шоу побило рекорды Ночи фейерверков. А после того, как Владыку наконец откачали, отпоили и у него наконец включились мозги… Точнее окончательно выключились, как пришлось с грустью констатировать бедной жене, за десять минут выслушавшей лекцию о поведении беременных жен. Точнее список с «нельзя» и «ни в коем случае» .
А поскольку с авторитарным характером Повелителя это грозило перерасти в домашний арест… в замке резко закончилась посуда. Вся. А точнее ее бренные останки слуги собирали по всем углам и еще два дня восстанавливали стекла и витражи.
Три дня скандалов и ругани закончились традиционно: в постели. И стороны как-то незаметно помирились.
Вспомнив пикантные подробности примирения, девушка повеселела, беззаботно отмахнулась от недовольного ворчания мужа и, послав ему воздушный поцелуй, оставила возле мороженщика, а сама через парк двинулась к спрятанному в тени роскошных лип небольшому крытому кафе. Напоследок крикнув:
– Мне, чур, с шоколадом!
Уютное кафе в тени роскошного сандалового дерева манило теньком и холодным фисташковым мороженым. Присев за столик, Элли вытянула гудящие ноги – пятки ныли неимоверно – все-таки Конрад прав, пора умерить норов и давать себе чуть большие передышки.
Беременность протекала на отлично. И лекари Града, совместно с заслуженной мамой – Шанти диву давались великолепному состоянию светлой. Элли беременность пошла только на пользу: ангелочек будто сияла внутренним светом и расцвела окончательно, превратившись в очаровательную молодую женщину. На физическом состоянии это не отразилось никак. Не было ни токсикоза – которым едва не всю беременность мучилась Шанти, ни дикой усталости или вспышек раздражения. Разве что больше обычного хотелось есть и лишний час подремать с утра. И всего-то. А потому превращаться в домашний цветочек, поддавшись гиперопеке мужа, девушка не собиралась.
Элли заказала у подошедшей официантки молочный коктейль и прислушалась к разговору за соседним столиком.
Сидящая рядом парочка начала ссориться, обрывки долетающих фраз вначале были плохо различимы, но общий смысл понятен и так. Обычная ссора, обычных влюбленных. Или уже не совсем влюбленных…
Интонации и тон разговора постепенно нарастают, внезапно парень вскакивает, и едва не перевернув стол, кричит.
– Да! У меня есть другая, что тут непонятного?! Я не люблю тебя.
После чего выбегает на улицу, зло хлопнув дверью. Глаза симпатичной брюнетки мгновенно наполняются слезами, она опускает голову и начинает тихонько всхлипывать. Все посетители кафе с нескрываемым любопытством рассматривают плачущую как редкий музейный экспонат.
Девушка поднимает темные как грозовое небо глаза: в них застыла смертельная тоска, обида, безнадежность.
Элли нахмурилась ой как нехорошо! Не зря ее сюда так тянуло. Тихонько щелкнув пальцами, ангел призвала Силу и, прикрыв глаза, вслушалась. Да-да, иногда чтобы слышать, нужно не просто иметь хороший слух.
«А почему бы и нет? Как он мог – ведь я же для него… Гад! В петлю или наглотаться таблеток… и все. Какая же сволочь. Ну почему я его так люблю-у» …
Совсем плохо! С такими мыслями и впрямь только и остается в петлю залезть.
Прихватив принесенный коктейль, ангел пересела за столик к девушке, изобразив на лице самую радостную улыбку.
– Хороший сегодня денек, не правда ли?
Брюнетка подняла голову, удивленно разглядывая незнакомку: красивая милая девушка с длинными, ниже колен золотистыми волосами, затянутыми в два хвостика и белом льняном сарафане выше колена.
– Не правда.
– Значит обязательно будет.
– Ты не понимаешь?! – Воскликнула девушка, сама удивляясь своей разговорчивости. – Он меня бросил, а я… я его так люблю. Я не смогу без него…
Ее глаза наполнились слезами, кончик носа покраснел и она поспешно схватила салфетку, стыдливо комкая в руке.
– Как тебя зовут?
– Какая тебе разница? – Девушка начала злиться, от стыда за свою слабость, но ярость вдруг растворилась, словно ложка сахара в кипятке. – Джуди.
– Я – Элли. Так что случилось?
Девушка бросает взгляд на руку доставучей девицы – на безымянном пальцем сверкает золотистый ободок обручального кольца с одним единственным камушком.
– Ты все равно не поймешь. Ты-то замужем и у тебя все хорошо, ведь так?
– Ну-у… А ты расскажи.
Джуди уже не плакала, только безостановочно говорила, взахлеб рассказывая новой подруге едва не всю историю жизни. И одновременно на душе становилось так легко и тепло, как никогда и ни с кем раньше.
О том, что в это же время эта смешная, забавная девушка, под видом беззаботной болтовни проделывает сложную и кропотливую работу, убирая с ауры девушки страшные болезненные ожоги ей знать было и не нужно.
– Эля?! – на парковой дорожке показался красивый черноволосый мужчина, помахал девушке свободной рукой. Во второй он держал два пломбирных стаканчика.
Девушка вскочила, счастливо улыбнулась, отчего на щечках появились ямочки и кивнула Джуди:.
– Ой, прости, мне нужно бежать. Не грусти, все будет хорошо. И ты будешь очень-очень счастлива. И встретишь свою половинку. – Твердо произнесла Элли, закрепляя слова заклинанием. – Я знаю это. До свидания!
– Очередная бедная и несчастная? – усмехнулся мужчина, протягивая затребованный пломбир.
– Угу…
– М-да, плохо дело, аура и так в дырах, а она еще и мыслями себя просто убивает. Мой клиент.
– Я тебе покажу твоего клиента! – Взвилась светлая. – Не видишь – я работаю. Работала, то есть.
 
miss_OdairДата: Пятница, 17.08.2012, 20:00 | Сообщение # 83
Лектор
Группа: Модераторы
Сообщений: 1513
Награды: 14
Репутация: 12
Смайл настроения:

Клуб:


Статус: :-(
– Вижу. Но слабовато получилось. «Убеждение» через седьмую константу надо было применять, а закреплять тремя фазами, если уж решила работать с помощью Силы. А это плетение долго не продержится – максимум пару суток.
Элли прикусила нижнюю губку, что свидетельствовало о крайней степени озабоченности. Да, видимо, беременность все-таки влияет на мозговую активность – такой невнимательности она себе уже давно не позволяла. Задумчиво накрутила локон на палец и вдруг хмыкнула, бросая шкодливый взгляд на мужа и на одно мгновение обернулась назад, раскрывая серебристые, ярко засверкавшие под солнцем крылья. Всего на мгновение – зная, что Джуди смотрит им в след – и тут же развернулась обратно, оставив девушку с приоткрытым от восхищения и недоверия ртом.
– Ну как?.. – прошептала Элли, прижимаясь к мужу.
– М-м… работает.
– Ну вот, а ты говорил! – жутко гордясь собой разулыбалась Эля, осторожно проверяя ауру девушки: вместо бурых, отдающих гнилью пятен отчаяния, она светилась золотисто-розовым светом веры и надежды, а страшные дыры, казалось, затягивались на глазах.
Демон покачал головой:
– А ничего что этот мир закрыт?
– Ну и пусть! – Беззаботно отмахнулась девушка. – Главное – результат!
Несколько часов спустя Элли лежала на широкой гостиничной кровати, прижавшись к теплому мужскому телу, обвив ногами бедра мужа и перебирая его жесткие темные волосы.
До кровати они так и не добрались, как и не успели даже полностью снять одежду. Впрочем – что одежда, так…
Как же хорошо! Все-таки в замужестве есть очень даже большие плюсы. И даже первая брачная ночь была чудо как хороша! Она прижмурилась, вспоминая первый раз, и благодарно потерлась щекой о руку любимого. Мужчина удивленно взглянул на девушку, а после понимающе усмехнулся, лег поудобнее, обняв свою маленькую, но такую соблазнительно-прекрасную жену и уткнулся носом в облако пушистых волос, вновь погружаясь в дремоту. Воспоминания о первой ночи весьма кстати кое о чем напомнили:
– Муж, а муж?
– М-м-м?.. – сонно пробормотал мужчина.
– А давай сегодня вновь туда съездим. Пожа-алуйста, ведь завтра мы уже возвращаемся. Вновь погрязнем в делах месяца на полтора, а после я стану шариком на ножках и ты точно никуда меня не возьмешь, а?..
Демон сонно шевельнулся, сползая вниз и пристраивая голову на груди девушки. А рукой обнял ее за бедра, теснее прижимая к себе.
– Мой любимый шарик, я и сейчас тебя никуда не возьму. К тому же, у меня полуденная сиеста.
– Ага-а! А когда я предложила удрать из замка ты рад-радешенек был!
– Чтобы не слушать разгневанные вопли Шанти, гоняющей Романда, еще и не туда смоешься! Бедный парень! Это и первый раз было ужасно! А второй… Беременные женщины это уже страшно, а беременные демонессы – это и вовсе кошмар! Ей рожать через две недели, а она любой фурии сто очков вперед даст. – Лукаво улыбнувшись, он прижался губами, легонько покусывая жену за ушком. – Зато ты у меня просто умница! Или же я тороплюсь с комплиментами и через пару месяцев мне надо будет строить новый замок на развалинах старого?
Девушка хитро прищурилась:
– Кто знает, кто знает…
– Что значит, кто знает?!
– Ну а то и значит. Вот скоро малыш начнет шевелиться и поучать маму. А дети же наследуют от двоих родителей, и вот будет у нас мальчик… весь в папу. Хотя это еще ерунда, главное чтобы он не пошел в отца, если малыш окажется девочкой!
– Ужас, – подумав, честно признал демон, касаясь губами кругленького животика.
– Ну так что? Едем?
– Зайка… Ну куда тебе в положении ехать? Чем тебе здесь не нравится? – Он похлопал рукой по кровати.
Но твердо вознамерившаяся во что бы то ни стало устроить вечерний променад Эля уже выползла из-под мужчины. Его голова брякнулась о матрас и великий и всемогущий Повелитель демонов с тоской проследил за мягкой уползающей «подушкой» . Впрочем, далеко уползать «подушка» и не собиралась. Забралась сверху на мужа, уютно скрутившись в комочек у него на груди и покрывая его лицо и грудь нежными поцелуями
– Так не честно-о! Почему-у?
– Потому-у, – передразнил темный, с удовольствием обводя взглядом обнаженную жену и переходя от слов к делу безапелляционно заявил. – Во-первых, нам и так есть чем заняться…
Разговор откладывался на неопределенный срок…
Вновь к разговору они вернулись только несколько часов спустя, чудесным образом переместившись из постели в ванную и обратно.
– А во-вторых?
Демон, уже подзабывший за приятным времяпрепровождением о чем собственно шел разговор до того как, и что там было за «во-первых» улыбнулся.
– Ладно, поехали. Но имей в виду, до родов это будет последний раз.
Девушка счастливо взвизгнула, прыгнула сверху на демона, осыпая его лицо поцелуями.
– Спасибо-спасибо! Ты самый лучший, чудесный муж на свете!
– Только если ты продолжишь в таком же духе, мы рискуем и вовсе больше никуда сегодня не выбраться. Впрочем, меня перспектива провести с тобой в постели еще пару часов только радует.
Но девушка уже соскочила с кровати, подхватывая одежду:
– Все-все, уже прекратила.
– Жаль…
Придорожная забегаловка, расположенная в штате Аризона возле длинного и прямого как стрела хайвея была ярко освещена. Громкий стрекот цикад в ночном воздухе иногда даже заглушал баритон Моррисона, доносящийся из приоткрытых дверей магазинчика. А сизые клубы сладковатого дыма – явно не от одного табака, а чего покрепче и позабористей, расползались по округе осьминожьими щупальцами.
Элли сделала еще один кружок вокруг кряжистого дуба, терпеливо поджидая отлучившегося мужа. Порисовала носком сапожка замысловатые фигуры и вновь пошла в обход… только на этот раз вокруг магазина – оттуда слышался говор и смех и там явно происходило что-то интересное.
Заглянув за угол, девушка увидела, что из открытой настежь двери вывалилась целая толпа – человек восемь разношерстных мужиков и три девушки. Компания явно навеселе: смеются, отпускают скабрезные шуточки, лапая полуголых девок. Те, впрочем, ничуть не против таких знаков внимания, заливисто хохочут.
Один из последних мужиков: устрашающего вида бородач в черно-красной майке с картинкой разъяренного быка, за шиворот вытащил из кабака худощавого и длинного, словно жердина парня. Бросил на землю. Последовавший за тем дикий, гомерический хохот буквально вспарывает воздух, заставляя примолкнуть даже голосистых цикад.
Одна из полуголых девиц визжит. А собравшиеся вокруг мужики бьют упавшего ногами куда придется: в живот, по ногам и голове. В его горле уже клокочет кровь, он стонет и кое-как пытается прикрыть голову.
Элли от мерзкого зрелища начинает мутить, не выдержав, она выскакивает из-за ненадежного укрытия и кричит:
– Прекратите!
Ноль внимания. И впрямь, еще обращать его на какую-то пигалицу, когда здесь такое развлечение.
«Конра-ад» ?
«Что случилось? Тебе плохо» ?
«Нет. Со мной все хорошо. Только» …
«Тогда подожди одну минуту. Я сейчас» .
До девушки донесся обрывок разговора с продавцом:
– Да, я сказал три пива и пакет молока. Молока! Вы плохо слышите?
Элли вздохнула – связь оборвалась – вновь перевела взгляд на компанию. Лежащий на земле парень уже не двигался. И не выдержала, подбегая ближе.
– Прекратите сейчас же! Вы же его убьете!
Приметный бородач, наконец, заметил взывающую к давно покойной совести девушку и повернулся, оглядывая белобрысую нахалку. А после вразвалочку подошел к наглой малявке.
– И че?
Столь прямолинейный вопрос поставил ангелочка в тупик.
– Ну как «че» ?.. И все. Он же умрет!
– А тебе че? Ты его подружка что ли?
– Н-нет.
– Ну так и вали отсюда.
Для более точного направления, куда именно валить, мужик помогает рукой.
Сжатый кулак летит прямо в лицо и Элли, пискнув, пригибается, пытаясь увернуться от удара.
Одновременно раздается хруст ломаемой кости и дикий вопль боли. Осторожно приоткрыв глаза девушка видит вопящего «быка» , который сидя на земле прижимает к груди сломанную в двух местах руку.
Разъяренный демон уже страшно само по себе. А уж демон, на чью женщину кто-то посмел покуситься, опасен вдвойне.
– К-конрад, я в порядке. Не надо…
Стойка от дорожного указателя, вырванная с корнем в секунду оказалась разломанной на три части. Самая длинная и тяжелая часть – металлический брус протяжно свистнул в руках демона, вспарывая сухой воздух. Текучие движения хищника на охоте завораживали и пугали до икоты. Шаг, легкое движение и нога одного из парней ломается будто сухая ветка, еще движение – металлическая палка встречается со спиной другого, а сам он падает кулем на землю. Даже не остановившись, демон трансформируется на ходу – глаза темнеют, раскрываются черные будто расплавленная и застывшая смола крылья.
При одном взгляде на появившегося монстра люди побежали. Кто-то сбежал сам, кого-то успели уволочь более удачливые друзья, а кто-то уполз, стараясь не стонать в голос от боли и ужаса.
Демон отбросил уже ненужную железку и повернулся к жене. Испуганная, но пытающаяся не показать виду девушка, выпрямилась, смущенно кашлянула и, как подобает леди, застенчиво сказала:
– Я тебя внимательно слушаю.
– Это я тебя слушаю! Какого хрена ты ввязалась в уличную разборку? И после этого ты будешь обзывать меня рогатым плесневелым шовинистом и возмущаться, что я не хочу тебя никуда выпускать?! На минуту оставить нельзя, чтобы на исходе второй не вытаскивать тебя из центра драки или из жерла вулкана!
«Да… с вулканом, конечно, был перебор» , – мысленно согласилась девушка, осторожно почесывая ягодицы. Воспоминания о вулкане и последовавшей за ним экзекуции, а точнее мужском колене и оч-чень качественно ремне, были крайне неприятными.
Единственный раз, когда темный посмел поднять на нее руку.
После этого они два дня не разговаривали, старательно игнорируя существование друг друга. Первым мириться пришел темный…
– О себе не думаешь, так хоть бы о ребенке побеспокоилась.
О-о! И снова и опять. А что будет, если он узнает, что это мальчик! Ужас! Как пить дать, запрет в са-амую высокую башню под стражу… Ну и ему же хуже! Пусть после побегает по мирам – половит!
Вот хорошо Шанти. Как она сказала – так и будет. Да и дочурка от мамочки не отстает, без зазрения совести просто свивая из папочки веревочные буртыли. А уж с рождением сына…
Единственный способ, которым можно было примирить Повелителя с беспокойным ангелочком, был один. Точнее – два. Но не на людях же!
Элли приложила ладонь ко лбу и драматично прошептав: «Ох, что-то мне не хорошо» … сползла в «обморок» . Упасть на землю ей, конечно, не дали. Еще в начале падения демон молниеносно подхватил любимую на руки, крепко держа маленькую фигурку.
– Симулянтка, – вздохнул уже успокоившийся Конрад целуя любимую в губки. Предварительно не забыв проверить ауру беспокойной женушки и удостовериться что с ней и ребенком действительно все в порядке. Губы девушки непроизвольно расползлись в самодовольной улыбке и она, не открывая глаз, потянулась к мужу, даря ответный поцелуй.
– Ты же говорил, что этот мир – закрыт! – возмущенно ойкнула девушка, оцарапав язык об острые клыки демона. А открыв глаза, с не меньшим возмущением заметила черные крылья Владыки, которые он так и не соизволил убрать. – И мы не можем здесь раскрывать свои сущности.
– Хм… а твои крылья днем не считаются?
– Ну… так я на секундочку же. И ради благого дела.
– А у меня с твоей «секундочки» уже проценты накапали. – Передразнил темный. – И что может быть блаже, чем спасение сирых и убогих и наказание злых и нехороших дядек?.. Как ты там говорила? Главное результат?
Демон оглянулся на шорох, увидев как избитый бандой парень с ужасом смотрит на демона и… падает в обморок. Это же заметила и Элли. Сползла на землю и, присев на корточки, осторожно похлопала жертву слабых нервов по щекам, пытаясь привести в сознание.
– Ну вот, – укоризненный взгляд синих глаз остановился на демоне, – ты его тоже напугал.
– Да брось ты его.
– Но он ведь без сознания! А если его кто-нибудь убьет или ограбит пока он в таком состоянии? Вот зачем ты так?
– Солнышко, поверь это «несчастное бессознательное» – такой же мой «клиент» , как и удравшие. Абсолютно такой же преступник и вор, только что-то не поделивший со своими. А у тебя просто талант собирать под свое серебристое крылышко негодяев и подлецов.
– И тебя в том числе?
– Можно и так сказать. И кому как не мне лучше знать, что подействует на наркоманов под кайфом, в том числе и на этого. Может хотя бы головой начнет думать, а не другим местом. А если хочешь, чтобы он очнулся…
Мужчина подошел и хорошенько потряс незадачливого парнишку в воздухе, отвесив пару затрещин. Парень несколько раз бестолково трепыхнулся в воздухе и открыл глаза, с ужасом уставившись на Повелителя.
– Ты понял кто я?
– Д-да…
– Ну так вот, если не хочешь, чтобы мы еще раз встретились – особенно после смерти, – глаза демона заволокло черной пленкой, а из-под верхней губы показались острые будто иглы клыки, – то ты знаешь что нужно, а что НЕ нужно делать. Пошел вон.
Элли поджав губы и уперев руки в бока являя собой памятник скорби о несовершенстве Вселенной и попранного благородства молча смотрела на улепетывающую жертву демонского произвола.
Конрад взглянув на личико любимой, расхохотался.
– Как же ты хороша, когда сердишься! Правда, напоминаешь дорвавшегося до халявы хомячка.
– Кто? Я-а-а?! Это еще почему?!
– Желтая и надутая.
– Я золотистая! И вообще, – девушка фыркнула, разворачиваясь на каблучках и подхватывая оброненный на землю шлем, – кто последний – тот моет посуду!
Демон, которому в последний раз и выпала эта весьма сомнительная честь, дважды упрашивать себя не заставил – повторять неудачный опыт домохозяйствования он не собирался. Впрочем, девушка уступать тоже была не намерена.
По ночному хайвею наперегонки мчались два мотоциклиста. Порталы моргали прозрачно-синими окошечками, каскадом открываясь один за другим перед двухколесными машинами и создавая иллюзию полета по причудливой изогнутой трубе.
Первый, массивный гонщик держался уверенно и легко, второй же – чья маленькая хрупкая фигурка льнула к рулю, едва не распластался на массивной Ямахе. Однако малый почти невесомый вес, придавали мощной машине маневренность, позволяя ловко лавировать и ускоряться. Мигающие впереди порталы сворачивали пространство и укорачивали дорогу, приближая гонщиков к цели.
Мотоциклисты нос к носу, не уступая друг другу ни на дюйм, съехали с эстакады и помчались по растянувшейся на километры пустыне. Пыль из-под колес растянулась на сотни метров и на фоне чернильного неба казалась белым свадебным шлейфом.
Конец пути.
Взвизгнув тормозами, массивные машины наискось проехались, прочертив борозды в земле и замерли на краю каньона, обрывом протянувшегося на сотни километров вниз и по обе стороны горизонта.
Огромное пространство Большого Каньона, заполненное беспорядочными скоплениями утесов-останцев, имеющих самую причудливую форму казалось сказочным застывшим королевством: пагоды, пирамиды, башни и крепостные стены из чередующихся желтых, розовых, красных и коричневых полосок. А далеко-далеко внизу мчатся красно-коричневые воды Колорадо.
Девушка первой выскочила из седла и «осалив» железную лошадку мужа оказалась у обрыва. На пару секунд задержалась, поджидая любимого.
У края пропасти они оказались одновременно. Вместе расправили крылья в восхитительном, будоражащем кровь падении.
Крылья расправились: серебристые и чернильные и две фигурки взлетели в небо, сплетаясь в извечном танце единения двух стихий.
Это было только их время.
Час перед рассветом, когда одна половина неба уже розовая, а вторая еще чернильно-синяя, когда до восхода солнца остаются еще восхитительные полчаса свободы.
 
Форум » Ваши произведения » Собственные произведения » Марина Ружанская. Расправить крылья
Страница 6 из 6«123456
Поиск:


Бесплатный хостинг uCoz
Design by Stuff Studio